Скудерия пакует вещи? Уход Ferrari из Формулы-1 возможен

Скудерия пакует вещи? Уход Ferrari из Формулы-1 возможен
Автоспорт | 23 декабря 2017
Фото: команды-участницы

Формула-1 притихла и спокойно готовится к католическому Рождеству. Единственное событие, которое могло (и должно было!) состояться, – объявление второго пилота команды Williams. В любом случае это была бы сенсация, потому что еще пару месяцев назад ни одного из двух сегодняшних кандидатов в команде Клэр Уильямс и Падди Лоу мы и представить себе не могли. Но новость не состоялась, обещание «назовем пилота еще перед Рождеством» команда невозмутимо сменила на «ждите до января». Тут же появились две противоречащие друг другу «подпольные» новости, явно исходящие из двух разных лагерей. По одной из них наш Сергей Сироткин уже подписал контракт на весь сезон. По другой — подписал как раз поляк Роберт Кубица, но почему-то только на семь гонок. Вряд ли стоит верить хотя бы одной из версий: Williams явно ищет компромисс, желая заполучить все те спонсорские деньги, которые могут собрать оба претендента.

На фоне всего происходящего очередное заявление Ferrari о том, что Скудерия может покинуть Формулу-1, было воспринято как некое дуновение ветра. Никто к нему серьезно не отнесся. А если кто и прокомментировал, то в духе: да куда они уйдут? Непонятно, кто больше от такого ухода пострадает: Формула-1 или сама Скудерия. «Какая ж песня без баяна…» — как в свое время доносилось из советских радиоточек.

Однако песни без баяна бывают. Редко, но бывают. Группа Deep Purple, к примеру, в свои золотые годы состояла из замечательных музыкантов, но ни одного баяниста там не было. Зато был гениальный гитарист Ричи Блэкмор — и любому поклоннику группы было ясно, что без него перплы просто обречены на загнивание. Точно так же, как Формула-1 без Ferrari. Мы живем спустя несколько десятилетий после той золотой эры, мы знаем историю. Блэкмор дважды уходил из группы. Один раз она без него развалилась, но тем не менее до сих пор выступает. Без Ричи.

Да, президент Ferrari Серджио Маркионне оказался в положении мальчика, который третий раз кричит «волки!», — и никто уже не боится, не верит ему. И зря, между прочим. Мне и самому возможность ухода Ferrari казалась нереальной до тех пор, пока я не задумался о ней всерьез. Не бывает ничего вечного! Нам было сложно представить Формулу-1 без Экклстоуна. Казалось, что Берни был на своем посту всегда. Но вот он в отставке — и все как-то движется без него.

Резкие заявления Маркионне прозвучали в мирной обстановке на рождественском обеде в Маранелло — можно сказать, возле елочки. На снимке Серджио запечатлен в компании сохранившего за собой пост главы формульной команды Маурицио Арривабене и технического директора Скудерии Маттиа Бинотто (справа)

С Ferrari еще круче: по поводу нее ничего не кажется, она действительно была в Формуле-1 всегда! И руководитель Скудерии, который положит этому конец, рискует пожать лавры Герострата. Но к угрозам Маркионне тем не менее надо относиться серьезно. Почему? Потому что сегодня во главе Формулы-1 стоит человек, мягко говоря, не совсем вошедший в курс ее реалий и традиций. То, что очевидно нам с вами («какая ж зорька без росы?»), абсолютно не понятно американскому бизнесмену, который верит не в традиции, а в успешные бизнес-проекты и маркетинговые исследования. Маркетологи, безусловно, подсказали Чейзу Кэри, что популярность Ferrari больше, чем остальных команд, вместе взятых. Но подсказали и другое: в Формуле-1 командные симпатии вообще мало распространены, болеют за конкретных пилотов, личностей.

Для Экклстоуна была очевидна особая роль Скудерии в популярности Формулы-1. Поэтому специальная выплата «за исторический вклад», которую получали в Маранелло, была больше, чем у всех остальных. Теперь поставлен вопрос о ликвидации «несправедливости» — и это одна из причин, по которой Ferrari грозит уходом. Об этом не очень охотно говорится вслух, но Ferrari без этих денег будет сложно, особенно учитывая грядущий переход на новые силовые установки в 2021 году.

Тем более что сами эти установки итальянцам очень не нравятся. И дело тут вовсе не в техническом упрощении и удешевлении, делающих Формулу-1 похожей на NASCAR, как говорит Маркионне. Просто если основные параметры ДВС оставят теми же, изменив лишь систему рекуперации, — то преимущество, которое есть сегодня у Мерседеса, сохранится. Согласиться на эти условия для Скудерии означает заранее смириться с положением догоняющих.

Популярность Скудерии так велика, что ее не подорвет даже временный уход из Формулы-1

Между тем Формула-1 Ferrari не так уж и нужна! В маркетинговом смысле уж точно. Звучит странно, но это так. Toyota или, скажем, Jaguar сегодня никак не ассоциируются с Формулой-1, хотя не так давно и выступали здесь. Если в очередной раз уйдет, к примеру, Renault, то и участие французской фирмы в чемпионате отойдет в область статистически-историческую. Но Ferrari настолько легендарна, что сегодня уже не столь важно, выступают там ее представители или нет. Скажешь «Ferrari» — и сразу представляются великие гонщики былых лет, от Фанхио до Шумахера. Участие в Формуле-1 еще лет пятьдесят будет сказываться на продажах дорожных машин Ferrari, даже если Скудерия не выйдет на старт следующего чемпионата!

Мы-то, разумеется, знаем, что она выйдет. И надеемся, что навяжет Мерседесу реальную борьбу за титулы. Но Маркионне предупреждает: думать, что Маранелло блефует, — значит, играть с огнем! Уход Ferrari в ближайшие годы очень нежелателен, но он возможен. На нынешних условиях, предложенных Liberty Media, Скудерия участвовать в чемпионате не хочет, и она надеется их изменить.

В свое время группа команд угрожала Международной федерации автоспорта и ее президенту Балестру уходом из Формулы-1. Итог? Никто никуда не ушел. Но пробивной бизнесмен Экклстоун и молодой юрист Макс Мосли, стоявшие во главе «бунтовщиков», своих целей добились: Балестра свергли.

Много лет спустя автопроизводители, участвующие в Формуле-1, угрожали уже Экклстоуну и Мосли. Они требовали отмены «двойного» регламента с послаблениями для команд, добровольно ограничивших бюджеты. И самой яркой фигурой среди «бунтарей» нового поколения был глава Ferrari Лука ди Ментедземоло, угрожавший устроить альтернативную гоночную серию. Итог? Никакой новой серии не появилось. Но своих целей протестующие добились: новые команды «поколения Мосли» так и не стали им конкурентами, потому что благосклонного к ним регламента не приняли.

На сей раз кризис будет локальным: Ferrari не удалось собрать вокруг себя значительную оппозицию владельцам чемпионата. Пока, во всяком случае. Но в Формулу-1 возвращают марку Alfa Romeo, для начала в качестве спонсора команды Sauber — что уже наводит на размышления. Разговоры идут и о возвращении марки Maserati, но вряд ли знаменитым трезубцем будут промаркированы машины команды Haas. Скорее, именно Maserati может стать еще одним инструментом давления на нынешних владельцев Формулы-1.

Разумеется, в полноценный уход Ferrari с закрытием фабрики в Маранелло и потерей ценнейших гоночных технологий ни один разумный человек не поверит. А вот переименовать Скудерию в Maserati… Да, временно. Да, с ущербом для статистики. Но сколько потеряет Формула-1 на продаже кепок, маек и флажков? Какими словами будут поминать болельщики «понаехавших американцев», лишивших их любимой команды? Формула-1 пострадает больше, чем Ferrari! Вот такой сценарий реалистичен, поэтому он поможет Скудерии добиться своих целей действительно эффективно. И реализован не будет, потому что угроза сработает.

Важно только, чтобы Росс Браун все-таки растолковал Чейзу Кэри, почему без Ferrari Формуле-1 будет плохо.

Рекомендованные статьи