«Куда ты катишься, Williams?» Что происходит с легендарной командой Формулы-1

«Куда ты катишься, Williams?» Что происходит с легендарной командой Формулы-1
Автоспорт | 9 мая 2019
Фото: crash.net | PlanetF1 | команды-участницы

Некогда успешная команда Williams, неоднократно побеждавшая в чемпионате мира в 80-х и 90-х, сегодня прочно закрепилась в Больших Призах в роли аутсайдера. Почему так вышло и есть ли надежда на улучшение ситуации? 

Впереди Ferrari

К началу эры гибридных турбомоторов в 2014-м команда Williams подошла вооруженной до зубов после долгих лет забвения. Технический штаб возглавил опытный Пэт Симондс, бригаду инженеров взял под свое руководство выходец из Ferrari Роб Смедли, а маркетинговый отдел привел алкогольный бренд Martini на место титульного спонсора, вернув в автоспорт знаменитые по гонкам спорткаров бело-сине-красные цвета. А еще команда Фрэнка Уильямса получила лучший на тот момент мотор Mercedes, который был, по неофициальным данным, на 100 л.с. мощнее Ferrari и Renault. 

Результаты оказались соответствующими уровню подготовки. За один сезон команда из Гроува завоевала больше подиумов, чем с 2005-го по 2013-й: девять против семи. И пусть выиграть не получилось, но в Шпильберге пилоты Уильямса впервые за 11 лет заняли весь первый ряд стартового поля, а по итогам сезона команда стала третьей, чего с ней не случалось тоже с 2003-го. 

Секрет успеха был прост: сочетание лучшего двигателя и эффективной аэродинамики с низким лобовым сопротивлением. Этим и объяснялось преимущество Williams в полторы сотни очков перед другими клиентами компании Mercedes, командами McLaren и Force India. Что говорить, если впервые с 1997-го подопечные Фрэнка Уильямса опередили Ferrari! 

Но спустя четыре года все кардинально изменилось: чемпионат-2018 Williams завершила на последнем месте с семью очками против 571 у Ferrari, которая заняла вторую строчку командного протокола. 

Провалы были и раньше

Команда Фрэнка Уильямса не раз за свою 42-летнюю историю теряла импульс и откатывалась назад в турнирной таблице. 

Спады в основном происходили в периоды кардинальных изменений технического регламента. Переход с турбодвигателей Honda на атмосферники британской марки Judd обернулся падением с первого на седьмое место в Кубке конструкторов в 1988-м. Ровно через десять лет Williams откатилась с первого на третье место при вступлении в силу новых требований по аэродинамике — не в последнюю очередь из-за ухода главного конструктора Эдриана Ньюи в McLaren. С пятой на восьмую позицию Williams упала и после перехода с моторов BMW на Cosworth в 2006-м, когда 2,4-литровые двигатели V8 заменили трехлитровые V10. 

В принципе, всех этих спадов можно было избежать, выиграв больше семи титулов в личном зачете и девяти в Кубке конструкторов, но независимость для Фрэнка Уильямса была важнее ведущих мотористов и гениальных конструкторов. В 1987-м Williams поругалась и расторгла контракт с Хондой, продвигавшей своего протеже Сатору Накаджиму в боевые пилоты и недовольной отсутствием приоритетной поддержки у лидера Нельсона Пике. Отношения с BMW испортились, когда баварцы не откликнулись на предложение активнее участвовать в делах команды. А Эдриан Ньюи разочаровался в коллективе из Гроува после замены британца Деймона Хилла на немца Хайнца-Харальда Френтцена, о которой его не спросили, несмотря на право голоса при выборе пилотов. 

Тем не менее после каждого падения Williams поднималась и наверстывала упущенное. 

Нынешний кризис не похож на предыдущие 

Базис Уильямса в начале гибридной турбоэры в 2014-м сам по себе был хорош. Проблема оказалась в том, что у технического штаба в Гроуве не было должной программы развития и ресурсов, чтобы удержать взятую планку. Остаться в рядах лидеров с бюджетом 186 миллионов евро (при 468 млн у Red Bull, 467 млн у Mercedes и 418 млн у Ferrari) было утопией. 

По мере того, как мотористы Ferrari и Renault сокращали отставание от Мерседеса, команда Williams все больше уходила в тень. Плюс к этому шасси стало хуже работать: в 2015-м на медленных трассах и в дождевых условиях начало не хватать прижимной силы, гонщикам не удавалось выводить шины в рабочий диапазон. Команда каким-то чудом отстояла третье место в Кубке конструкторов, но нисходящий тренд было не остановить. Топ-команды ушли в отрыв, а такие конкуренты, как Force India, догнали и обогнали Williams в 2016-м. Динамика набранных очков с 2014-го говорит сама за себя: 320, 257, 138, 83. 

А в 2018-м Williams установила рекорд последних 15 лет по падению в таблице чемпионата — с пятого на десятое за один год. Смелая смена философии при стабильном регламенте и постройка машины с нуля под руководством нового технического директора Пэдди Лоу очень дорого обошлись команде из Гроува. 

Просчеты в аэродинамической концепции, наполовину скопированной у Мерседеса и наполовину у Ferrari, оказались столь велики, что за весь сезон команда ничего толком не исправила, набрав жалкие семь очков. От первой и до последней гонки болиду FW42 не хватало всего: скорости, управляемости, стабильности. «Инженеры не понимали, как доработать машину», — объяснил в начале этого года Лэнс Стролл. 

Проблема не в машине

Очевидно, что Уильямсу требовалось нечто прогрессивное, чтобы остановить падение. Но сначала команде стоило отладить процесс проектирования и производства, корреляцию в аэротрубе и на реальной трассе — все это хромает последние восемь—девять лет. Да, концепция с низким лобовым сопротивлением, ставшая базисом машин с 2014-го по 2017-й, сработала хорошо. Но помните, что было в начале нынешнего десятилетия? В 2010-м в Гроуве довели аэродинамику машины до ума только к середине сезона. В 2011-м команда не адаптировалась к использованию выдувного диффузора, а в 2013-м не решила задачу, как стабилизировать болид при использовании «эффекта Коанда» в выхлопной системе. Те два сезона Williams завершила на девятой строчке, набрав оба раза по пять очков. 

Видимо, успехи в 2014-м и 2015-м придали команде позитивную энергию, настроили на рабочий лад. Но сейчас она вернулась на исходные позиции. «Третье место в Кубке конструкторов замаскировало проблемы, которые мы не смогли решить во время реструктуризации в 2013-м», — прокомментировала ситуацию осенью прошлого года заместитель руководителя Williams Клэр Уильямс. 

Наилучший пример — просчеты минувшей зимы, из-за которых детали тормозной системы и подвески элементарно не подошли по размеру! В результате команда опоздала со сборкой машины и пропустила первые два дня предсезонных тестов. Вдобавок вплоть до четвертого этапа в Баку Уильяму катастрофически не хватало запчастей, из-за чего Джордж Рассел и Роберт Кубица были вынуждены осторожничать. 

А проблемы с ослаблением ремней безопасности у Сергея Сироткина, устраненные лишь после первых четыре гонок сезона-2018? О каком копировании системы охлаждения болидов Mercedes может идти речь при подобном непрофессионализме? Вероятно, команда из 700 человек стала слишком разрозненной, неуправляемой и нуждается в реструктуризации. 

По всем параметрам Williams сегодня худшая в пелотоне. Ее болиды на каждой трассе в 2019-м едут медленнее, чем год назад (!), а отставание даже от ближайших соперников на одном круге составляет колоссальные 1—1,5 секунды. Фактически — это уровень многострадальных команд Caterham и Marussia, прекративших участие в Формуле-1 несколько лет назад. Но знаете, какой главный признак аутсайдера у Williams? Не имеет особого значения, кто сидит за рулем: Лэнс Стролл, Сергей Сироткин, Роберт Кубица, Джордж Рассел или кто-то еще. От перемены пилотов ничего не изменится…

Что дальше?

Главная надежда Уильямса сейчас на глобальные перемены в регламенте-2021: ограничение бюджета и уравненный баланс сил среди участников. Команде нужно только остаться на плаву к тому времени и не сгинуть в небытие, как Tyrrell, Lotus или Brabham. 

Пока в финансовом плане в Гроуве все нормально: несмотря на провал, команда завершила прошлый год с прибылью в размере 18,7 миллиона евро. Но не факт, что ситуация не ухудшится в этом сезоне. Ушли титульный спонсор Martini, канадский миллиардер Лоуренс Стролл, SMP Racing — суммарно они приносили в бюджет Уильямса свыше 50 миллионов. А призовой доход в связи с падением с пятого на десятое место в чемпионате сократится с 58 до 53,5 млн. Любопытно будет посмотреть финансовый отчет команды по итогам первой половины года, который обычно Williams Grand Prix Holdings публикует в сентябре. Но вряд ли новый титульный партнер, малоизвестный производитель смартфонов Rokit, и польская нефтяная компания Orlen, личный спонсор Роберта Кубицы, закроют брешь в бюджете.

В техническом плане хорошего тоже мало: Пэдди Лоу еще до начала сезона ушел в бессрочный отпуск и не факт, что вернется. За аэродинамику отвечает Даг Маккирнан, а отделом проектирования руководит Адам Картер — оба не слишком известны в мире Формулы-1. Хотя консультирует инженеров легендарный Патрик Хэд, стоявший у истоков создания команды на пару с Фрэнком Уильямсом.

В любом случае к переменам в 2021-м Williams должна подойти с заново выстроенной технической структурой и долгосрочной программой развития. Есть риск, что еще одного проваленного перехода на новые правила команда из Гроува не переживет…

Рекомендованные статьи