О формировании модельного ряда и заводе в России: интервью с управляющим директором Kia

О формировании модельного ряда и заводе в России: интервью с управляющим директором Kia
Интервью | 24 мая 2019
Фото: компания Kia

Наш очередной собеседник — Александр Мигаль, возглавляющий российское подразделение компании Kia, которое отвечает также и за рынки СНГ. Мы побеседовали с ним о стратегии фирмы, расширении модельного ряда на российском рынке и современных покупателях автомобилей.

— У вас богатая биография работы в автобизнесе. Расскажите о своей карьере.

— Деятельность в автомобильной сфере я начал в 1998 году, когда пришел на должность менеджера по дистрибуции в компанию General Motors. Там я проработал 17 лет и закончил на посту управляющего директора марки Chevrolet в России. После этого я три года отработал в российском офисе PSA, а в августе 2018-го пришел в Kia на должность управляющего директора.

— Чем Kia принципиально отличается от других компаний с точки зрения руководителей?

— Немногим. Схожие задачи порождают схожие решения. Но хочу отметить, что здесь у людей есть чувство победителя: они уже знают, что многое могут, и готовы повторять это.

— Как происходит взаимодействие с материнской компанией Hyundai в России? Я знаю, что Kia Motors Rus и Hyundai Motor CIS — отдельные компании, но ведете ли вы какое-либо сотрудничество друг с другом?

— По большому счету, взаимодействия у нас нет. Мы выступаем как конкуренты на российском рынке. Для нас Hyundai Elantra такой же конкурент, как Skoda Octavia.

— Как строится общая стратегия марок на российском рынке? Где принимают основные решения? В Южной Корее?

— Во всех странах бренды, принадлежащие одной корпорации, выступают на рынке как самостоятельные игроки. Происходит лишь планирование производственных мощностей: где и для какого бренда нужно строить завод. Но с точки зрения торговых компаний координации у нас нет. Каждый бренд сам выстраивает свою стратегию и защищает ее перед центральным офисом.

— Возьмем конкретный пример с хорошо знакомой нам Кретой и ее близнецом Kia KX3, который есть только в Китае. Как и почему было принято именно такое решение?

— Меня еще не было в компании, когда принималось это решение. Но могу сказать, что завод в Санкт-Петербурге сейчас загружен на 100%, поэтому запускать там еще одну модель попросту нерационально.

Kia KX3

— Завод в Санкт-Петербурге официально несет эмблему Hyundai. Какое право голоса есть у Kia?

— Мы потребитель продукции, произведенной заводом. Мы обсуждаем с заводом, какие изменения хотели бы видеть в наших машинах, перспективы модернизации, планы вывода новых модификаций и смену модельного ряда.

— Кто составляет производственный план завода и на основании чего?

— Его составляет руководство завода. Примерно в середине года мы заявляем, сколько хотим продать автомобилей той или иной модели. После завод сверяет эти планы со своими поставщиками и объявляет нам свои условия. В процессе этой дискуссии мы приходим к определенному объему выпуска. Производственный план на год готовится за три–четыре месяца.

— А может сложиться такая ситуация, когда вы просите одно количество машин, а завод вам отвечает, что может выпустить намного меньше? Что вы будете делать в этом случае?

— Я с такой ситуацией не сталкивался и думаю, что это маловероятно. Обычно завод исходит из параметров оптимизации бизнеса. По большому счету, ему все равно, что производить, — Kia или Hyundai. Завод рассчитан на определенную мощность, в идеале ее нужно загрузить одной моделью — это минимальные вложения в оснастку и оборудование. Но мы понимаем, что продать, скажем, 200 тысяч Rio в год будет очень сложно. Поэтому завод ищет возможность разнообразить производство, чтобы загрузить мощности по максимуму и, что немаловажно, продать всю выпущенную продукцию, ведь работа на склад неэффективна. Поэтому мы и Hyundai оцениваем свои возможности продаж, параллельно отправляем заявки на завод, а дальше его руководство решает, что и как они будут выпускать.

— Компания Hyundai недавно заключила СПИК (специальный инвестиционный контракт) с российским правительством, в котором упоминается участие партнеров. Как я понимаю, речь о компании Kia. В чем заключается ваше участие?

— Дело в том, что Kia не производит автомобили на территории РФ, у нас нет здесь собственного производства. Мы только потребитель того, что производит Hyundai. Поэтому Kia формально не является членом СПИКа. Контракт заключен от имени Hyundai Motor Group, а уж как будут распределены инвестиции в рамках большой корпорации, решат в Южной Корее.

— Планирует ли Kia построить собственный завод в России?

Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан
Kia

Рекомендованные статьи