Бентли против Бэнтли: почему Bentayga не победила в нашем тесте?

Для тех, кто пропустил. В минувшие выходные на Youtube-канале Авторевю появилась видеоверсия сравнительного теста дорогих внедорожников из АР №15—16 этого года. Видеосъемка велась в середине лета, параллельно с испытаниями на полигоне, которые для печатной версии делал Юра Ветров вместе с командой наших экспертов.

Цейтнот, поломки, погода... В общем, все как обычно. Видеорепортаж пролежал на монтажном столе еще две недели после выхода «бумажного» теста, хотя съемку мы делали до подсчета итоговых баллов.

Но вот ролик наконец на «трубе» — и вроде бы он даже кому-то интересен (40 тысяч просмотров за первые сутки). И комменты, комменты...

Я не удержался, стал читать.

Вот как думаете, что больше всего взволновало зрителей? Разница в цене испытанных автомобилей? Или то, почему Bentley даже в оценках за динамику не превзошел Audi? А может, то, как неожиданно сдался Range Rover?

Ага.

«Бентли», — сказал я в кадре. И мужики тут же поправили: нужно, говорят, произносить через «э», «Бэнтли»!

Их там уже три сотни. Холивар, священная интернет-война с безграмотностью!

Если послушать англичан, то они действительно «экают» — у них это однозначно Бэнтли. Однако еще они говорят «бэнтэйга», «ландэн», «лэнд-роувэр» и «джэгъюар». В то же время основателя компании по-русски принято именовать сэром Бентли, равно как и других обладателей старинной британской фамилии.

То есть все-таки «бе-е-е»?

А как же тогда секс, рейтинг и Пепси?

Правда заключается в том, что единого варианта не существует. Я поискал объяснения у лингвистов, но сходятся они на том, что наш язык весьма неохотно переваривает заимствованные иностранные слова. То есть переваривает, но не все и не сразу. По нормам русской фонетики, согласная перед «е» должна звучать мягко, поэтому у нас есть «пенсия», «демократия» и «технологии». Просто наш язык уже переварил и русифицировал эти иностранные слова. Так же как «телевизор», «рекламу», «метро» и «сенсацию». А вот секс, прогресс и стресс — еще нет. И подобных парадоксов сотни, в том числе и среди автомобильных брендов... Или брэндов?

Land Rover, BMW, Opel, Peugeot и даже Hummer окончательно перемолоты русским языком на свой лад. Mercedes и Renault — еще не до конца. А Bentley, очевидно, встал поперек горла.

Вот серьезно, мне по-прежнему кажется, что нет совершенно никакой разницы — Бентли или Бэнтли. Лично мне в этом плане очень симпатичны взгляды кандидата исторических наук Андрея Родионова, который много лет работает PR-директором фирмы Mercedes-Benz в России. Он принципиально не насаждает грамматической муштры: «Какая разница, Мерседес, Mercedes или Mercedes-Benz, если всем понятно, какой это автомобиль?»

Вот и я так думал, поэтому произносил название Bentley так, как удобно, — по-русски. Похоже, зря. Раскололась даже наша редакция: мягкий «бентли», говорят мне коллеги, режет слух, да и вообще звучит комично. То есть «лексус» — не смешно, а «бентли» — смешно.

Ну да ладно, зато я, кажется, окончательно понял, почему Bentley проиграл в нашем тесте. Дело ведь именно в этом — в мягкости. У Bentley недобор баллов за плавность хода, хотя соплатформенник Audi Q7 в этом смысле почти безупречен. Теперь я почти уверен, что в Крю так сделали неспроста.

Мягкий, невесомый и комфортный Bentley Bentayga наверняка громил бы соперников в журналистских тестах, но воспринимали бы всерьез такой автомобиль сами клиенты? Получился бы «Бентли» — а это, как учат меня комментаторы, несолидно, не по-пацански.

Увесистый и жестковатый «бэнтли» — другое дело. Произносишь это имя, немного оттягивая челюсть, — и чувствуешь, как сам становишься чуть больше, наполняешься значимостью.

Бэнтли Бэнтайгу будут уважать на дороге. Без бэ.

Рассказать друзьям
Авторевю №21
Авторевю №21
<