Репортаж с фабрики по реставрации автомобильного антиквариата

Репортаж с фабрики по реставрации автомобильного антиквариата
Ретро | АР №2 2011
Фото: Сергей Мамин | фабрика Самоходъ

Фабрика по реставрации автомобильного антиквариата? Звучит так же странно, как «мастерская по изготовлению искусственных спутников земли». Между тем, реставрационная фабрика Самоходъ уже несколько лет работает в Краматорске - и снискала уважение среди серьезных коллекционеров. Неужто «самоходовцам» и впрямь удалось поставить реставрационный процесс на конвейер?

- Что-то вы припозднились - уже девять утра. Рабочий день на фабрике начался два часа назад, но и заканчиваем мы в четыре после полудня - у работников остается вечернее время на семью и отдых. У жителей Краматорска привычка рано вставать- в крови, город ведь индустриальный. И это не единственная особенность Самохода. Впрочем, сами все увидите. Но сначала заскочим-ка к ювелиру!

Олег Захаренков - один из тех, кто начинал работать с основателем фабрики Игорем Жемовым много лет назад. Во многом именно благодаря ему Самоходъ «широко известен в узких кругах» - среди реставраторов и почитателей старинной техники. Формально в его ведении находятся «связи с общественностью», но Олег занимается массой дел - начиная от поиска редкостных автомобилей и заканчивая координацией рабочих процессов между фабрикой и ее смежниками.

Когда мы приехали, на фабрике как раз взялись за очередной мотор лимузина ЗиС-110. Обратите внимание на расположение впускного и выпускного клапанов
Зачастую дерево кузовных каркасов доживает до наших дней в таком виде — сплошная труха. Многочисленные шурупы — следы варварского обращения с машинами предыдущих владельцев
Прочистить и выровнять соты старого радиатора — дело кропотливое и нескорое: хватит времени вспомнить всю прошедшую жизнь
0 / 0

- Когда-то в Краматорске был Maybach, на котором во время войны разъезжал Мартин Борман. Я помню, как подростком наматывал на велосипеде круги около огромной черной машины, стоявшей на одной из улиц под открытым небом - очень уж хотелось узнать хоть что-нибудь об этой диковинке. Уверен, что именно этот Maybach пробудил во мне интерес к старинным машинам и предопределил мою судьбу.

А начиналось все около 15 лет назад, когда Игорь Жемов при поддержке единомышленников задумал национальный музей технического антиквариата. Будучи человеком увлеченным и не стесненным в средствах, Жемов скупал по всей стране старую - преимущественно советскую - технику без оглядки на ее состояние. Идея была проста: сохранить то, что не успели порезать на металлолом или вывезти «забугор».

Поймать за хвост птицу счастья не удалось, поскольку к тому времени самые ценные и уникальные экземпляры были благополучно переправлены либо в Западную Европу, либо в страны Балтии (эта же участь постигла и многие уникальные ретрокары в России). Но кропотливая поисковая работа все же дала результат: за два года удалось собрать коллекцию из 160 машин! Именно собрать: не до реставрации тогда было. Времени хватало лишь на поиски, переговоры с владельцами и собственно на оформление сделок. Иных владельцев из числа «совдеповских коллекционеров» приходилось уговаривать месяцами, а те, не имея средств на реставрацию своей машины, сидели, словно собака на сене: или продам за миллион, или не продам вовсе- так погибло немало машин.

Колпаки - к колпакам, дверные ручки - к дверным ручкам. Вся «фурнитура» разложена по моделям и тщательно отсортирована
Сосредоточенности рабочего, полирующего медные ободки оконных стекол для «сто десятого» ЗИСа, можно позавидовать: за десять минут «фотосессии» он даже бровью не повел. Лишь столбик пепла на сигарете становился все длиннее: некогда даже затянуться…
0 / 0

Когда задумались о приведении в надлежащий вид накопленного «капитала», пришлось обзавестись собственной технической базой, поскольку искать реставраторов на стороне было делом хлопотным и не слишком результативным: работать со старыми машинами практически никто не умел. Так в 2000 году появилась мастерская с красивым именем Самоходъ.

От простого к сложному - вполне естественный процесс развития. А что может быть проще «полуторки» ГАЗ-АА? Роднее «старичка» трудно представить - известный до мелочей, понятный и несложный в реставрации грузовичок. Попробовали - получилось. Затем взялись за фронтовой ГАЗ-67Б: четыре восстановленных машины в 2003-05 годах участвовали в краматорских парадах по случаю Дня Победы. А уже на третьем «большом» проекте, когда самоходовцы взялись разом отреставрировать несколько кабриолетов Opel Admiral, случилось прозрение: для обеспечения ритмичной, бесперебойной и качественной работы нужно переходить от кустарно-дедовских подходов организации труда к методу Генри Форда - к конвейерной сборке.

Понятно, что конвейера в современном понятии на Самоходе нет и быть не может. Но, по сути своей, организованный здесь процесс представляет самый что ни на есть последовательный производственный механизм - когда на отдельных участках выполняют только определенные виды работ, а многие мастера специализируются на конкретных моделях. При этом все выверено по времени, у каждого сотрудника есть производственный план, а работа со «смежниками» подчинена единственной цели - обеспечить поставку качественных комплектующих точно в срок.

Любовь и почтительное отношение к антикварной технике у Олега Захаренкова в крови
Один из четырех кузовных цехов со дня основания фабрики специализируется исключительно на Опелях модели Admiral (включая редкостные экземпляры с кузовами немецкого ателье Hebmuller)
Молодо — зелено? Недостаток опыта компенсируется усердием и любовью к старым машинам
0 / 0

- Это только кажется, что, навалившись на машину гурьбой, можно быстренько закончить ее реставрацию. Работа «на коленке», без четкого графика и разделения функций между специалистами и контроля за ходом выполнения работ, обернется лишь увеличением сроков и неминуемыми огрехами.

А с виду - ничего примечательного. Скромная вывеска у входа, невзрачный корпус недостроенного молокозавода, который в свое время удалось выкупить и привести в божеский вид. А главная внутренняя «артерия» - длиннющий коридор с нависшим потолком и вереницей дверей по обе стороны. То ли завод, то ли районная поликлиника...

Поначалу от увиденного испытываешь легкий шок. Где седовласые старики с напильниками в руках? Где заваленные ненужными запчастями и разным хламом стеллажи и подсобки, в которых без труда можно отыскать обрывок газеты «Правда» для самокрутки? Где многозначительные вздохи, жалобы на современный автопром и разговоры «под сто грамм» о том, как хорошо было при Сталине? Где это все? Ощущение такое, словно тебя обманули: ехали посмотреть на реставрационную мастерскую, а попали в совершенно неинтересное, не пропитанное духом истории производственное помещение.

Но открываешь первую же дверь, и в нос ударяет резкий запас жженого металла- сварка! Кузовной цех, один из четырех на фабрике. Специализация - ЗИС-110. На стапеле - полуготовый к покраске кузов. Здесь уже династия: Сергей Щербаков начинал работать несколько лет назад, а теперь привел сына Владимира - учить уму-разуму и работе с автомобильным металлом. Следующий кузовной цех специализируется на кабриолетах Opel Admiral, а в остальных принимают автомобили других марок.

Кабриолетную часть (деревянный каркас и систему рычагов) этого BMW 335 с кузовом ателье Autenrieth реконструировали «с нуля». Конечно, оригинальный механизм складной крыши состоял не из арматурных прутков, а из кованых и литых деталей (как на кабриолете Мерседес на соседнем фото), но кинематику мастера выверили, а новодельная металлическая «раскладушка» все равно будет скрыта тканью

0 / 0

Мы открываем поочередно все двери: моторный цех, пошивочный, столярный, покрасочный, цех фурнитуры. Многопотоковость и разделение реставрационных процессов позволяет одновременно работать над несколькими машинами (во время нашего визита в разной степени готовности находилось девять автомобилей) и добиваться рекордно низких сроков реставрации даже сложных машин - всего 18 месяцев. Конечно, бывают исключения, когда либо сам заказчик приостанавливает финансирование и «замораживает» проект, либо поиск недостающих оригинальных деталей занимает больше времени, чем предполагалось вначале.

