Партнеры, они же соперники. Равный статус пилотов в команде Формулы-1 – возможно ли это?

Партнеры, они же соперники. Равный статус пилотов в команде Формулы-1 – возможно ли это?
Автоспорт | 9 декабря 2017
Фото: команды-участницы

Команда, напарники, партнеры – эти слова говорят о взаимопомощи, единстве, совместной работе. На заре Формулы-1 все это относилось и к гоночным командам. Тем более что либеральные правила тех времен предоставляли для этого немало возможностей – например, один пилот в ходе гонки мог уступить свою машину другому. Естественно, лидеры команд пользовались всесторонней поддержкой, в том числе и со стороны своих коллег. То есть было примерно так же, как сейчас в двух топ-коллективах (Ferrari и Mercedes) – за исключением того, что нынче Боттас не может пожертвовать свой болид Хэмилтолну.

Шли годы, соревнования менялись, разнообразие команд росло, взаимоотношения пилотов в них были самые разные. Порой внутри одного коллектива царило абсолютное равноправие между партнерами – или даже конкуренция. Чем дальше, тем чаще встречался такой тип отношений. Формула-1 эволюционировала в сторону элитной серии, в которой выступают лучшие гонщики мира. Поэтому в командах-лидерах места занимали настоящие звезды. Каждому суперпилоту сложно было примириться с участью «второго номера», каждый претендовал на победы и хотел работать не на товарища по команде, а на себя. Конкуренция в рамках одного коллектива постепенно стала обыденным делом. Почему же сейчас мы снова от этого ушли?

Борьба Айртона Сенны и Алена Проста шла без всяких скидок на то, что они выступают в одной команде

Разумеется, во все времена где-то бывала жесткая иерархия, многое зависело от руководителя. Знаменитый Энцо Феррари установил в своей команде железную дисциплину, в том числе и во взаимоотношениях партнеров. Авторитет Коммендаторе был столь высок, что никому и в голову не приходило игнорировать командную установку. Потому-то роковой конфликт Жиля Вильнева и Дидье Пирони стал для канадского гонщика таким ударом. В большинстве команд вольное обращение с договоренностями могло бы сойти с рук, но не в тогдашней Ferrari. Поэтому для Вильнева обгон Пирони выглядел предательством. Казалось бы, его партнер просто поступил по спортивному принципу! Но мы не знаем (и никогда не узнаем – ни одного из участников тех событий давно нет в живых), приходилось ли самому Вильневу сдерживать себя ради командной дисциплины. Да, это было не в его характере – но ради возможности выступать за Ferrari он был готов на что угодно.

В этом, кстати, и содержится ответ на вопрос, почему амбициозные, метящие в звезды гонщики соглашаются играть вторую скрипку. Топ-команд мало! Их всегда было мало, но последние три десятилетия выбор у лучших пилотов явно невелик. И это, если вдуматься, большая человеческая драма, которую из года в год провоцирует реальное соотношение сил в чемпионате мира. Чтобы попасть в Формулу-1, молодой парень воспитывает в себе лидерские качества, звездность, непримиримость, нежелание уступать в любой ситуации. И вот, наконец, он добрался до лучшего чемпионата человечества. И теперь у него, как правило, две возможности – либо устраиваться в слабую или среднюю команду, где показать себя сложно. Либо соглашаться на роль ассистента в конкурентоспособном коллективе. Как правило, по дороге к звездному статусу перспективный пилот проходит обе эти стадии. Будущие чемпионы ни на одной из них не задерживаются. Но бывает и так, что человек застревает на какой-то из них – и останавливается в своем прогрессе.

Идеальный "второй номер" - Рубенс Баррикелло. В знаменитом Гран При Австрии 2002 года он притормозил перед финишем, уступив победу Михаэлю Шумахеру. Михаэль на награждении не очень ловко попытался уступить Рубенсу первую ступень подиума и кубок победителя

И это вовсе не значит, что он не способен на звездные результаты – просто у него нет возможности их показать. Например, болельщики со стажем помнят, как все относились к Эдди Ирвайну в те годы, когда он был партнером Михаэля Шумахера. Ирландца считали пилотом, мягко говоря, несерьезным. Своеобразным парнем, который очень оживляет пелотон и может выдать нечто юмористическое на пресс-конференциях… но на большие достижения не способен. В контракте у Ирвайна было четко прописана его роль ассистента, но и без этого было ясно, что конкурировать с Михаэлем он просто не способен. Хотя порой, когда ему везло, на отдельных участках чемпионатов он набирал очков не меньше, чем звездный напарник. В 1999 году Михаэль Шумахер попадает в аварию на Сильверстоуне и ломает ногу. И что же? Выпавшее из его рук знамя Скудерии подхватывает Ирвайн! Действует в чемпионате как заправский лидер команды. Сражается с Хаккиненом за чемпионский титул. Да, проигрывает это сражение – но о доле его личной и командной вины в том поражении можно содержательно поспорить.

Да, в больших командах хорошо видят потенциал гонщиков и даже на вторые роли берут тех, кто способен на многое. И расставляют все точки над i, четко оговаривая миссию человека, садящегося в машину с желтой видеокамерой. В нынешнем сезоне такого разделения ролей придерживались не только Ferrari и Mercedes, но и McLaren – просто в силу статуса и авторитета Фернандо Алонсо, не сравнимого с соответствующими качествами его молодого партнера.

Все для товарища по команде! Нельсон Пике-младший умышленно разбивает Renault ради победы своего партнера Алонсо в скандальном Гран При Сингапура 2008 года

В обеих командах концерна Red Bull сложилась парадоксальная ситуация. Формально пилоты команд находились в равном статусе. Де-факто один из них считался более перспективным – и пользовался большими возможностями. Парадокс состоял в том, что и в Red Bull, и в Toro Rosso лучшими условиями располагали те, кто формально считался вторым пилотом – Ферстаппен в головном коллективе, Сайнс в «филиале». Впрочем, в Red Bull это явление скрашивалось невезением, поразившем в этом году Макса, но в конце сезона «командообразующий» статус Ферстаппена был официально подтвержден.

Эстебан Окон и Серхио Перес были готовы внести нотку непредсказуемости в сюжет любого Гран При

Единственной командой, которая была достаточно сильна, чтобы бороться за очки в каждой гонке и при этом считала обоих пилотов действительно равными, была Force India. В результате пилоты Индийской силы выдали потрясающий сезон – в каждом Гран При зрители помимо схватки за призовые места ждали борьбы Окона и Переса как отдельного аттракциона. Вот бы и в командах-лидерах было нечто подобное! Тогда за чемпионский титул бились бы не два, а четыре гонщика – по два представителя от каждой команды. Здорово, правда? Но, увы, недостижимо.

Поединки Росберга и Хэмилтона порой переходили грань корректности. Но сомнений в том, что чемпионом станет гонщик Мерседеса, все равно не было никаких

Самый яркий пример соперничества двух товарищей по команде за победы в чемпионатах – это Айртон Сенна, Ален Прост и McLaren в конце восьмидесятых. Это была эпическая борьба, достойная книг и фильмов. Борьба, измотавшая нервы и самих гонщиков, и Рона Денниса – в результате чего McLaren просто выбрал одного из двух пилотов, фактически вытолкав другого. Но и сама эта борьба была возможна лишь по одной причине – прочие соперники Макларена тогда не могли восприниматься всерьез. Сенна и Прост имели колоссальное преимущество, поэтому не возникало сомнений, что чемпионом будет кто-то из них.

Ситуация остается ровно такой же по сей день. В 2016 году Росбергу и Хэмилтону разрешили бороться за чемпионский титул, не распределяя в команде, кто должен набирать максимум очков, а кто уступать. Почему? А потому что Mercedes имел подавляющее преимущество. Как только в начале 2017 года стало ясно, что Ferrari может взять чемпионский титул, новичку Мерседеса Валттери Боттасу мигом указали на его место. Когда речь идет о высоких целях, у лидера команды не должно быть в тылу никакой «пятой колонны». Даже в психологическом плане. Потому-то и Феттель, и Хэмилтон имеют решающий голос в выборе партнера для себя, они вполне довольны и Боттасом, и Райкконеном.

Квят и Сайнс в этом году были гонщиками с формально равными правами, но отношение команды к ним было разным

А открытые, по-настоящему спортивные поединки за лидерство в команде мы наблюдать сможем – но только там, где высокие цели пока недостижимы. В следующем году к паре пилотов Force India должен присоединиться еще один непредсказуемый и амбициозный дуэт – Сайнс и Хюлькенберг из Renault. И очень интересно, чем в будущем году окончится единоборство Риккьярдо и Ферстаппена. Даниэль свободен от моральных обязательств перед командой, поэтому он будет проводить сезон, сражаясь за собственные перспективы, за возможность заключить контракт с другой топ-командой. Это наверняка будет один из самых занимательных сюжетов следующего сезона.

Кто выйдет победителем в трех этих парах? Мой вариант: Ферстаппен, Окон, Сайнс. Победит молодость. Но в случае с Red Bull этой победе, возможно, поспособствует и сама команда.

Рекомендованные статьи