Краш-тест Лады Весты: что помешало автомобилю стать лучшим за всю историю ударных испытаний Авторевю?
Краш-тесты | АР №3 2016

Краш-тест Лады Весты: что помешало автомобилю стать лучшим за всю историю ударных испытаний Авторевю?

Фото: Степан Шумахер | Дмитрий Питерский

Этого седого немца представители АвтоВАЗа, прибывшие на наш краш-тест Весты, почтительно называли «Доктор» — как принято в Германии обращаться к людям с ученой степенью. До того как перебраться в Тольятти в феврале прошлого года, Доктор занимал высокий пост в отделе разработок одного очень серьезного немецкого концерна. И, вероятно, его обязательства перед этой фирмой подразумевали «подписку о неразглашении» даже по окончании контракта. Иначе с чего бы это вазовцам настаивать на том, чтобы мы не упоминали имени Доктора и не публиковали фотографий?
Так что назовем его просто — Доктор Х. Задача перед ним ставилась непростая: довести пассивную безопасность Весты до трех звезд рейтинга Euro NCAP и до четырех «наших» звезд ARCAP. Получилось?

 – Эрнст Глас? Конечно, я его знаю, — Доктор X не был смущен моим вопросом.

Напомню, именно Эрнст Глас был откомандирован из Вольфс­бурга на наш краш-тест Фолькс­вагена Поло (АР №23, 2010). Немецкий седан тогда заработал 14,3 балла из 16 возможных и максимальные четыре звезды ARCAP — лучший результат за всю историю краш-тестов Авторевю.

Нашу Весту мы приобрели еще до Нового года — причем не в Москве, а в Перми, дабы в зародыше убить все домыслы о спецподготовке. Правда, пришлось отступить от наших правил и купить машину за 570 тысяч руб­лей в комплектации Комфорт с двумя подушками безопасности: базовых версий Классик с одной водительской подушкой на тот момент просто не было в продаже. Но покуда мы уточняли у инженеров, как корректно отключить пассажирский эйрбег, на ВАЗе приняли решение, что «базовая» Веста тоже будет с двумя подушками.

Что стало истинной причиной? Желание покупателей, как утверждает вазовский директорат, конъюнктура рынка (это версия PR-отдела) — или в Тольятти решили во что бы то ни стало получить высокий результат в нашем рейтинге ARCAP? Ведь в шпаргалке для продавцов, разосланной дилерам в ноябре, указывалось, что Веста с одной подушкой набирает три звезды ARCAP, а с двумя — четыре.

Вне зависимости от мотивов, шаг достоин похвалы: автомобиль априори стал безопаснее. 

И это лишь один из мини-детективов, связанных с пассивной безопасностью новой вазовской модели.

Еще пример. Десять лет назад самый первый прототип Проекта С (многие наработки по нему легли в основу Весты) с ходу набрал за фронтальный удар по методике Euro NCAP 13 баллов из 16 возможных (АР №12, 2006). А год назад некоторые вазовцы на вопрос «Как Веста?» отвечали: «Да никак. Недавно ударили, она развалилась. Начальство сказало, нам с Вестой работать не дадут, повезут доводить в Испанию».

Может, еще и поэтому эти инженеры уже не работают на ВАЗе?

Официальная же версия гласит, что кузов был просчитан с помощью математических моделей, а в силовой структуре наконец-то «применено пять новых марок стали повышенной прочности». Помимо Тольятти работой над жесткостью «клетки» салона и энергопоглощающими свойствами лонжеронов занимались в научно-исследовательских центрах IDIADA (Испания) и UTAC (Франция). За рубежом, кстати, выполнили все работы по «мягкому» капоту и переднему бамперу: своей установки для проверки безопасности пешеходов на ВАЗе до сих пор нет. А подушки и ремни с пироподтягом калибровала фирма Takata. Именно она пока поставляет удерживающие системы для всех вазовских моделей. В качестве альтернативы рассматривается шведский Autoliv: в Тольятти не оставили без внимания скандал с самопроизвольным срабатыванием подушек Takata, закончившийся в прошлом году рекордным для США отзывом 34 миллионов автомобилей японских, американских и европейских брендов.

Под «прицел» деформируемого барьера попадают только левый лонжерон, коробка передач и аккумулятор

Ставка на Весту высока, и с падением рубля она лишь повысилась: экономическое спасение проекта нужно искать на внешних, в том числе и европейских, рынках. Поэтому на ВАЗ и был приглашен Доктор Х. И именно поэтому были разбиты десятки прототипов — в несколько раз больше, чем при разработке Гранты (АР №18, 2012). По той же причине вазовская делегация была столь представительна: посадку манекенов перед ударом проверяли трое инженеров. Кстати, упомянутый Эрнст Глас у седана Polo порекомендовал поставить спинку кресла вертикальнее и поднять верхние крепления ремней безопасности в крайнее положение. А вот Доктор Х не стал заниматься оптимизацией посадки: ремни остались установленными в среднем положении — и стандартные 25° наклона спинок от вертикали.

Тарированные ребра — самые термозависимые детали манекена Hybrid III. Несмотря на 16-градусный мороз на улице, измеренная сразу после удара температура груди «гибридов» составила 19,5°С, что укладывается в поле допуска 19—22°С

Краш-тест на 64 км/ч с 40-процентным перекрытием мы проводили на полигоне НАМИ под Дмитровом. Во-первых, с нынешним курсом евро это дешевле, чем за рубежом. А во-вторых, полигоновскую лабораторию за последние годы существенно модернизировали. Для разгона автомобиля теперь используется новый электродвигатель, не требующий долгого ожидания на раскрутку системы маховиков и позволяющий точнее выдерживать заданную скорость, — ее нынче контролирует современная оптичес­кая система. В дополнение к паре манекенов Hybrid III закуплен еще один, новейшей модификации. А проблему с термозависимостью датчиков, преж­де всего тарированных ребер (их деформация корректна только при температурах 19—22°С), при 16 градусах мороза на улице решили с помощью тепловых пушек и газовых обогревателей, установленных на стартовой позиции в начале крытой, но неотапливаемой разгонной полосы.

Ключ зажигания повернут, контрольная лампа подушек зажглась и погасла, подтвердив исправность удерживающих систем, финальные проверки завершены. 

Автомобиль пошел!

Удар на 63,4 км/ч (допуск составляет ±1 км/ч), упругий отскок — и впору аплодировать Весте и ее создателям. Передок смят, но прочная «клетка» салона целехонькая. Передняя стойка сместилась назад всего на 4 мм — меньше в наших краш-тестах было только у Polo (2 мм). Дверной проем «первого» Логана, к примеру, укоротился на 15 мм, а Соляриса — на 18. Лобовое стекло, как и в случае с Фольксвагеном, не повреждено.

Целая передняя дверь, смещенная всего на 4 мм передняя стойка, незначительный излом на крыше и пара вмятин-провалов на передней части порога — на языке экспертов по пассивной безопасности это называется «сохранить структурную целостность»

Водительская дверь, пусть и с усилием 250 Н, открылась — и перед нами предстала оптимистичная картина. Руль (и это еще одно сходство с Polo) сместился не назад, навстречу водителю, а ушел на 46 мм вперед к панели — в чем заслуга специальной конструкции рулевой колонки, включающей два карданных шарнира и шлицы телескопирующего механизма. Педали сцеп­ления и тормоза уехали назад незначительно: 36 и 27 мм соответственно, тогда как пенализация положена за 100 мм и более. А пластиковая педаль газа и вовсе обломилась, уберегая ступни и голени от травм.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Выгодно
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Вы можете использовать деморежим подписки: просто зарегистрируйтесь на сайте — и вам будут доступны 3 просмотра платных статей

Рекомендованные статьи