В каждом цехе - свой лидер. Краснодеревщик Виктор Сергеевич на фабрике работает уже восемь лет - за его скупыми и точными движениями наблюдать одно удовольствие. Дерево гладит рукой не иначе, как любимую женщину...

А как не улыбнуться фурнитурщику Борису Григорьевичу? Высокий, крупный, уже в годах, а душа светлая, как у ребенка:

- Вот оригинальная дверная ручка со «сто десятого» ЗИСа: видите, механизм поизносился, часть втулки отвалилась, но внешне ручка выглядит как новая! Неужто выбрасывать такое добро? Так я приладил вот здесь скобочку, подварил, подпилил - и теперь ручка не только открывает дверь, но и занимает четко горизонтальное положение, как ей и было назначено конструкторами. У меня тут много интересного - вы не торопитесь?

Люди - главная ценность Самохода. За хорошего мастера держатся руками и ногами. А многие осваивают смежные специальности. Идея в том, чтобы передавая машину из одного цеха в другой, мастер понимал весь процесс - тогда непредвиденных ситуаций и нестыковок будет меньше. Желающим поработать в свое свободное время не отказывают - и даже приплачивают за сверхурочные.

Принадлежавший Матвею Блантеру кабриолет марки Steyr нашли под кучей палой листвы: заботливо укутанная брезентом машина оказалась полностью комплектной - даже ключи в замке зажигания есть!
Хорошо, когда при изготовлении «новодела» можно ориентироваться на хорошо сохранившуюся оригинальную деталь: краснодеревщик Виктор Сергеевич шлифует рамку для панели приборов Адмирала
0 / 0

Лучший помощник в реставрации — фирменные каталоги и справочная литература былых времен. Ну что, правильно ли лег шовчик на обивке сиденья?
Эти колесные колпаки — новодел. От старых не отличить! Все изготовлены на Самоходе по специальной технологии
0 / 0

По мере того как реставраторы набивают руку, приходит понимание всей логистики и ритмичности производственного процесса, а в работу можно принимать даже самые сложные машины. Это как с иностранными языками: если выучил пять-шесть языков, то и следующие даются без проблем. А чтобы все запротоколировать, есть учетчики, сметчики, бухгалтерия... Если уж не завод, то вполне серьезная мануфактура с четким разделением труда. А всего в штате 47 человек - есть даже приличная столовая с двумя поварами.

Краматорск - город мастеров. Еще недавно одних только ювелиров насчитывалось около шести тысяч человек. Найти среди них специалиста высшей квалификации - непростая задача. Кстати, к ювелиру мы заезжали вовсе не за золотыми серьгами. Олег разворачивает тряпицу и показывает опелевское «веретено»:

- Это не оригинальная эмблема с Адмирала, а новодел: видите, здесь нет заводской маркировки? Только грамотный ювелир может «вылизать» такую деталь с множеством криволинейных поверхностей. А вот отхромировать фурнитуру у нас негде, либо неоправданно дорого - приходится мотаться в Киев и «договариваться» в частном порядке со специалистами на крупных предприятиях. Одно время мы хотели обзавестись собственной гальваникой, но дело это дорогое и хлопотное - замучают проверками со стороны санэпидстанции.

