Михаил Подорожанский и Alfa Romeo Giulia

Фото: Михаил Подорожанский | компания Alfa Romeo

Alfa Romeo Giulia — первый автомобиль, выпущенный в рамках очередной программы очередного возрождения хронически убыточной марки. По словам исполнительного директора альянса FCA (Fiat Chrysler Automobiles) Серджио Маркионне, к 2018 году на рынок будет выведено восемь новых моделей, а объем выпуска достигнет 400 тысяч машин в год. Еще более амбициозная цель — обосноваться в премиум-сегменте столь же прочно, как BMW, Mercedes или Audi. На развитие отделения Alfa Romeo альянс готов потратить баснословные пять миллиардов евро! Это чуть больше той суммы, что потребовалась на установление 100-процентного контроля над корпорацией Chrysler...

Смотрите, какая красавица!

Хорошо, пусть не мафия, но ­семья-то — святое, бессмертное. И я представил диалог на палубе отошедшей из Палермо яхты.

— Послушай, брателло Сильвио, ты же слышал, что немцы просят руки нашей сестры. Приезжали из Мюнхена, из Вольфсбурга. Были и американцы. Я их, конечно, послал, но они опять придут... Ты ведь тоже не хочешь, чтобы наша сестра отправилась на панель? Кредитная линия на десять миллиардов.

— Брателло Серджио, не я ли тебе твердил, что хватит играть на акциях, а пора заняться производством? Ты спросил моего совета, когда регистрировал компанию не в Италии, а в Голландии? Нет. А ты спросил меня, нужно ли открывать штаб-квартиру в Лондоне? А сейчас вот пришел. Тебе ли не знать, в какой глубокой заднице экономика Италии, а ты вдруг решил вытянуть десять миллиардов. Я и десяти миллионов не наскребу.

— Ты еще водишь делишки с этим электриком, Марелли? А парни, что сидят на алюминии, сдержали обещание быстрее спустить на воду новую яхту? Пригласил бы. Нам понадобится много электроники, много алюминия. И позови полицейского дона. Я покажу, какую мы слепили красотку для его карабинеров. В прессе, кстати, писали, что ты завязал с панамскими офшорами, но злые языки...

— Три.

— Семь.

— Пять.

— Сильвио, это будет лучшая Альфа, тебе понравится. И не забудь передать этот букет дочери. Как ты смотришь на то, что следующую Альфу мы назовем Марией?

Я несусь на Джулии по гоночной трассе фирменного (теперь уже фиато-крайслеровского) полигона Балокко, ошибаюсь, едва не вылетаю в «шпильке», но заставляю себя не бояться затяжного заноса в более пологой дуге — и улыбаюсь. Все обойдется. Это ведь Италия. Даже несмотря на странный поступок организаторов.

Заезды начали с того, что посадили журналистов справа, а за руль — пилотов-испытателей. Сначала, мол, мы вам покажем, на что способна Giulia Quadrifoglio, а уж затем вы сами. И они показали! Причем каждому журналисту надели на запястье онлайн-измерители пульса, данные записывали — и, похоже, гонорар пилотам пообещали начислить в зависимости от числа ударов ушедшего в пятки сердца. А вот теперь — за руль! Даже странно, что за вчерашним ужином альфовский пиарщик тихо пожаловался: в предыдущие дни журналисты разбили пару машин, но в вашей-то группе, надеюсь, опытные ребята...

Я упиваюсь Джулией — и жалею лишь о том, что не удалось загодя поездить на автомобилях, которым в очередной раз попытается утереть нос новая Alfa: Mercedes-AMG C 63 S и BMW M3 (или M4, но у него на пару дверей меньше). Сейчас мне кажется, что Giulia едет божественно. Я уже не боюсь, что перевод настроек адаптивных амортизаторов, акселератора и электроусилителя руля в режим Race повлечет еще и полное отключение системы стабилизации, — она не придет на помощь, даже если я панически наступлю на педаль тормоза. Я удивляюсь и радуюсь тому, что даже на экстремальной версии Quadrifoglio с 510-сильным битурбомотором V6 они оставили шестиступенчатую механическую коробку. С ней мне как-то проще, привычнее, чем с нарочито большими подрулевыми лепестками на таких же машинах, но с восьмиступенчатым «автоматом» ZF. К тому же с «механикой» Giulia «легче на передок»: более темпераментна, подвижна. Забавно, что с просьбой оставить на самой мощной версии механическую коробку обратились дилеры из США: там это особый шик, дело чести, чтобы спортивный автомобиль был только со «стиком». А желание американцев — закон: после двадцатилетнего отсутствия Alfa Romeo возвращается, уже запустив на разогрев купе 8C и среднемоторные двухдверки 4C.

Даже двухцветный интерьер — с отпечатком основательности средневековых городов-крепостей. Но спроси меня, что именно запомнилось, и я скажу про кнопку Start/Stop на руле

Можно еще кружок? Кажется, с заносами даже быстрее. Bella macchina!

Когда я спросил кого-то из альфовцев про объем багажника, тот посмотрел на меня с сожалением: «Тебя это действительно интересует?»

Конечно, нет.

И все же облик не вызвал того щенячьего восторга, как в свое время Alfa Romeo 156, а затем и Brera. О да, Giulia красива и гармонична. Но это не прима на сцене, что быстрой ножкой ножку бьет, а сидящая в партере генеральская жена. Джулии недостает грации, она не струится. И, лишь заглянув в описание, ты узнаешь, что весит Giulia немногим более полутора тонн — и по энерговооруженности, по соотношению мощности и массы она лучше, чем Mercedes-AMG C 63 S (те же 510 сил — и на тонну приходится 308,2 л.с.) и BMW М3 (431 л.с., 276,3 л.с./т, а у Джулии — 322,8 сил на тонну). Алюминиевые двери, капот, колесные арки, почти все элементы подвесок и новые моторы, причем это касается и дизельных «четверок» (2.2, 150 или 180 л.с.). А карданный вал и вовсе из углепластика.

Карданный вал...

Приглушенная графика мультимедийной системы и матовая поверхность монитора — в духе military. Это расходится с чувственной внешностью, но хотя бы внушает надежду, что какое-то время электроника поработает нормально

Вот он, вопиющий прокол дизайнеров: Giulia молчит о главном, о том, что, в отличие от предшественниц, у нее зад­ний привод! Ей бы чуть пониже и чуть подлиннее линию капота, ей бы чуть больше стремительности.

Мамма миа, задний привод... Ну-ка, навскидку, кто назовет хотя бы одного более-менее «тиражного» производителя, который перевел бы свои среднеразмерные модели с переднего привода на задний (обратных примеров пруд пруди)? Ах да, на рубеже веков на такой шаг решился Cadillac, совместив переход на задний привод с трехбуквенной индексацией новых моделей, отчего после неловкой секундной заминки приходится переспрашивать, о каком именно Кадиллаке идет речь. Как же, стабильный успех немецких производителей подводит маркетологов к мысли, что задний привод — чуть ли не главная примета премиум-сегмента.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Вы можете использовать деморежим подписки: просто зарегистрируйтесь на сайте — и вам будут доступны 3 просмотра платных статей

Рекомендованные статьи