Audi 80 второго поколения против ВАЗ-2109 и АЗЛК-2141. Машины одного уровня?

Audi 80 второго поколения против ВАЗ-2109 и АЗЛК-2141. Машины одного уровня?
Ретротест | АР №14 2016
Фото: Дмитрий Питерский
Экспертная группа: Иван Шадричев | Ярослав Цыпленков

Алеко, Спутник? Не прижились у нас экспортные имена первых советских переднеприводников. Пятидверный ­ВАЗ-­2109 окрестили «девяткой», а Москвич звался Азлык — АЗЛК-2141, Автозавод имени Ленинского комсомола.

В те годы сравнительных тестов в прессе не было, а уж с иномарками... И только теперь, три десятка лет спустя, мы не просто свели вместе Москвич и «девятку», но и выставили против них исправный седан Audi 80 второго поколения.

Первую партию «девяток» на ВАЗе выпустили в 1987 году, наш автомобиль как раз из ранних. Коричневый интерьер, мотор 1.3, четырехступенчатая «механика»... До сих пор помню, как смотрелась на «низкой панели» папина магнитола Sharp ­GF-7500. А сколько на длиннющей полке справа от панели приборов умещалось бутылок пива!

Удачный дизайн, неплохие по меркам СССР материалы и хорошая печка. Обратите внимание, сколько здесь света: крупное лобовое и боковые стекла, ажурные стойки
Панель приборов с антибликовым вогнутым стеклом еще с ранними­ оранжевыми­ стрелками. Уровень топлива­ менялся в зависимости от ­направления поворота. Вместо крупной лампы Stop можно было поставить кооперативный цифровой тахометр
0 / 0

Водительское сиденье низкое и мягкое, рычаг переключения передач короткий, его ходы бесконечны, а четкость на троечку. Тогда еще никто не знал, что это растянется как минимум на тридцать лет. Ведь даже у Вес­ты механизм переключения хуже, чем у Жигулей.

• Об угол центральной консоли крупные люди набивали синяки. У вентилятора отопителя три скорости, каждый из дефлекторов можно регулировать и перекрывать. На полочку внизу отлично умещались аудиокассеты
• Передачи в «девятке» переключаются хуже, чем у Жигулей, но не ужасно — в отличие от «десяток» и Приор
• Продольная регулировка меняет еще и высоту мягкого сиденья: чем дальше отодвинешься, тем ниже окажешься. Многие жаловались на ощутимую через наполнитель поперечину над поясницей, но на этой машине она не чувствуется. Пластиковая шестеренка регулировки угла наклона спинки быстро начинала проворачиваться

А сзади в «девятке» тесно. Странно, почему я не чувствовал этого в те годы? Время с подругами на мягком диване летело так незаметно...

Из скольких дорожных передряг­ «девятки» вытаскивали своих­ ­водителей благодаря хорошей управляемости — не сосчитать

На заднем сиденье Москвича куда вольготнее — недаром «сорок первые», наряду с Волгами, работали в такси. Высокий потолок, невиданная ранее роскошь в виде едва заметного центрального тоннеля. А багажник почти на треть крупнее вазовского — но открывается только ключом. Чтобы при этом не глушить мотор, прямо с завода связку скрепляли быстросъемным пластиковым карабином.

Кузов Москвича зализан, но наша собственная продувка в аэродинамической трубе (АР №9, 1998) показала, что реальный коэффициент лобового сопротивления Сx составляет не заявленные заводом 0,35, а 0,47, — даже чуть больше, чем у «девятки»

Основательные передние кресла, крупные и сильно разнесенные педали, которые можно легко нажимать даже в валенках... Сибирский размах! Печка у Москвича, кстати, была не хуже вазовской. А по аэродинамической проработке это лучшая машина в СССР — заднее стекло всегда оставалось чистым (причем без дворника!), да и к боковинам грязь почти не липла. «Девятка» же, напротив, оказалась грязнулей.

Архитектура передней панели Москвича практически повторяет «девяточную», а подрулевые рычажки у них и вовсе одинаковые. Но качество сопряжения деталей удручает

Но собран москвичовский интерьер отвратительно. Качество пластмассы как у одноразовой посуды, в местах сопряжения не зазоры, а настоящие дыры... И все это грохочет и трясется на ходу.

Под огромным козырьком полноценная панель приборов с тахометром, спидометром и массой дополнительных указателей

Вообще, найти сейчас хороший «сорок первый» чуть ли не сложнее, чем куда более древний «четыреста восьмой»: АЗЛК-2141 гнил с пугающей скоростью! Уфимские полуторалитровые моторы гнали масло, ходовая стучала и разваливалась — даже тестовый ухоженный автомобиль 1989 года выпуска с пробегом всего 40 тысяч километров ощущается пожилым. На стыках брякают опоры передней подвески, с характерным звоном детонирует на разгоне 72-сильный УЗАМ. Будто общаешься с обреченным человеком.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи