Юрий Ветров о главной причине нашумевших аварий

Юрий Ветров о главной причине нашумевших аварий
Безопасность | АР №20 2017
Фото: архив редакции | Дмитрий Питерский

Две резонансные аварии в Москве в конце сентября прогремели на всю Россию. Сперва на разделительной полосе Нового Арбата лейтенанта ДПС Сергея Грачева насмерть сбивает Mercedes ФСБ. А через 29 часов актер из сериала «Физрук» Егор Клинаев, выйдя из автомобиля на Московской кольцевой автодороге (МКАД), гибнет под колесами седана Honda Accord. Что общего в этих двух трагедиях — и почему это не случайность, а российская системная ошибка?

Все исследования наездов автомобилей на пешеходов показывают: при скорости выше 50 км/ч у человека минимум шансов на выживание. Даже самая жесткая в мире методика оценки безопасности пешеходов, практикуемая комитетом Euro NCAP, имитирует столкновение на 40 км/ч. А сертификационное европравило ECE R127.00 (к слову, обязательное и в России) моделирует наезд на 35 км/ч. То есть предполагается, что водитель в последний момент все же заметит пешехода, ударит по тормозу — и по крайней мере снизит скорость. Главный вывод из этого: любое взаимодействие беззащитных людей с автомобилями, движущимися быстрее 50 км/ч, должно быть исключено!

Наверняка не один месяц будут продолжаться споры о том, с какой же скоростью двигался автомобиль ФСБ по Новому Арбату, был ли включен вместе с мигалкой еще и звуковой спецсигнал, имелась ли техническая возможность увидеть инспектора и не был ли водитель ослеплен фарами встречных машин. Но главная причина гибели лейтенанта Грачева не в том, что прапорщик за рулем Мерседеса нарушал ПДД, а в самом существовании разделительной полосы на Новом Арбате и необходимости дежурить на ней сотрудникам ГИБДД!

До наезда на инспектора менее 15 секунд. У обведенных автомобилей горят ­стоп-сигналы: они останавливаются перед лейтенантом Грачевым, который пересекает пять полос Нового Арбата (включая разделительную)

Если бы внутригородская восьмиполосная магистраль, коей в том месте (на пересечении с Новинским бульваром) является Новый Арбат, имела отбойник, разделяющий встречные потоки, контроль за выездом на встречную полосу был бы попросту не нужен. Нарушения можно отслеживать с помощью камер, а инспектор был бы занят чем-то более полезным, чем опасные для собственной жизни рейды через всю дорогу: на видео­записи видно, как за несколько секунд до появления Мерседеса Грачев смело остановил поток и пересек пять (!) рядов.

Безрассудство и недооценка возможностей несущихся автомобилей погубила и актера Клинаева. На месте водителя Хонды, сбившего восходящую звезду экрана, мог оказаться любой из нас. Можно ли обвинять человека за то, что на скорости около 100 км/ч он слишком поздно заметил посреди шоссе фигуру в темной одежде?

Этот кадр, сделанный спустя три (!) часа после гибели Егора Клинаева, лишний раз доказывает неторопливость российских экстренных служб. Обратите внимание, что белая Тойота актера стоит за разбитыми автомобилями. Если Егор хотел ­по-настоящему обезопасить пострадавших, ему надо было остановить свою машину с включенной аварийкой в качестве щита перед местом аварии и уж точно не выходить из нее до приезда полиции

МКАД — это пятиполосная магистраль с разрешенной скоростью 100 км/ч. Останавливаться там, да еще и в крайнем левом ряду, пусть даже для помощи пострадавшим в ДТП, — это безрассудство. И тем более выходить из машины, когда в нескольких метрах проносятся автомобили.

Это в Германии полиция и независимые организации регулярно напоминают, что в случае аварии в левых рядах автобана ни в коем случае нельзя выходить из машины до прибытия спасателей. SOS-звонок и аварийная сигнализация — вот все, что требуется от немца. И никто не станет обвинять водителя в том, что он не остановился, чтобы помочь пострадавшим, став свидетелем происшествия. Потому что останавливаться на автобанах можно только в специальных карманах, а выходить из машины — даже в случае аварии или поломки! — разрешено лишь через правый борт и только если автомобиль стоит этим бортом рядом со спасительным отбойником.

В агитках ГИБДД ничего подобного нет. В автошколах (актеру Клинаеву было 18 лет, и он только недавно получил права) элементарным правилам поведения при ДТП на магистрали не учат. Все ограничивается констатацией пунк­та 2.5 ПДД: «При дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями пункта 7.2 Правил, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию». Даже звонить спасателям по российским законам надо лишь в случае наличия пострадавших! Иными словами, вместо профилактики предлагается дожидаться трагических последствий.

Хорошо, что в МВД сейчас хотя бы вынесли на обсуждение поправку к ПДД об обязательном использовании водителями светоотражающего жилета при вынужденной остановке в темноте. Пользу от светоотражающих элементов мы в Авторевю наглядно доказали еще три года назад. А согласно Постановлению №1197 Правительства РФ от 14 ноября 2014 года, пешеходы вне населенных пунктов обязаны носить одежду со светоотражающими элементами. Но часто ли вы встречали «светящихся» пешеходов? Боюсь, то же самое будет на первых порах и с водителями, поскольку пользование светоотражающим жилетом должно войти в привычку, которую сформирует только регулярное напоминание, а то и наказание за пренебрежение этой нормой.

Кстати, в том же сентябре в ГИБДД ­бодро отчитались об увеличении количества протоколов, составленных на водителей за непропуск пешеходов на нерегулируемых переходах. А депутаты Госдумы на этом основании быстренько одобрили исходивший от МВД законопроект о повышении соответствующего штрафа с 1500 до 2500 рублей. Оно нас наверняка ждет уже в следующем году: вряд ли правительство отклонит увеличение поборов с водителей.

Хотя, по-хорошему, штрафовать надо составителей нормативных актов, касающихся обустройства пешеходных переходов. Ведь, несмотря на обилие ГОСТов и строительных правил, в России до сих пор нет обязательных документов, регламентирующих скорость в зоне зебры. А по поводу количества полос есть лишь оговорка в ГОСТе Р ­52766-2007: «На дорогах с шириной проезжей части 15 м и более наземные пешеходные переходы должны быть оборудованы островками безопасности». В эти рамки вписывается даже такой смертельно опасный, широченный Ленинский проспект в Москве — с разрешенной скоростью 80 км/ч, зато с наземными переходами! Пусть и с островками безопасности.

Немецкие стандарты ограничивают скорость в зоне перехода до 50 км/ч и требуют обеспечение прямой видимости человека, вознамерившегося перейти дорогу

Можно как угодно подсвечивать подобные места, рисовать разноцветную зебру и наносить поперечную виброразметку, но водитель, движущийся по противоположной стороне проезжей части, все равно не в состоянии вовремя заметить пешехода!

Российские же ГОСТы предписывают лишь «треугольник видимости» (8х40 или 10х50 метров) без скоростного лимита. А теперь представьте, что на 80 км/ч (22,2 м/с) у водителя есть всего пара секунд чтобы заметить пешехода. Хлопнуть по тормозу успеют только самые внимательные, а остановиться с 80 км/ч — вообще никто

В той же Германии, согласно документу Richtlinien für die Anlage und Ausstattung von Fußgängerüberwegen (R-FGÜ 2001), при обустройстве нерегулируемого перехода должна быть обеспечена взаим­ная видимость. Водителю необходимо различить пешехода со 100 метров, а тот, в свою очередь, обязан увидеть автомобиль не менее чем за 50 метров. Но главное, что нерегулируемую зебру разрешено наносить только на дорогах со скоростью движения не более 50 км/ч и с количеством полос не более двух!

Москва, четыре полосы, ограничение 60 км/ч (иными словами, де-факто дозволенны 80 км/ч) и нерегулируемый переход. Редкий пешеход дойдет до середины Ленинского проспекта у дома №78…

Еще раз: не более двух полос при двустороннем движении! То есть исключается сама возможность, что автомобиль в соседнем ряду закроет от вас пешехода. И скорость — не более 50 км/ч! Только в этом случае автомобиль и пешеход могут относительно мирно сосуществовать в рамках общего дорожного пространства без прочных разделителей. В любом ином случае — подземные переходы, эстакады, бетонные или металлические барьеры и так далее.

Потому что автомобиль на скорости более 50 км/ч для человека — это смерть. Для всех. Включая инспекторов ДПС и актеров.   

Рекомендованные статьи