Проект Кортеж: что внутри?

Фото: НАМИ | Степан Шумахер

Возможно, это будет самый необычный показ нового автомобиля. Дебют первенца семейства Кортеж — а официально оно называется ЕМП («Единая модульная платформа»), — скорее всего, приурочат к инаугурации президента России. Кортеж начинается с президентского лимузина ЕМП-412311, а заканчивается «легким» базовым седаном ЕМП-412300. Впрочем, этим седаном он все же начинается...

Мы поездили на ЕМП-прототипах, но делиться впечатлениями рано: доводочные работы в самом разгаре. Зато можем рассказать о том, что «первый созданный с нуля российский автомобиль высшего класса» был разработан... От пятки. От правой пятки водителя!

Если обычно автомобильных конструкторов наставляют на путь истинный маркетологи, то в данном случае к маркетингу добавилось звено в лице заказчика главных версий: техническое задание на бронированный «борт номер один» утверждал ­Минпромторг. Конечно, президентский лимузин лишь часть проекта ЕМП, но, во-первых, самая важная часть, а ­во-вторых, все ЕМП-автомобили во многом унифицированы между собой. Так что гены президентского лимузина будет нести каждая модель Кортежа. И не сказать, что это легкая ноша.

Знаете, почему, например, у богатого представительского седана мультимедийная система — без интеграции интерфейсов Apple CarPlay или Android Auto? Из соображений безопасности, чтобы исключить риск утечки данных при подключении телефона к автомобилю! Отказ от тачскрина объясняется не только желанием избежать неряшливых отпечатков посреди лакированного великолепия, но и невозможностью пользоваться им с заднего ряда. Сам интерфейс предельно лаконичен — чтобы не пришлось в нем блуждать при редком пользовании. Эти машины едва ли будут стоять в пробках, а водителям вряд ли позволят коротать время ожидания в скитаниях по мультимедийным интерфейсам.

Для архитектуры салона выбрали «горизонтальную» структуру. Максимальное количество узлов и деталей, таких как комбинация приборов, руль, блоки мультимедиа и «климата», структура сидений, дефлекторы, у ­ЕМП-автомобилей будет унифицировано. В отделке — симбиоз натуральных материалов (древесина с «открытой порой», кожа естественных цветов и фактуры) с металлами, стеклом и пластиком

Так что в итоге под рукой водителя оказались рычаг «автомата», ручка громкости, горячие клавиши функций первой необходимости (громче, теплее, плавнее, быстрее) и шайба-джойстик управления мультимедиасистемой. Через водительский интерфейс можно распоряжаться «музыкой», климат-контролем и настройками кресел, включая массаж, хотя приоритет — у пульта заднего пассажира.

Обшитый кожей рычаг селектора трансмиссии останется на привычном месте — на тоннеле. Все варианты красивы, но непонятно: эта форма под верхний хват или под боковой?

Приборы по нынешней моде виртуальные, но со «стрелочным» дизайном и крупными цифрами (дизайн щитка, как и мультимедиасистемы, — отечественной разработки). Расположение селектора трансмиссии — консервативное, без мерседесовских вольностей. Однако сама двухспицевая баранка здорово напоминает таковую на S-классе: даже управление «музыкой» расположено справа, а круиз-контролем — слева. Хотя к «музыке» водитель обращается гораздо чаще, а значит, по идее, управление лучше доверить левой руке, которая, в отличие от правой, практически всегда на руле.

По ходу поиска оптимального руля было изготовлено несколько образцов, а в итоге остановились на руле с двумя спицами, который не сразу отличишь от мерседесовского. Разве что немецкий не циркульно-круглый, а едва приплюснут с боков по двум хордам

Дизайн тоже собран из пожеланий заказчика — от парадных замашек «сто первого» ЗИСа (но никаких отсылок к брежневским ЗИЛам!) до ноток «правительственных кабинетов» в салоне. Хотя по замыслу дизайнеров внутреннее убранство ЕМП-седанов призвано напоминать современную гостиную: много дерева и обширные свободные поверхности.

Спинку заднего дивана можно отклонить назад на 45 градусов (конечно, электропривод!), однако от подставки-оттоманки для ног отказались: она грозит неловкой заминкой во время державного выхода из машины.

Стандартный угол положения спинки заднего сиденья — 27 градусов, а при откидывании в положение Relax он увеличивается до 45 градусов

У всех ЕМП-седанов будет кроссоверный дорожный просвет 200 мм. Помните, как Cadillac Presidential Барака Обамы лег на брюхо при проезде пандуса? Так вот, даже у лимузина так называемый угол рампы будет не меньше, чем у короткобазного Мерседеса S-класса. В подспорье и безальтернативный полный привод, пусть и не с механическим дифференциалом, а с муфтой, отвечающей за подачу тяги на передние колеса. Если автомобиль, что маловероятно, и сядет на мель, то сам же себя и вытянет.

А еще все машины проекта ЕМП будут гибридами — с электромотором, встроенным между двигателем и трансмиссией. Но не ради экологии или экономии: гибридная схема — это еще и способ повысить живучесть автомобиля, исключив из конструкции ­приводные ремни и навесные агрегаты. Электромашина (так ее называют в НАМИ) гибридной трансмиссии играет роль стартера и генератора, механизм газораспределения и насос гидроусилителя руля приводятся цепью, а вакуумный насос — от распредвала. Электромашина допускает и возможность движения исключительно на электротяге — чтобы сохранить подвижность при повреждении основного двигателя.

Казалось бы, и разрабатывать подобный автомобиль нужно «от заднего дивана». Но тогда проектирование велось бы не просто с нуля, а вопреки всем канонам автопрома. Так что с инженерной точки зрения семейство ЕМП построено все-таки вокруг водителя, точнее — вокруг пятки его правой ступни, когда та лежит на педали газа.

От мала до велика: Кортеж со своим диапазоном «комфортного» роста был бы удобен и невысокой британской королеве (у Елизаветы II рост — 163 см), и долговязому Дональду Трампу (191 см)

Для конструкторов это одна из двух главных точек машины. В индустрии ее принято называть AHP, Accelerator Heеl Point. В случае с семейством ЕМП именно с ней совместили «ноль» вертикальной координатной оси Z, хотя привязка других осей вполне традиционна: «ноль» поперечной оси Y лежит на продольной плоскости симметрии, а начало горизонтальной оси X совпадет с центром передних колес. Вторую важную точку обычно обозначают буквой H (среди других вариантов названия — Hip Point), и она находится на оси тазобедренного сустава водителя.

Любопытно, что для компоновщиков расстояние между этими точками по вертикали является критерием различных типов посадки. Если оно в диапазоне от 135 мм до 180 мм, то посадка считается спортивной. Перепад высот для «нормального» легкового автомобиля — до 300 мм. Расстояние от 300 мм до 350 мм — примета минивэна или кроссовера. А если точка H выше AHP вплоть до 400 мм — это уже признак микроавтобуса, серьезного внедорожника или грузовика.

Это ключевой эскиз массивного переднего сиденья в базовой конфигурации, на основе которого в дальнейшем будет предложено несколько вариантов опционального кроя. В нарочито пышной верхней части спинки («боярский воротник») сразу за подголовником сделано едва заметное, но довольно глубокое и «хваткое» углубление, помогающее выбраться задним пассажирам

В этом смысле ЕМП-седан с 327 мм между точками AHP и H вполне себе «кроссовер». То есть по отношению к полу автомобиля водитель оказывается выше, чем в «обычных» седанах, но при этом чуть сильнее согнуты его ноги. Зато практически такая же посадка и в минивэне ЕМП-412500, и в кроссовере ЕМП-412410 с замашками внедорожника. В этом по большому счету и заключается «единость» и «модульность» всех моделей проекта, и многие остальные общие решения — следствие выбранной унифицированной посадки. Разумеется, общие двигатели, трансмиссии, подвески и электросистемы тоже снижают издержки, включая трудозатраты на проектирование. Но общая посадка дает возможность максимально унифицировать еще и кузов вместе с сиденьями. К слову, сложность разработки кресел инженеры сравнивают с хлопотами по созданию двигателя.

Посадка водителя Кортежа выше, чем в лимузинах Mercedes S-класса и Rolls-Royce Phantom. Но среди автомобилей SUV есть варианты и с «более командирской» посадкой — например, Range Rover

Так вот, у ЕМП-седанов, кроссоверов и ­минивэнов очень близки и передние дверные проемы, и наклон стойки лобового стекла. Это, кстати, заставило дизайнеров попотеть, потому что расположение и наклон стойки седанов оказались не самыми выгодными с эстетической точки зрения: стойка «стреляет» в передний свес, а не в центр переднего колеса, делая нос грузноватым. Потребовалось несколько косметических манипуляций, чтобы визуально исправить этот нюанс и создать впечатление большого «расстояния престижа», то есть дистанции между передней осью и салоном.

Кроме того, у ЕМП-семейства еще и общий пол кузова, причем если в большинстве автомобилей пол вкупе с порогами можно сравнить с корытом, на дне которого закреплены сиденья, то здесь пороги выступают вниз. Это позволило спрятать за съемными защитными экранами трубки и прочее подпольное хозяйство, попутно защитив и карданный вал, и глушитель. К тому же щитки — отличное аэродинамическое подспорье. И как бонус — уменьшение высоты центрального тоннеля пола. Впрочем, это малокритично, ведь задние места — исключительно на двоих, а парочка референтов в шестиместном лимузине традиционно разместится на откидных страпонтенах.

Благодаря «перевернутым» порогам ступенька в Кортеже возвышается над ковриком лишь на два сантиметра, тогда как в Мерседесе S-класса (слева) — на девять

И да, с таким «перевернутым» полом не нужно переносить ноги через порог: если в Мерседесе S-класса ступенька порога возвышается над ковриком на девять сантиметров, то в Кортеже — на едва заметные два.

С другой стороны, основополагающая точка H оказалась примерно на 50 мм выше по отношению к полу, чем в том же S-классе, а по отношению к земле — более чем на 100 мм. А ведь при выходе из высокой машины опорная нога в поисках земной тверди сильнее изгибается в коленном суставе, что увеличивает риск контакта голени с порогом. Благо в случае с Кортежем пороги априори чистые, поскольку дверные панели доходят до их нижних кромок и примыкают с уплотнением. Да и подушка сидений, скорее всего, слегка «приземлится» (сейчас ищут российского поставщика добротных кресел), а пока на прототипах используют элементы сидений от иномарок. Но при любом раскладе останутся и массажер, и спинка дивана с изменяемым углом наклона.

И все же в том, что касается техники, у семейства ЕМП отличий немало. Например, бронированные и обычные автомобили различаются подвеской и ходовой частью вплоть до колесных ступиц. В защищенных машинах (их здесь называют «тяжелыми») они рассчитаны на массу более пяти тонн, а специальные 20-дюймовые покрышки Нижнекамского шинного завода обуты на колеса с противопульной вставкой, позволяющей продолжить движение при проколе или простреле. У «гражданских» седанов массой до 3,5 тонны шины для красноярских колес K&K будут обычными, а подвески хоть и похожи архитектурно, однако вместо стали рычагов использован алюминий, а вместо пружин — пневмобаллоны. И редуктор заднего моста рассчитан на меньший крутящий момент.

Промышленный шпионаж? Нынче совсем необязательно закупать аналоги: в мире работает несколько агентств, готовых по просьбе заказчика разобрать любой автомобиль на молекулы, а попутно сделать снимки и чертежи интересующих элементов, провести материаловедческую экспертизу... Одна из таких фирм — A2Mac1 с филиалами в нескольких странах. На картинке — анатомия порога Мерседеса S-класса. Впрочем, в НАМИ все же купили пару «аналогов» — ­полноприводные Mercedes S 500 и две Панамеры — Turbo S и Hybrid

Общим мотором для «коротких» седанов, внедорожников и минивэнов, как мы уже рассказывали, будет бензиновый V8 объемом 4,4 л (600 л.с. и 880 Нм) с алюминиевым блоком и двумя турбокомпрессорами. А лимузины получат двигатель V12 с четырьмя турбокомпрессорами мощностью аж 860 л.с. (крутящий момент около 1000 Нм), хотя не исключено, что на первых порах его место займет мотор V8.

«Автомат» у всех автомобилей будет одинаковый — планетарная девятиступенчатая коробка передач R932 российской фирмы КАТЕ под момент до 1000 Нм. Любопытно, что традиционного гидротрансформатора здесь нет: плавность переключений обеспечивается за счет пробуксовки фрикционов и все той же электромашины, которая в переходных режимах может подбрасывать «сглаживающий» крутящий момент.

Первыми появятся седаны (как «тяжелые», бронированные, так и «легкие»), вместе с ними микроавтобусы (MPV) и, конечно, лимузины. Ожидается, что в 2018 году на стапелях НАМИ будет собрано 100 машин, а расчетная годовая мощность при работе в одну смену — около 150 автомобилей.   

Рекомендованные статьи