Семь подвигов Берни: чем нам запомнился Экклстоун?

Семь подвигов Берни: чем нам запомнился Экклстоун?
Автоспорт | АР №5 2017
Фото: BMW AG | Buddh International Circuit | Imago/HJS | Imago/Hoch Zwei | Imago/Hoch Zwei/Ronco | Imago/Irlmeier | Korean GP/Sutton Images | Norm MacLeod | Red Bull ContentPool

Свержение Экклстоуна вызвало крайне противоречивые мнения. Одни жалеют о его уходе. Другие радуются: давно пора! Какими же делами нам запомнится ушедший диктатор Формулы-1?

Девяностые, автодром Хунгароринг, ­VIP-автостоянка. Две таблички, обозначающие места для транспорта двух самых важных фигур на Гран При. На одной написано: «Президент FIA», а на другой просто, без титулов — «Берни»!

Увидев это, я тогда подумал, что все правильно. Президент FIA может смениться (так потом и случилось: после отставки Макса Мосли пост занял Жан Тодт). А вот Экклстоун в те времена казался практически вечным.

Тогда, в девяностых, его называли фактическим владельцем Формулы-1, ­подразумевая, что коммерческие права на гоночную серию принадлежат организациям, подконтрольным Экклстоуну. Потом Берни эти права продал, но все равно остался руководителем. Причем правил он единолично, ни с кем не советуясь и направляя корабль F1 по маршруту, который виден только ему одному.

Гонщик Бернард Чарльз Экклстоун особых успехов не добился. В своем единственном Гран При Формулы-1 (Монако, 1958 год) он не прошел квалификацию, потому что к этому моменту давно завершил карьеру и был владельцем команды

Как любой абсолютный властитель, Экклстоун долго тянул с выбором преемника, не выпуская власть из рук, — и в конце концов был свергнут. Объективно оценить все итоги его работы можно будет только через несколько лет — когда станет ясно, как справляются преемники. Ведь, бывает, ругают-ругают какого-то начальника, а потом поминают добрым словом, потому что после его ухода начинается нечто вовсе несусветное! Может быть, завершившуюся эпоху мы станем называть временем стабильности, может быть — застоя и деградации.

Несомненно одно: времена Экклстоуна будут отнесены к легендарным. А сам он надолго останется самой значительной личностью за все время существования Формулы-1. Его деяния можно оценить ­по-разному, но в любом случае они грандиозны, как подвиги эпических героев.

1. Возрождение команды Brabham

Вроде бы Экклстоун, бывший ­гонщик-неудачник и менеджер Йохена Риндта, не слишком запомнился в роли босса команды. Он не чета таким великим руководителям, как Альфред Нойбауэр, Энцо Феррари, Колин Чэпмен, Фрэнк Уильямс или Джек Брэбем. Берни не создал своего коллектива, он всего лишь успешно руководил уже существовавшим. С другой стороны — считаем ли мы великим менеджером Рона Денниса (по злой иронии судьбы получившего отставку почти одновременно с Экклстоуном)? Безусловно. Деннис принял терпевший бедствие McLaren и снова вывел его на вершину. После этого его имя стало в истории команды ничуть не менее значимым, чем имя основателя Брюса Макларена.

Давайте сравним двух британских руководителей — Денниса и Экклстоуна. Рон в 1980 году возглавил коллектив, занявший седьмое место в чемпионате. Берни в 1972-м заполучил Brabham, закончивший прошлый сезон на девятом месте, последним из команд, завоевавших хоть какие-то очки.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи