Одной левой. Как Роберт Кубица возвращается в Формулу-1 после шести лет забвения

Одной левой. Как Роберт Кубица возвращается в Формулу-1 после шести лет забвения
Автоспорт | 15 августа 2017
Фото: Андрей Клещев | f1-fansite.com | rtl.de | robertkubica-klubkibicow.pl | reddit.com | formula1.com

Главной темой минувших тестов Формулы-1 на Хунгароринге стало выступление Роберта Кубицы. Польский гонщик впервые с 2011 года принял участие в официальных заездах за рулем боевой машины и доказал, что готов к возвращению в мир больших призов. Насколько высоки его шансы и через что Роберту пришлось пройти за последние шесть лет? Давайте вспомним…

Почему вокруг Кубицы такой ажиотаж?

Начало второй половины нулевых в Формуле-1 выдалось богатым на приход молодых талантливых гонщиков. Нико Росберг, Льюис Хэмилтон и Себастьян Феттель — эта троица дебютировала в чемпионате в течение полутора лет и за десять сезонов (начиная с 2007-го) выиграла в общей сумме восемь титулов и 118 из 187 гонок. Мог внести свой вклад в эту впечатляющую статистику и еще один представитель золотой молодежи того времени, но жизнь распорядилась иначе.

Роберт Кубица провел в Королевских гонках лишь четыре с половиной сезона. Он не успел реализовать весь свой недюжинный талант, который признавали даже такие «акулы», как Хэмилтон и Фернандо Алонсо. Заводской коллектив BMW, построенный на базе «частного» Заубера, за три с половиной года так и не дал ему машину, позволявшую бы на равных бороться с конкурентами из Ferrari, Макларена и Red Bull, а Renault в 2010-м уже была далеко не той чемпионской командой образца пятилетней давности.

Но даже за рулем не самых быстрых болидов Роберт сумел стартовать с поула (Бахрейн-2008), одержал одну победу (Монреаль-2008) и двенадцать раз поднимался на подиум! В том числе — дважды в Монако, а это дорогого стоит.

Малоизвестный факт: в 2007-м Кубица был в среднем быстрее Феттеля, тогда являвшегося тест-пилотом BMW, на 0,4 секунды с круга. Считается, что руководство команды так легко отпустило немца в Red Bull в середине сезона, поскольку было уверено в том, что в лице Роберта у них есть более быстрый гонщик. Кубица не обманул возложенных на него надежд и уже в свой второй полный сезон, в 2008-м, включился в спор за титул. Компенсировав дефицит скорости машины стабильностью в результатах, поляк до предпоследнего этапа в Шанхае сохранял математические шансы на победу в чемпионате. Показатель средней позиции на финише в том сезоне у Кубицы составил 4,3, тогда как у чемпиона Льюиса Хэмилтона было 4,1, а у серебряного призера Фелипе Массы — 4,2. Так что будь машина BMW Sauber F1.06 чуть быстрее и не брось немецкий концерн ее доработку перед гонкой в Китае, то кто знает, как завершился бы чемпионат 2008 года…

В дополнение к скорости и стабильности Кубица обладал харизмой, присущей разве что Кими Райкконену. Что бы ни происходило на трассе, Роберт был таким же спокойным, невозмутимым, сосредоточенным на гонках и полностью отчужденным от гламура и пафоса, свойственного современной Формуле-1, что не могло не нравиться болельщикам.

Одним словом, у пилота из Кракова были все составляющие, чтобы стать суперзвездой Формулы-1, но восхождение поляка на гоночный олимп оборвалось холодным утром 6 февраля 2011 года в провинции Андора на севере Италии.

Зачем Роберту нужно было ралли и какие травмы он получил в аварии?

В годы выступлений за BMW Кубице было запрещено участие в ралли — такую возможность он получил только после перехода в команду Renault в 2010-м, при подписании контракта с которой его менеджер Даниэле Морелли выбил специальное разрешение. «Ралли — это моя страсть! — говорил Роберт. — Это хорошая тренировка концентрации, особенно учитывая, что в Формуле-1 проводится не так много тестов. Благодаря выступлениям в ралли я могу стать лучше как гонщик, что очень важно по ходу сезона из двух десятков Гран При».

С ноября 2009-го по февраль 2011-го Кубица стартовал в 16 ралли — в основном это были асфальтовые гонки во Франции и Италии. С опытом Кубица ехал все быстрее, и где-то через год после дебюта к нему пришли первые победы в 1600-кубовом классе.

Итальянское ралли Андора было первым для Кубицы в 2011 году и дебютным за рулем полноприводного хэтчбека Skoda Fabia S2000, тогда как до этого он выступал на Renault Clio S1600. В январе Роберт должен был выйти на старт ралли Монте-Карло, но в последний момент отозвал свою заявку. По одной информации, из-за разногласий с Renault в выборе марки машины, по другой — отказался сам, так как не получил в свое распоряжение технику более мощного класса. Было ли это предупреждением свыше? По крайней мере, дважды судьба уже испытывала его на прочность: в 2003-м Роберт получил травму руки в дорожно-транспортном происшествии в Польше, а спустя четыре года лишь чудом уцелел в аварии на Гран При Канады.

Не оставил его ангел-хранитель и в то злосчастное утро 6 февраля 2011 года. В 8.30 по местному времени при прохождении первого допа Кубица потерял управление на скользкой трассе и врезался в ограждение.

«Мы знали, что асфальт скользкий, и были готовы к этому, — вспоминал штурман Якуб Гербер, счастливо избежавший травм в той аварии. — После заноса машину отбросило к рельсу безопасности, и, заскользив, она выгнула его наружу. Затем мы врезались в следующую секцию, которая пронзила машину и вошла в салон».

Кубице вообще очень повезло, несмотря на тяжелые последствия. Пройди рельс чуть левее, и… Через полтора года в точно таком же инциденте на итальянском ралли Targa Florio погиб молодой штурман Гаррет Робертс, выступавший с Крейгом Брином. Шансов выжить у 25-летнего парня не было: смерть была мгновенной.

Жизни Кубицы ничего не угрожало, но он получил множественные переломы: металлический рельс, прошивший салон до самого багажника, травмировал правую часть тела Роберта от предплечья до ноги. Больше всего досталось правой руке: кисть оказалась практически отрезана. Существовала угроза ампутации, но врачам из больницы в Пьетра-Лигуре удалось совершить чудо: в течение сложнейшей семичасовой операции, в которой были задействованы две бригады хирургов, руку Кубицы фактически собрали заново, сшив артерии, вены, нервы, сухожилия и мышцы. Худшего удалось избежать. Но вот гарантировать полное восстановление функциональности руки медики не могли, и над возвращением Кубицы в гонки нависла угроза.

Почему Кубица вернулся только через шесть лет?

За руль машины Формулы-1 Роберт Кубица вернулся ровно спустя шесть лет и четыре месяца после аварии: 6 июня 2017 года поляк протестировал болид Lotus-Renault E20, который он должен был пилотировать в сезоне-2012. На протяжении всего 2011 года в Энстоуне ждали ответа от Роберта по поводу готовности вернуться и фактически держали для него место свободным, несмотря на отсутствие контракта на следующий сезон. Но восстановление затянулось: за полгода, прошедшие с момента аварии, Кубица перенес в общей сложности восемь операций. Медики прогнозировали восстановление к ноябрю-январю, но осенью стало известно, что поляку потребуется еще одна операция на запястье, и в конечном итоге через пару недель Роберт уведомил руководство Lotus, что не готов вернуться за руль в начале сезона-2012. А в январе Кубица получил новую травму: бедолага поскользнулся на льду во дворе собственного дома и снова сломал правую ногу.

Период реабилитации закончился только к концу лета, но из-за того, что не восстановились срединный и локтевой нервы, функциональность правой руки Роберта осталась на 50-процентном уровне, что означало крах всех надежд на возвращение в Формулу-1 в ближайшем будущем. Подтверждение такого пессимистичного сценария было получено при работе Кубицы на симуляторе команды Mercedes в Брэкли в мае 2013-го: в тесном формульном кокпите оказалось физически невозможно компенсировать ограниченность движения подруливанием локтем, как Роберт делал за рулем обычной машины.

Но это не значило, что возвращение в автоспорт было для поляка закрыто. В более просторных кузовных машинах его физический недостаток проявлялся меньше.

Кубица провел тесты в DTM, на протяжении трех сезонов выступал в чемпионате мира по ралли, выиграв титул в младшей полноприводной категории WRC2, попробовал силы в марафонских кольцевых гонках в Муджелло и Спа. А вот от ответов на многочисленные вопросы о возвращении Формулу-1 Роберт старался уходить, не говоря ни да, ни нет.

Ключевыми стали тесты на симуляторе Dallara в декабре 2016 года, в ходе которых Роберт обнаружил, что у него больше нет столь серьезных проблем, как в Брэкли три года назад! Время и усиленные физические тренировки принесли результат. И пусть ограниченность движений все равно оставалась, Кубице уже не требовалось выставлять локоть! Дальнейшие тесты в LMP2, GP3 и Формуле-E, состоявшиеся нынешней весной, также прошли успешно. Так что следующим логичным шагом должно было стать возвращение поляка в кокпит машины Ф1.

Как прошли тесты?

Изначально приглашение на тесты было жестом доброй воли со стороны конюшни Renault, с которой у Кубицы остались хорошие связи, и рассматривалось как разовое мероприятие.

«Думаю, у ребят из команды остались приятные воспоминания о нашем сотрудничестве. Может быть, именно они подсказали руководству Renault идею провести эти тесты», — рассказывал Роберт о том, как удалось все организовать.

Символично, что Кубица вернулся за руль в Валенсии, где за несколько дней до аварии, 3 февраля 2011 года, он в последний раз пилотировал машину Формулы-1. Вряд ли у команды и самого Роберта были какие-то серьезные ожидания от заездов на болиде пятилетней давности, однако своим выступлением Кубица поразил не только окружающих, но и самого себя. За день поляк проехал 115 кругов (то есть примерно 460 километров), поработав в квалификационном режиме, на длинных отрезках, и потренировав процедуру старта.

«После этих 115 кругов Роберт улыбался до ушей!» — написала в конце дня пресс-служба Renault в своем Твиттере.

Данные по времени круга команда не стала разглашать, но очень скоро стало известно, что лучшим результатам Кубицы стало 1.14,270, тогда как за день до этого резервный пилот Renault Сергей Сироткин на этой же машине проехал круг за 1.14,560.

«Если говорить о чистом времени круга, то это отчасти правда, — подтвердил в дальнейшем Сироткин. – Но мы работали по разным программам, в разное время. Я ни в коем случае не умаляю его достижение, но условия на трассе были не в мою пользу. Мы не собирались соревноваться, и каждый из нас был занят своим делом».

Впрочем, важнее дискуссий о времени круга стал главный итог тестов со стороны самого Роберта: «До тестов я оценивал шансы вернуться на десять, максимум на 20 процентов, а теперь — на 80—90! Я понял, что дверь в Формулу-1 для меня не закрыта».

Неудивительно, что разовое мероприятие превратилось в нечто большее. Через месяц, 12 июля, Кубица провел еще одну тестовую сессию за рулем болида Lotus-Renault E20 на трассе Поль Рикар, где проехал 90 кругов, а перед этим принял участие в Фестивале скорости в Гудвуде. Но главный экзамен для 32-летнего гонщика был впереди…

2 августа, после Гран При Венгрии, Кубица сел за руль современной машины. И тут снова напрашивается интересная параллель: именно на Хунгароринге поляк дебютировал в Формуле-1 в 2006-м, заменив в BMW уволенного Жака Вильнёва.

Ради тестов Роберта за рулем болида R.S.17 руководство Renault даже поступилось пунктом в контракте Джолиона Палмера, выплатив британцу неустойку. А важность этих заездов для Кубицы было сложно переоценить.

«Хунгароринг — одна из самых требовательных трасс с физической точки зрения. Если он справится, значит, сможет без проблем проезжать дистанцию Гран При», — высказался на этот счет первый номер Renault Нико Хюлькенберг.

Не считая курьеза при выезде из боксов, когда Роберт, уклоняясь от столпившихся фотографов, задел правую сторону гаража и снес табличку с именем Хюлькенберга, венгерские тесты прошли без сучка и задоринки. Как отмечают очевидцы, Кубица пилотировал быстро и плавно, но при этом явно осторожничал и старался не атаковать поребрики.

Уже к обеду Роберт преодолел гоночную дистанцию, 74 круга, и на шинах Supersoft показал время 1.19,681, а на самом мягком компаунде Ultrasoft снял с него еще секунду — 1.18,572. В квалификации Гран При Венгрии с таким результатом поляк занял бы 14-е место, вклинившись между Даниилом Квятом и Серхио Пересом. К слову, Палмер в субботу был 11-м со временем 1.18,415, а Хюлькенберг оказался на седьмой строчке — 1.17,468.

На длинной серии кругов утром Кубица выглядел стабильно, штампуя результаты с разницей максимум в 0,6 секунды. Во второй половине дня темп стал более рваным, но сложно сказать, с чем это было связано — с особенностями программы или физической усталостью.

По пройденной дистанции — 142 круга — Роберт уступил только молодому Луке Гьотто, приглашенному на тесты в Williams, а в общем протоколе занял четвертое место, уступив менее полутора секунд лидеру тестов Себастьяну Феттелю.

На пресс-конференции после окончания заездов Кубица выглядел уставшим и излучал сдержанный оптимизм: «Я доволен, но не на все сто процентов. Есть аспекты, в которых можно прибавить, однако это нормально».

Что дальше?

Разговоры о том, что Роберт может заменить Джолиона Палмера на Гран При Бельгии после летнего перерыва, появились еще до тестов на Хунгароринге. Но по ходу первой половины сезона журналисты уже меняли британца на Сергея Сироткина и даже на Карлоса Сайнса, однако это так и осталось на уровне слухов. Не произойдет замены, скорее всего, и в случае с Кубицей. Есть версия, что у Палмера железобетонный контракт, за расторжение которого команде придется выплатить солидную неустойку. Да и зачем так форсировать возвращение Роберта, если даже у Renault есть планы на него?

«Я не 18-летний новичок, который стремится выйти на старт Гран При любой ценой, — говорит сам Роберт. — Я хочу выступать в гонках, только если буду полностью уверен в том, что справлюсь со своей работой».

Тесты в Валенсии, на Поль Рикаре и даже на Хунгароринге были в большей степени проверкой возможностей Кубицы. Он убедился в том, что последствия травмы не влияют на пилотаж, проехал дистанцию Гран При для получения суперлицензии и успешно прошел обязательный тест FIA на пятисекундное покидание кокпита. Теперь можно полностью сосредоточиться на подготовке к возвращению в гонки. Скорее всего, в оставшейся части чемпионата Кубица проведет несколько пятничных тренировок. А если все пройдет нормально, то к концу года Renault подпишет с ним контракт на следующий сезон.

Не поздновато ли возвращаться? Ответ прост: нет. Марк Уэббер начал выигрывать в Формуле-1 в 32 года, Кими Райкконен в таком же возрасте вернулся после двух пропущенных сезонов и одержал две победы, а Рубенс Баррикелло даже в 37 лет претендовал на чемпионский титул. В конце концов, Льюис Хэмилтон младше Кубицы всего на год, а Себастьян Феттель — на два.

Конечно, потерянные шесть лет не вернуть, но совершить красивый камбэк еще не поздно и, похоже, Роберту это по силам. Только бы Renault не подвела с принятием решения и конкурентоспособностью машины в будущем.

Рекомендованные статьи