Проходим обучение в снегоходной школе на Камчатке

Проходим обучение в снегоходной школе на Камчатке
Мото и квадро | АР №24 2019
Фото: Денис Евграфов | Дмитрий Гальчун

Снегоходная школа SkiDooKing, детище российского представительства компании BRP, имеет отделения в Архызе, Хибинах, Шерегеше... И на Камчатке, где я мечтал оказаться всю свою жизнь. Как оказалось, правильно.

Камчатка! Другая планета, край земли русской! Перелет из Москвы длится девять часов, пересекаешь столько же часовых поясов — и попадаешь в убийственную в своей первозданной красоте суровую природу. Десятки вулканов, мириады тонн снега — настоящий рай для снегоходчиков. И стать таковым это место может не только в переносном смысле, ведь самая большая опасность при езде в горах — лавины, которые с пугающей регулярностью в каждом сезоне погребают под собой любителей экстрима.

Резвиться в раю в этой жизни, а не в загробной — этому и учат в школе SkiDooKing.

Сперва ты попадаешь в аэропорт Елизово — настоящий оплот советского постмодернизма: просто ангар. Потом Петропавловск-Камчатский — в центре весьма уютно, царит тихая и милая атмосфера конца XIX века в ­Санкт-Петербурге, разве что вместо упряжек с белоснежными лошадками по городу ездят множественные вариации праворульного джипообразного: условия здесь суровые, и такие машины не столько дань моде, сколько каждодневная необходимость.

Приключения начинаются еще по пути на саму базу снегоходной школы. Дорога сложная, нашу группу почти три часа вез полноприводный КАМАЗ-вахтовка, при том что проехали мы всего около 100 километров.

А на базе — тишь, гладь... Парк снегоходов: новейшие модели Ski-Doo, горники Summit в двух вариантах гусеницы, 154 и 165 дюймов, все текущего модельного года. Но прежде, чем раствориться в безбрежных просторах Камчатки, увидеть вулканы Вилючинский и Толбачик, потерять дыхание и дар речи, добравшись на снегоходах до берега Тихого океана, нужно научиться выкапывать... рюкзак.

Лавина — это серьезно. Сходящие за несколько десятков секунд сотни тонн снега способны снести на своем пути даже небольшой поселок, что уж говорить о людях. Отсюда железное правило: в горах вы всегда должны находиться группой. Только вдвоем — это уже огромный риск, а уж в одиночку... Даже если вы «всего лишь» сломали ногу или завернули снегоход вокруг дерева, то ждать помощи неоткуда: мобильная связь в горах, как правило, не работает. А если вас накрыла лавина, то можно и вовсе не переживать: согласно статистике, под метровым слоем снега человек живет в среднем 10—12 минут — дальше заканчивается воздух. И да, это еще при хорошем раскладе, при плохом лавина может вас изрядно поломать в процессе схода.

Даже на фотографии этот склон выглядит устрашающе. На спуск с него отважились только двое из нашей группы

Поэтому инструкторы учат избегать потенциально опасных склонов. Так называемый козырек, ледяная подложка, плюсовая температура, обильно прошедшие накануне снегопады, рыхлый, содержащий много воздуха сухой снег, подветренная сторона горы... Одни из наиболее важных аспектов безопасности — сплоченная работа группы и понимание, как действовать в случае, если лавина забрала под себя человека. Все снегоходчики должны быть правильно экипированы: обязательно наличие так называемого биппера, то есть радиопередающего устройства, у каждого члена группы. Прибор работает и в режиме поиска, позволяя с точностью до 50 см найти человека.

Щупы — необходимая вещь в горах, это ваши вторые глаза. Конструкции бывают разные — алюминиевые, углепластиковые. Само собой, они складные, а длина от полутора метров до 4—6 м у профессиональных

Также нужно иметь щупы и лопаты. А в идеале неплохо дооснаститься лавинным рюкзаком, в котором находится надувная подушка, способная «вытащить» вас наверх сходящего снега. Активируется она при помощи сжатого газа, но сам процесс нужно запускать вручную — для этого под левую руку выводится специальная чека. Почему под левую? Потому что правая в этот момент должна давить на курок газа. Стоит такой «портфельчик» около 60 тысяч рублей, но жизнь дороже. Ведь от вас не будет зависеть ровным счетом ничего, как только вы окажетесь под тоннами снега. Либо вас быстро найдут (помним про включенный биппер) и откопают ваши товарищи, либо уже в ином мире вы встретитесь с такими же бесстрашными парнями, которым не нужны сопровождающие, для которых биппер — бесполезная игрушка и которые говорили, что сто раз здесь ездили.

Подушка выстреливает в полностью рабочее состояние менее чем за секунду посредством ­баллона со сжатым газом. Конструкция многоразовая: баллоны можно менять или заправлять на специальном оборудовании

Разумеется, на этом обучение не заканчивается. Устройство снегоходов, наиболее типичные поломки и способы их устранения, основы безопасной езды в группе, техника управления горниками, развороты, езда в траверсе, то есть по склону...

Самое интересное — это использование на практике полученных знаний, в том числе и откапывание условно засыпанного снегоходчика. В нашем случае это был спрятанный почти под двумя метрами снега рюкзак с биппером. Его мы «спасли» минут за десять — в теории «сумчатый» должен был выжить.

Падения неизбежны, благо снег — это не асфальт. Но «прилечь отдохнуть» тоже можно по-разному, поэтому пренебрегать защитной экипировкой не стоит

Ну а катание — это фантастика. Современные снегоходы по способности достигать труднодоступных мест уступают только вертолету, а по генерации адреналина могут посоперничать со спортбайками! Но нужен опыт, которым и делятся инструкторы. Да, удовольствие не из дешевых: четырехдневный курс по принципу «все включено» (кроме авиабилета до Елизово) стоит около ­160—180 тысяч рублей. Но одни только виды Камчатки, фактически другой планеты для большей части жителей «материка» (так на Камчатке принято называть остальную часть страны), чего стоят!

На обратном пути на Большую землю наша вахтовка застряла прямо возле базы — всей команде пришлось откапывать КАМАЗ: штатный небольшой бульдозер оказался бессилен. А домой я привез три килограмма настоящей икры — и щемящее чувство тоски по этим вулканам, сопкам и ощущениям, которые могут подарить лишь горные снегоходы. Черт, только этого мне не хватало: к неизлечимой мотоциклетной болезни, похоже, добавилась еще одна — камчатский скидукинг.

Рекомендованные статьи