Rolls-Royce Camargue 1979 года в рассказе Андрея Хрисанфова

Rolls-Royce Camargue 1979 года в рассказе Андрея Хрисанфова
Кунсткамера | АР №13 2021
Фото: Шон Дагэн, Hyman Ltd.

Камарг... Благодатный край на взморье в дельте Роны, царство розовых фламинго, рисовых полей, белых скакунов и черных полудиких быков, райский уголок, до которого совсем недалеко от Марселя. Самое, казалось бы, место для официального дебюта машины под названием Camargue. Однако фирма-изготовитель, Rolls-Royce, выбрала совсем другую местность — гористую Сицилию. И были у нее на то свои резоны.

Традиционная фальшрадиаторная облицовка, столь характерный для всех автомобилей Rolls-Royce «античный фронтон», на этой модели установлена с небольшим — около четырех градусов — наклоном вперед

Задумываться над расширением своей производственной программы в компании Rolls-Royce начали под конец шестидесятых. Обновленная в 1965 году линейка моделей во многом утратила ту ауру эксклюзивности, которая была свойственна всем прежним моделям этой аристократической марки; машины как таковые были хорошими и даже, пожалуй, отличными, но назвать их, как встарь, величественными вряд ли у кого повернулся бы язык. Вполне достойным такого определения остался разве что семиместный лимузин Phantom V, сохранивший прежние формы и пропорции, — но эта модель была все-таки рассчитана на эксплуатацию с профессиональным водителем повышенной квалификации, а не на нормального потребителя, который привык водить свою машину самостоятельно. Введенные ближе к концу шестидесятых двухдверные версии, закрытая и открытая, расширили ассортимент продукции до трех разновидностей под каждой из двух предлагаемых производителем марок — Bentley и собственно ­Rolls-Royce. Но, по мнению руководства фирмы, на рынке ­по-прежнему ощущалась нужда в модели, относящейся к классу «personal luxury» — рассчитанной на ­владельца-водителя и при этом особо изысканной. «Не для всех».

Разработать такую машину компания Rolls-Royce вполне могла бы и самостоятельно — с ее-то несравненным и многолетним опытом поставки на рынок автомобилей эксклюзивного класса. Но, к превеликому сожалению, она как раз в описываемый период лишилась того уникального специалиста, который с самой середины сороковых годов отвечал за внешнее решение всех ее автомобилей. Достославный Джон Блетчли, бессменный глава и, не побоимся этого слова, душа кузовного подразделения фирмы на протяжении целой четверти века, окончательно и бесповоротно ушел в отставку 21 марта 1969 года, по его собственным словам, «из-за непреодолимых разногласий с начальством». Тогда и созрело решение поручить проектировать будущую «персоналку» сторонним специалистам. А в качестве таковых был выбран итальянский кузовной дом Pininfarina.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи