Как заработать easy money на олдтаймерах?

Знать бы, где упадешь, соломки бы подстелил.

Шел 2004 год. Мы с моим приятелем Ваней Шишкиным волею судеб оказались в глухом бельгийском местечке. Кабаны кругом да олени. Но кроме фауны класса бенилюкс был там авантажный дедок, а в гараже у него — сонм музейных автомобилей.

Дед был стар, сед и зверски богат. Из той породы европейцев, деньги которых никогда не считает Forbes, потому что и посчитать их нельзя. Это старые деньги, веками лежащие на банковских счетах. Непубличные, молчаливые, а их обладатели — люди интеллигентные в нашем мутном российском понимании этого слова. Типа образованный, эрудированный, воспитанный, приятный в общении, ненавязчивый и обладающий безупречным вкусом. Жил дедок в большущем замке и ездил на двадцатилетнем седане Bentley Mulsanne шоколадного цвета. Нам же дедок обещал отдать решетку радиатора от Паккарда 1924 года, а заодно показать свою коллекцию.

Звали его мсье Кумбс, можете погуглить — и узнаете многое. Внешне он напоминал Джеки Стюарта, если бы Стюарта обучить на физика-ядерщика и сделать поскромнее.

Встретились мы в бельгийском городе Хассельте, на той самой площади, где у любителей шоколада обычно случается столбняк.

На наш вопрос по телефону о том, как мы его узнаем, дедок лишь ответил, что узнать его легко. Оказалось, и правда легко: от него так и перло деньгами, даже на фоне небедных граждан Бельгийского королевства, у которых средний размер банковского депозита — 175 тысяч евро на нос. Это считая вместе с малолетними детьми и хроническими алкоголиками.

После традиционного обмена любезностями в виде решетки от Паккарда с его стороны и полукилограмма черной икры с нашей дедок предложил нам проследовать в закрома.

В огромной старой конюшне на задах его замка (а от ворот до нее надо было ехать минут пятнадцать по скрипящей красным гравием дорожке) хранилось штук сто автомобилей. И каких!

Часть из них мы с Шишкиным видели до того только на картинках. Похожий на карету Daimler 1885 года или сносящий башню Duesenberg SJ тридцать четвертого года — обтекаемый, красивый и столь любимый американскими гангстерами за немыслимую по тем временам для дорожной машины максимальную скорость в 217 километров в час. И еще всякое разное.

На фоне всего этого великолепия, поголовно в состоянии «лучше чем с завода», в углу сиротливо притулился Porsche 959 с битым левым передним крылом и слегка скособоченной передней подвеской. Дедок, владеющий кроме фламандского и французского еще английским, немецким и даже русским, хотя и не в совершенстве, ответил, что сей красный автомобиль принадлежал ранее Борису Беккеру, был им цинично попорчен и попал в коллекцию дедка в качестве доплаты за что-то гораздо более ценное. И что нынче этот «девятьсот пятьдесят девятый» продается, потому как мещанину не место во дворянстве. Почем? Оказалось, за пятьдесят тысяч долларов.

Мы с Иваном вышли на свежий воздух — и быстро пришли к консолидированному выводу, что этот битый Porsche нам нафиг не нужен.

Это я к чему? К тому, что можно, конечно, прожить эту жизнь и идиотом, что нам с Иваном пока что неплохо удается. Но если бы еще немножко мозгов, если бы в 2004 году мы купили тот «девятьсот пятьдесят девятый» Porsche Бориса Беккера с пробегом в 5300 километров, то сегодня легко бы продали его за 1,3 млн. Еще раз, прописью: за один миллион и триста тысяч евро! Это 2600% прибыли. За двенадцать лет. Изи мани.

Мозгов с возрастом больше не становится. Зато прибавляется опыта.

С тех пор я многократно проделывал следующий экзерсис: за сумму примерно в 19—20 тысяч долларов дистанционно (обычно через интернет) на различных аукционах в Америке приобретаю купе Ford Mustang 1966—1968 годов (это как в фильме К-9, если кто смотрел). Стараюсь находить с открытым кузовом и в состоянии «под реставрацию». Переправляю их в Европу — и везу нашим литовским братьям на восстановление. Братья старательные, умелые и недорогие. И быстрые, как это ни странно. Доставка кораблем в Клайпеду, перевозка из Клайпеды в Бирштонас, постановка машины на учет в Испании (а поскольку автомобиль уже историческая ценность, то налогов на него нет) обходятся мне примерно в четыре с половиной тысячи евро. Стоимость реставрации, конечно, зависит от состояния, но обычно это еще примерно десятка. Итого около 30—35 тысяч. А цена хорошо сделанного Мустанга в Германии или в Испании — около шестидесяти тысяч, причем время экспозиции перед продажей максимум месяц. Так что примерно полгода делов на все. С доставкой, реставрацией и продажей.

Можно ли попасть? Можно. Например, при покупке напороться на совсем уж шлак: машины-то не видишь, а жулья везде хватает. Можно не найти быстро купца. Можно нарваться на нерадивого литовца. Бывает всякое. Но только за этот год я купил, сделал и продал девять таких Мустангов и еще пару Корветов семидесятого года. Так что пока в плюсе.

Есть ли другие варианты нажить easy money на машинах в Европе? Есть. Можно, например, покупать старые автомобили в странах, которые накрылись экономическим коллапсом, типа Венесуэлы или даже Бразилии. Машин там полно, хотя имеются сложности с тем, чтобы их вывезти да еще и самому выжить. Тем не менее все это вполне легально и реально. А можно тащить автомобили и из России! Купить, например, в Москве банальный Mercedes 500 SL в двести тридцатом кузове какого-нибудь 2005 года за миллион—полтора рублей, чтоб свежий и с небольшим пробегом, вывезти его в Германию, поставить там на учет — и подождать пару лет, пока машина начнет стоить тысяч эдак шестьдесят евро. Можно сейчас купить пару Ferrari 430, цены на которые сильно упали в связи с выходом модели 488 (вообще-то, Ferrari начинают дешеветь, когда становятся «пару моделей назад», но затем, когда уже «четыре модели назад», снова дорожают). Можно покупать американские кабриолеты конца 60-х или начала 70-х и сдавать их в аренду для модных фотосессий и свадеб. Вариантов масса. Важно не лениться, порыться в сети — и въехать в рынок. Поле непаханое! Только не вздумайте играть на последние: рецепта со стопроцентной гарантией не существует.

Важно понимать вот что. У людей есть средства, которые они, естественно, хотят преумножить. Депозит в Европе — это максимум один процент годовых, а то еще и с тебя будут брать средства за хранение. Картину или скульптуру легко подделать, что и заметно по постоянным скандалам после аукционов Sotheby’s, несмотря на экспертов и прочие проверки. Значит, наиболее надежным вложением остается недвижимость и автомобили. Недвижимость подделать нельзя, машину теоретически подделать можно, но это сложно, дорого — и легко проверяемо. При этом старые автомобили, почти все, постоянно дорожают. Да, с бухты-барахты разобраться в этом деле непросто. Но можно. И вот вам несложный, интересный и прибыльный бизнес.

Рассказать друзьям
Авторевю №22
Авторевю №22
Весь анонс
<