Как Geely и Volvo смешали шведский «хард» и китайский «софт», чтобы получился кроссовер-смартфон Lynk&Co

Фото: компания Lynk&Co | Сергей Знаемский

Передо мной на столе садовая лейка с минералкой, бокал шампанского, устрицы, сухари, игрушечная карета скорой помощи, баночка черной икры, резиновые перчатки и запечатанный контейнер с наклейкой «не трогать». Торжественный фуршет должен был начаться два часа назад — в какой-то момент я потерял самоконтроль и сорвал пленку. Рядом выросла официантка: «Еще не время, на экране вам продемонстрируют, каким образом все это нужно употребить».

Это Берлин — столица эпатажа, перформанса, неформалов, трендсеттеров и селфмейкеров.

Еще накануне вечером я был в более понятном Гётеборге, где шведские инженеры и дизайнеры рассказывали, как на общей платформе CMA они одновременно создают автомобили для Volvo и для Geely. Но потом две сотни журналистов погрузили в чартер и доставили в Берлин на торжественный медиаланч, чтобы объявить о революционной бизнес-модели, которая позволит китайской компании ­наконец-то покорить Америку и Европу.

Огромный экран в зале ожил.

— Наденьте перчатку, возьмите в ладонь тартар из говядины, посыпьте его сушеными грибами, покройте пастой из икры и положите на крутон.

Не сказать, чтобы я наелся, но запомнил этот обед на всю жизнь.

— Миру не нужен новый автомобильный бренд, — вместо десерта объявил вице-президент европейского подразделения Geely Ален Виссер. И ударился в патетику о том, что современная молодежь не интересуется машинами и что автопром сильно отстал от ­IT-индустрии. Но в итоге свел все к тому, что новый автомобильный бренд не нужен миру, только если это просто автомобильный бренд. А вот если предложить что-то из ряда вон... Как тартар в перчатках.

Для ­«вирусного» продвижения в массы бренду Lynk&Co остро не хватает собст­венного мессии вроде Илона Маска. Идеолог и владелец Geely Ли Шу Фу сторонится публики, управляющий директор Geely Holdings Ан Конг Ху (на фото) не ораторствует по-английски, и в итоге лицом марки стали «кабинетные» функционеры из Европы

Для автопроизводителей из КНР это вообще последний шанс: они испробовали уже все, от пиратства до хэдхантинга, но в покорении Запада не преуспели. Скорее наоборот. Видимо, поэтому стратеги корпорации Geely рассудили, что ради успеха китайский автомобильный бренд должен быть как можно менее китайским — и как можно менее автомобильным. Так что тренируйте дикцию: новая марка, созданная под крылом Geely, зарегистрирована в Швеции и называется Lynk&Co.

Гиперссылка и компания?

Разработчики говорят, что намеренно старались уйти как можно дальше от традиционных автомобильных названий, а вместо этого ориентировались на бренды модного бизнеса: Abercrombie&Fitch, H&M, Dolce&Gabbana. Для главной целевой аудитории — городской молодежи поколения миллениалов — этот мир ближе и понятнее, чем автомобильный.

Имя Lynk выбрано как более графичный вариант слова link (интернет-ссылка) и должно отражать главную ценность нового времени — связь. А «&Co» — это, по официальной легенде, не «компания», а «контраст», «кооперация» или даже интернациональное понятие cool. Крутой, модный.

Причем модели будут носить незатейливые имена: 01, 02, 03 и так далее. Разработчики бренда говорят, что вообще не тестировали восприятие этих названий на фокус-группах, — чтобы по-настоящему быть вне шаблона.

Чем-то напоминает методы компании Tesla, не правда ли? Соль в том, что Lynk&Co предлагает еще более неформальный подход к владению и обслуживанию автомобилей. Все — через интернет. Машины планируется продавать либо через онлайн-магазины, либо через собственные бутики в торговых центрах. Передача покупателю и взаимодействие при техничес­ком обслуживании — через курьерские службы с доставкой «к дверям клиента». Причем цель — привозить автомобиль в день покупки.

— Наша индустрия десятилетиями успешно совершенствовала дизайн и технологии, однако это не касалось системы дистрибуции и владения автомобилями. Нужды клиентов кардинально изменились, и настало время заново изобрести эту модель для современной мобильности и образа жизни, — говорил в Берлине Ален Виссер.

Отказ от дилерской сети, по его словам, — главный залог быстрого вывода на рынок нового бренда. Однако без сервисных центров обойтись будет сложно, поэтому Lynk&Co планирует использовать мощности сервисной сети Volvo, которая широка и в Европе, и в Америке, и в Китае.

Drive it. Forget it. Поездил и ­забыл. Это один из ­слоганов нового ­бренда. Молодежно и ненапряжно. Хотя по ­формату Lynk&Co — ­семейный кроссовер размером с Kia Sportage

Кроме того, компания собирается не только продавать автомобили, но и распространять их по системе, напоминающей лизинг, — в долгосрочное пользование за месячную абонентскую плату. При этом в каждой машине будет кнопка share, «поделиться», — чтобы владельцы могли сами организовать нечто вроде собственной сети каршеринга. По примеру ­системы поиска жилья Airbnb.

И конечно, автомобили будут постоянно подключены к интернету, а их мультимедийная система создана в форме открытой платформы с возможностью установки приложений, разработанных сторонними компаниями.

Клише «смартфон на колесах» Lynk&Co воплотит полностью. К созданию новой цифровой платформы — как для самого автомобиля, так и для бизнес-модели — Geely привлекла фирмы Microsoft (разработка мультимедийной системы), Ericsson (облачный сервис) и Alibaba (система онлайн-взаимодействия с клиентами). Автомобильный «хард» разработала, как не сложно догадаться, компания Volvo.

Первенцем линейки станет кроссовер Lynk&Co 01, но на презентации в Гётеборге был показан также концептуальный седан, который дает представление о модели 02, довольно похожей на электромобиль Tesla Model 3.

Все автомобили Lynk&Co построят на основе компактной платформы CMA, разработанной в Гётеборге силами созданного в 2013 году совместного предприятия CEVT (China Euro Vehicle Technology) с половинным учас­тием Volvo и Geely. Свое видение машин на этой платформе в Volvo показали этой весной, когда дебютировали концепт-кроссовер и лифтбек, предвещающие новые Volvo XC40 и V40. Однако первым в серию пойдет все-таки Lynk&Co 01.

Бренд Lynk&Co, по сути, обходится без логотипа. На руле и на корме — просто название компании. И лишь на носу — маленький черный квадрат из сложенных валетом литер L

Шеф-стилист Geely Group Питер Хорбери говорит, что последние три года был сконцентрирован только на образе нового бренда. Для этого в ­дизайн-структуре появилось подразделение Geely Design Europe под началом молодого стилиста Андреаса Нильссона. Туда вошли студии в Гётеборге и в Барселоне, однако испанское подразделение занимается дизайном таксомоторов London Taxi следующего поколения (это еще одна «дочка» Geely), а в Гётеборге создавали кроссовер 01.

— Издалека он выглядит европейской машиной, но когда подходишь ближе, становятся заметны колоритные детали, — говорил на презентации Андреас Нильссон. — Мы хотели выделиться из толпы и занять нишу на стыке европейского и азиатского дизайна.

Правда, лицо кроссовера выглядело бы революционно, появись он раньше таких автомобилей, как Citroen C4 Cactus, Jeep Cherokee или новый Kia Sportage. А теперь это просто еще один автомобиль с «двухэтажной» оптикой. В интерьере — контрастная отделка, жидкокристаллическая панель приборов, крупный центральный тачскрин, однако в арсенале остались традиционные кнопки и вращающиеся ручки климат-контроля.

Архитекторы бренда Lynk&Co говорят, что главным раздражителем для покупателя традиционных автомобилей является необходимость выбора опций и вычисления реальной цены с учетом скидок и спецпредложений. Поэтому кроссоверы 01 и другие модели новой линейки будут продаваться в фиксированной максимальной комплектации по твердой цене. Как смартфоны.

О Volvo напоминают общие с XC90 и S90 подрулевые рычажки, а также «верстка» виртуального щитка приборов. Запертый салон «живых» машин на презентации был оформлен скромнее, чем на парадных кадрах: с обычным спидометром и упрощенной отделкой дверей

Выбирать можно только «производительность» — то есть двигатель и трансмиссию. Платформа CMA подра­зумевает модульную архитектуру с поперечным расположением силового агрегата, турбомоторы, два варианта задней подвески (полузависимая и многорычажная), а также гибридные и полностью электрические версии.

Базовой будет линейка трехцилиндровых турбомоторов 1.5 мощностью до 180 л.с. Но кроме того предусмотрена и турбочетверка 2.0. В гибридной версии 180-сильный двигатель 1.5 работает с электромотором (совокупная пиковая мощность — 255 л.с.), а батарея расположена в центральном тоннеле кузова.

Трансмиссии у обычных версий — «механика» или семиступенчатый «робот», полный привод — на основе многодисковой муфты. В оснащении — вся современная водительская электроника, включая адаптивный круиз-контроль и системы автоматического торможения. Позже появится и унифицированный с Volvo автопилот.

Выпускать автомобили Lynk&Co будут в Китае, но завод пока не выбран, а производство стартует только в конце 2017 года. Первым делом продажу запустят на внутреннем рынке, затем — в Америке и Европе. За первый полный год компания планирует продать ­150—200 тысяч кроссоверов по всему миру, из которых примерно 60 тысяч — в Старом Свете. А полный модельный ряд должен обеспечить продажи на уровне 500 тысяч машин в год.

Создатели Lynk&Co дали понять, что хотят навести шорох в рядах массовых брендов: цены должны остаться на уровне сопоставимых моделей таких марок, как Volkswagen, Ford и Opel. Россия тоже есть в планах, однако отдаленных: у нас Lynk&Co появится примерно в 2019 году. 

Рекомендованные статьи