Эти машины - лишь малая часть коллекции Самохода: кабриолет и лимузин ЗИС-110, Mercedes-Benz 230, открытый Opel Admiral… Черный автомобиль анфас - довоенный ЗИС-101, один из четырех экземпляров, доживших до наших дней с оригинальным мотором
Эти машины - лишь малая часть коллекции Самохода: кабриолет и лимузин ЗИС-110, Mercedes-Benz 230, открытый Opel Admiral… Черный автомобиль анфас - довоенный ЗИС-101, один из четырех экземпляров, доживших до наших дней с оригинальным мотором
0 / 0

Совершенно отказаться от «новодела» нельзя. Случается, «запчасти» для старого автомобиля невозможно найти в принципе: сгнивает дерево, высыхают резиновые уплотнители, приходит в полную негодность кожаная и тканевая обивка салона. Все это приходится делать заново: что-то своими силами, а что-то заказывая на стороне. Например, в ходе реставрации представительского автобуса ЗИЛ-118 Юность пришлось не только перетягивать 18-местный салон, но даже заново изготовить панорамные лобовое и заднее стекла!

И уж совсем плохо, когда нет ни чертежей, ни оригинальной детали в качестве ориентира, а фирма-производитель канула в Лету. Тогда приходится искать хоть какие-то фотографии и документы, по которым можно реконструировать деталь. Собственно, процесс поиска - важнейшая составная часть «конвейера» и неотъемлемый элемент «реставрационного драйва».

Самое сложное, это собрать из отдельных узлов автомобиль - так, чтобы кузовные поверхности идеально сопрягались, чтобы блики на краске лились единой волной, чтоб двери закрывались, а колеса стояли ровно... Далеко не каждая мастерская в состоянии осилить этот финальный этап. К примеру, Победу с кузовом кабриолет, на которой Виктор Янукович встречал Дмитрия Медведева на прошлогоднем автопробеге Санкт-Петербург-Киев, тоже собирали на Самоходе - хотя первичную реставрацию машины проводила другая фирма.

Сейчас в сборочном цехе несколько практически готовых машин: BMW, Horch, Packard, Opel, Wanderer… Но почему на некоторых из них приличный слой пыли?

-Влажная уборка - после каждой рабочей смены, но полностью избавиться от пыли крайне сложно. А смахивать пыль с машин нет необходимости - только царапины на краске оставлять. Ну к торжественной передаче клиенту автомобиль будет как конфетка.

Очень важно, что на Самоходе исповедуют принцип аутентичности. Здесь ни за что не возьмутся уродовать классическую машину салоном из розового плюша, не станут врезать в «старичка» кондиционер, не будут устанавливать современный мотор. Хотя любители «китча» периодически заявляются и предлагают приличные деньги за подобное «осовременивание» машин:

- Ни с одним из них общего языка мы не нашли. Стараемся вежливо дать понять, что есть масса других фирм, каждая из которых с удовольствием возьмется за денежный заказ и перекрасит старую машину хоть под цвет помады жены клиента. Амы - реставраторы. Реставратор должен быть разборчивым - не столько в выборе клиентов, сколько в подходах к своей работе и к результатам своего труда. Не клиент должен управлять реставратором, а реставратор должен «вести» клиента - в самом хорошем смысле этого слова.

Особенность этого DKW F8 1938 года выпуска (фото 1 - машина до реставрации) - обтянутый дерматином деревянный кузов. Наметанный глаз сразу подмечает, что первая попытка реставрации оказалась неудачной: сколы на дереве, неидеальные сопряжения деталей, неряшливая обработка фанеры... С этим «мастером» самоходовцы расстались без сожаления, а машина уже три года стоит в углу столярного цеха и ждет «реаниматора» с золотыми руками
Особенность этого DKW F8 1938 года выпуска (фото 1 - машина до реставрации) - обтянутый дерматином деревянный кузов. Наметанный глаз сразу подмечает, что первая попытка реставрации оказалась неудачной: сколы на дереве, неидеальные сопряжения деталей, неряшливая обработка фанеры... С этим «мастером» самоходовцы расстались без сожаления, а машина уже три года стоит в углу столярного цеха и ждет «реаниматора» с золотыми руками
В собрании Самохода — около 80 мотоциклов, за некоторыми из которых охотятся и зарубежные коллекционеры. До реставрации руки пока не доходят: по трудоемкости восстановления мотоциклы почти не отличаются от автомобилей, а хороших специалистов практически нет
Собственная покрасочная камера — небольшая, но неплохо оборудованная
0 / 0

Впрочем, идеализировать не будем. Как на любом производстве, у самоходовцев есть «допуски и посадки». К примеру, во многих машинах кузовные панели соединялись точечной сваркой. Мастера при реставрации тоже применяют точечную сварку, но иногда мощности сварочных клещей не хватает для надежной «проварки» или на старый металл уже нет надежды - и тогда соединения усиливают в ответственных местах заклепками, для надежности. Считать ли такую реставрацию идеальной?

Или взять хромированную фурнитуру. Когда под рукой несколько машин одной модели в разной степени комплектности, можно собрать пару аутентичных комплектов дверных ручек, оконных рамок, рукояток... Но когда «запас» исчерпывается, а поиски «оригинала» заходят в тупик, приходится выкручиваться любыми способами- вплоть до разработки оригинальной технологии по изготовлению конкретных деталей, как это было сделано с колесными колпаками для «стодесятого» ЗИСа: в заводских условиях их штамповали на мощных прессах, а краматорцы разработали оригинальную технологию литья. После надлежащей обработки отлитых «тарелок» и нанесения декоративного покрытия новодельные колпаки не отличить от подлинных.

Бьемся об заклад: специалисты реставрационно-технического центра Авторевю подобными «технологиями» владеют столь же виртуозно. И наш ГАЗ-67Б (см. АР №7, 2009) собран не хуже - пожалуй, даже лучше! Потому что наши дядя Женя, дядя Ваня и дядя Лева - реставраторы до мозга костей и способны сделать уникальный штучный товар. Именно штучный. Наш аутентичный до последней прокладки ГАЗ-67Б настолько хорош, что выезжать на нем на дороги попросту жалко - фактически, музейная реликвия! На его восстановление ушло больше года кропотливой работы, хотя это вовсе не уникум - автомобиль хорошо известный, массовый и простой. А на Самоходе за то же время могут сделать десяток «шестьдесят седьмых», каждый из которых будет не хуже остальных - даже если в каких-то узлах будут допущены минимальные, не видимые глазу упрощения.

А что с опелевскими кабриолетами? Насколько они хороши и насколько точно повторяют оригиналы? Кто может непредвзято оценить результат работы?

Когда потомки Йозефа Хебмюллера увидели восстановленные на Самоходе кабриолеты Опель, с ними случился культурный шок. Даже в Германии не каждая из реставрационных мастерских способна с той же степенью достоверности воссоздавать подобные машины - и вдруг никому не известные мастера из украинской глубинки демонстрируют высший пилотаж! Ошарашенные немцы сразу открыли самоходовцам карт-бланш: с любыми вопросами и просьбами - в любое время и завсегда пожалуйста! Потому что на западе уважают высококлассную ручную работу и способны оценить ее по самому высокому стандарту- в том числе, и в денежном эквиваленте.

Кстати, о деньгах. К расхожему и вполне понятному вопросу о стоимости реставрации той или иной машины здешний народ подходит весьма осторожно: дескать, давайте сначала разберем автомобиль и проведем дефектовку... Поскольку мы приехали на Самоходъ с пустыми руками, на дефектовку нам сдавать было нечего. Да и некогда - процесс этот тоже весьма трудоемкий. Но все-таки - сколько? Дайте хотя бы ориентир! К примеру, привести в идеальное состояние Победу - насколько это дорогое удовольствие?

После увиденного на фабрике и долгих разговоров вокруг да около стало понятно, что отреставрированный здесь кабриолет по цене сравним с хорошо упакованным Мерседесом S-класса. Да и владельцу Победы обращаться на Самоходъ нет смысла: работы над машиной не меньше, чем при реставрации Опеля Адмирала, а потому и цена восстановленного автомобиля окажется заоблачной. Нынче Самоходом взят курс по специализации на кабриолетах, которые всегда считались самыми трудоемкими в реставрации - особенно если речь идет о «штучных» моделях.

Самый ответственный этап - сборка. Рабочие облачаются в специальную униформу - чтобы не оставлять царапины на покрашенном и отполированном кузове
 

За десять лет Самоходъ дал вторую жизнь нескольким десяткам машин - это были как автомобили из собственной коллекции, так и те, что привозили на реставрацию заказчики. О Самоходе знают не только люди президента, но и коллеги-реставраторы со всего постсоветского пространства. Илья Сорокин постоянно приглашает самоходовцев на московские Олдтаймер-галереи.

- Приезжаем, но без машин, - сокрушается Олег. - Показываем коллегам только фотографии. Вы даже не представляете, через какую бюрократическую волокиту нужно пройти, чтобы вывезти раритетный автомобиль за территорию Украины! А еще нужна страховка, сопровождение…

Со своей машиной на сорокинскую галерею вполне мог бы пожаловать кто-нибудь из клиентов Самохода: себя показать, на других посмотреть. Но - не едут. В стране немало редких и даже уникальных автомобилей, но большая их часть попадает к нам окольными путями («честная» растаможка машины полувековой давности обходится в бешеные деньги), а документы некоторым выправляют полулегальным способом.

Отчасти поэтому украинское ретродвижение по-прежнему находится в зачаточном состоянии, а почитатели ретрокаров варятся в собственном соку. Прогресс, конечно, есть: стали проводиться приличные тематические выставки, растет число реставрационных мастерских. Но настоящего автомобильного музея или музея технического антиквариата, которым грезил Игорь Жемов, в стране по-прежнему нет: в этом деле помощи «сочувствующих» недостаточно - нужна поддержка местных властей. Самоходовцы мечтают включить фабрику в число «официальных» туристических объектов Донецкой области к футбольному чемпионату Евро 2012 - может быть, тогда дело сдвинется с мертвой точки?

- Сейчас мы загружены заказами на годвперед. Один из следующих проектов- это Steyr 220 Sport Cabriolet 1938года. Машина принадлежала композитору Матвею Блантеру, автору музыки к незабвенной «Катюше». Нашли Штейр случайно - разворошив огромную кучу палой листвы на деревенском огороде. Откинули брезент, а там - прекрасно сохранившаяся и полностью комплектная машина с ключами в замке зажигания! Но такие «бриллиантовые» находки - счастливое исключение.

Жаль, что до расцвета «фабрики» ее основатель Игорь Жемов не дожил. Но дело его не заглохло даже в тяжелые кризисные времена - и постепенно набирает обороты. Ни одну из найденных в прошлые годы машин не продали, а подход к процессу реставрации становится все более продуманным, «индустриальным».

Мы уезжали из города мастеров, что называется, на подъеме. Пусть с современным автопромом у нас так и не получилось. Пусть во всей Украине пока нет ни одного достойного автомобильного музея. Но теперь мы точно знаем, что на нашем веку будет еще немало приятных открытий- потому что автомобильные запасники ломятся от ожидающих реставрации «самоходов», а простой краматорский Левша может подковать не только аглицкую блоху.

Автомобили, прошедшие реставрацию на фабрике Самоходъ

(более подробно - на сайте www.samohod.dn.ua)

ГАЗ-67Б и ГАЗ-АА — с этого начиналась история Самохода
ГАЗ-67Б и ГАЗ-АА — с этого начиналась история Самохода
ЗИЛ-118 Юность первой серии
Mercedes-Benz 230 — «как у Штирлица»
Кабриолеты Opel Admiral: с четырехдверным заводским кузовом и двухдверным — от ателье Hebmuller
Кабриолеты Opel Admiral: с четырехдверным заводским кузовом и двухдверным — от ателье Hebmuller
Одна из лучших работ краматорских реставраторов — кабриолет Horch 930V 1938 года
ЗИС-110 при полном параде: хочется вытянуться в струнку и отдать машине честь
0 / 0