Большим боссам здесь не место, или Дорогой провал Тойоты в Формуле-1

Большим боссам здесь не место, или Дорогой провал Тойоты в Формуле-1
Автоспорт | 8 февраля 2020
Фото: toyotagazooracing.com

Автодром Поль Рикар на юго-востоке Франции, 21 марта 2001 года. Красно-белая машина медленно проезжает один круг и паркуется на пит-лейне под аплодисменты наблюдателей. Среди этих наблюдателей — президент FIA Макс Мосли и коммерческий директор Формулы-1 Берни Экклстоун, что уже само по себе событие. «Очень волнующий круг. Сильнее я волновался только во время дебюта собственной команды March в начале семидесятых», — делится впечатлениями с прессой глава Международной автомобильной федерации. С чего вдруг такое огромное внимание высших чинов Формулы-1 к тестовой машине?

Не каждый год и даже десятилетие в главный формульный чемпионат приходит ведущий мировой автоконцерн. Но что еще уникальнее — этот автопроизводитель строит весь проект с нуля. Никакой покупки готовой команды, как это сделала компания Renault, выкупившая активы команды Benetton. Инфраструктура на базе, персонал, шасси и мотор — все новое, все свое. И амбиции вполне соответствуют размаху проекта. «Мы уверены в успехе. Это лишь вопрос времени», — заявил на пресс-конференции Цутому Томита, босс автоспортивного подразделения концерна Toyota. Впереди у новой команды еще год подготовки к дебюту — тесты на одиннадцати трассах, на которых болид TF101 проедет свыше 30 тысяч километров.

А теперь отмотаем пленку на девять лет вперед. Абу-Даби, 1 ноября 2009 года, финальная гонка сезона. Лучшая Toyota финиширует на шестом месте. Для японской марки это последняя гонка в Формуле-1 — через четыре дня совет директоров объявит о закрытии проекта. За девять лет команда провела 140 Гран При, завоевала 13 подиумов, три поула и не выиграла ни одной гонки при суммарном бюджете 3 млрд евро. Как же так вышло?

Ресурсов много…

У Тойоты были все производственные ресурсы для создания конкурентоспособной машины. Специально построенная для заводской команды база в Кёльне раскинулась на 30000 м², что примерно равно четырем стандартным футбольным полям. Для сравнения: даже площадь нынешней базы Ferrari гораздо меньше — 21000 м².

Под одной крышей в Кёльне уместились цеха по проектированию и сборке шасси, работе с электроникой, моторостроительное подразделение. База была оборудована по последнему слову техники: два автоклава для запекания деталей из углепластика, аэродинамическая труба для продувки модели машины в масштабе 1:2 со скоростью воздушного потока около 200 км/ч, динамометрические стенды для моторов, имитирующие условия настоящей гонки, температуру воздуха и стиль пилотирования того или иного гонщика. Некоторое оборудование считается одним из лучших в автоспорте по сей день — например, аэротруба, которую на время арендовали даже Ferrari и McLaren. Но, как ни странно, хозяевам это все супертехнологичное оборудование не очень-то и помогло.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи