Формула Боттаса, или Как команда Mercedes получила идеального второго пилота

Формула Боттаса, или Как команда Mercedes получила идеального второго пилота
Автоспорт | 12 октября 2018
Фото: motorsport-magazin.com | skysportsf1.com | команды-участницы

В решающей фазе нынешнего сезона Формулы-1 команда Mercedes окончательно расставила приоритеты, провозгласив Валттери Боттаса вторым номером при Льюисе Хэмилтоне. Почему это произошло и на самом деле стало логичным итогом двух лет выступлений финна за «Серебряные стрелы»? 

Оптимальный кандидат

Когда 2 декабря 2016 года, через несколько дней после завоевания чемпионского титула, Нико Росберг сенсационно ушел из Формулы-1, кандидатура Валттери Боттаса всплыла сиюминутно. Изначально он не считался первым кандидатом на замену немцу — на следующий день после «бомбы» от свежеиспеченного чемпиона букмекеры давали финну коэффициент 3.50, а протеже «Серебряных стрел» Паскалю Верляйну — 1.57. Но ближе к Новому году уже было как день ясно, что одно из самых лакомых мест в пелотоне достанется именно Валттери. 

Приоритеты команды не подвергались сомнению: после трех лет войны между Нико Росбергом и Льюисом Хэмилтоном мерседесовцы меньше всего нуждалась в новой междоусобице. А при выборе перспективного Верляйна с достаточно противоречивым характером и чемпионскими амбициями конфликт был более чем реален. Плюс Паскалю недоставало опыта, что и стало официальной версией отказа от его кандидатуры. Боттас, наоборот, после четырех лет выступлений за Williams был готов к переходу в топ-команду и в целом зарекомендовал себя как хороший, уравновешенный и неконфликтный гонщик, способный приносить необходимые очки в Кубке конструкторов, но при этом не претендующий на лидерство в коллективе. 

Важно отметить и то, что, будучи одним из менеджеров финна, босс автоспортивного подразделения компании Mercedes Тото Вольфф прекрасно знал его потенциал. Так что все риски при выборе нового напарника для Хэмилтона были просчитаны заранее. «Льюис считает, что Боттас — прекрасный выбор для команды. Я уверен, что они хорошо сработаются», — пообещал Вольфф после того, как в середине января 2017 года контракт с Валттери был в конце концов подтвержден. 

Все для мира и спокойствия

В сезоне-2017 Валттери Боттас сполна оправдал ожидания своих новых работодателей, выступив ровно так, как и рассчитывалось. Он избегал серьезных ошибок, показывал результаты в силу возможностей машины и придерживался своей обычной планки, о чем говорят хотя бы победы на «Сочи Автодроме» и «Ред Булл Ринге», где финн был хорош и за рулем машины Williams. При этом Валттери не осложнил жизни партнеру по команде, у которого и так прибавилось забот в связи с прогрессом Ferrari. По всем основным статьям Боттас оказался далеко позади Хэмилтона: об этом говорит и счет 6:13 в квалификациях со средним отставанием 0,285 секунды, и три победы против девяти, и 187 кругов лидирования против 527, и разрыв в 58 очков по итогам сезона. Но никто от Валттери и не требовал превзойти титулованного напарника!

А теперь самое главное: финн внес весомый вклад в победу команды Mercedes в Кубке конструкторов, поскольку 45,6% от всех зачетных очков набрал именно он. Ровно столько же — 45,2% и 45,8% — принес в копилку командного зачета Нико Росберг в 2014-м и 2015-м. И только в 2016-м вклад немца был больше — 50,3%.

«Мы правильно сделали, пригласив Валттери в команду. Он отлично справился со своей работой», — констатировал в конце сезона неисполнительный председатель коллектива Mercedes, трехкратный чемпион мира Ники Лауда. Неудивительно, что уже к середине лета на руках у финского гонщика был продленный контракт…

За опасной чертой

Проигрыш в скорости напарнику еще не гарантия того, что в один прекрасный день команда попросит гонщика подвинуться на трассе. Достаточно стабильно зарабатывать очки и быть где-то примерно рядом с «одноклубником» в личном зачете, чтобы у капитанского мостика не было, скажем так, морального права для разделения на первый и второй номера. Ведь вернули же Боттасу третью позицию на последнем круге Гран При Венгрии — 2017 после просьбы пустить вперед Хэмилтона на середине дистанции. Разница в чемпионате между пилотами команды Mercedes тогда составляла 22 очка.

А вот когда гандикап между партнерами становится слишком большим, то командные приоритеты меняются. Например, кто-нибудь помнит, что предшествовало скандальной перестановке между Михаэлем Шумахером и Рубенсом Баррикелло на финише Гран При Австрии — 2002? Можно, конечно, бесконечно долго рассуждать о том, что немецкий гонщик был беспрекословным лидером Ferrari и бразильца попросили бы подвинуться вне зависимости от ситуации в личном зачете. Но факт в том, что к шестому этапу чемпионата на счету одного было 115 очков (по нынешней системе начисления), а у второго в силу жуткого невезения — всего 18! Разрыв составлял 97 очков, то есть «цену» четырех побед одного гонщика при четырех сходах другого. В такой ситуации разделение на первый и второй номера, пусть даже после трети сезона, выглядело логичным и оправданным.

То же самое произошло в 2018 году и с Валттери Боттасом, но только ближе к финальной части сезона. Причем не совсем понятно, где финн так растерял очки относительно Льюиса Хэмилтона. Он хорошо провел первые четыре выездные гонки, в трех из которых был близок к победе, лишь дважды не добрался до финиша, но к Гран При России умудрился отстать от партнера на 110 очков. Если сравнивать, то год назад к 16-му этапу гандикап между двумя пилотами Мерседеса был почти в два раза меньше и составлял 59 очков.

Ведомый

Первый тревожный звонок для Валттери Боттаса прозвенел еще за два месяца до Гран При России и буквально через несколько дней после продления контракта с Мерседесом на 2019 год. На хаотичных последних кругах гонки в Хоккенхайме команда попросила его не атаковать лидирующего напарника и остаться на второй позиции. «Я верю, что нам по-прежнему можно бороться между собой, и не намерен играть роль помощника», — гордо заявил финн после завершения немецкого Гран При.

А уже через неделю в Венгрии руководитель коллектива Mercedes Motorsport Тото Вольфф открытым текстом назвал его вторым пилотом, использовав термин «ведомый», применяемый в военной авиации и означающий летчика, который прикрывает тылы ведущего. Финну такая ремарка, естественно, не понравилась, но против фактов не попрешь — по ходу гонки он действительно сдерживал соперников из Ferrari и помогал напарнику отрываться.

Буквально через два Гран При — в Монце — произошел куда менее спортивный эпизод. Команда нарочито оттянула пит-стоп по ходу первого отрезка дистанции, чтобы Боттас после этого мог сдержать обладателя поула Кими Райкконена. После финиша Валттери сам признал, что перед ним действительно поставлена такая задача. Тактика сработала — в конечном итоге гонщик Ferrari «убил» шины за спиной соотечественника и невольно отдал победу Хэмилтону.

Вот только Валттери после этих двух миссий стоило, наверное, задать пару вопросов своему руководству, учитывая, что в Венгрии он в конечном итоге стал только шестым, а в Италии поднялся на подиум лишь благодаря штрафу Макса Ферстаппена. И это при том, что у него есть своя борьба — за бронзу чемпионата. Но интересы команды вышли на первое место. «Да, в некоторых предыдущих гонках в этом году мы действовали как одна команда», — подтвердил Льюис Хэмилтон факт того, что напарник подыгрывал ему.

От командных игр до командных приказов

О возможности применения командной тактики «Серебряные стрелы» открыто заговорили в конце лета, когда Себастьян Феттель выиграл Гран При Бельгии и сократил отставание от Льюиса Хэмилтона с 24 до 17 очков, а Валттери Боттас отстал от партнера по команде уже на 87.

Однозначно, при подобном раскладе переход к разделению ролей в Мерседесе был неизбежен, весь вопрос был в том, где, когда и как произойдет перестановка. «Я ненавижу командную тактику. Мне хочется отсрочить этот момент как можно дольше», — сетовал Тото Вольфф.

На двух следующих Гран При — в Италии и Сингапуре — ему повезло, потому что Валттери был далеко позади Льюиса как в квалификации, так и в гонке, поэтому приказ не потребовался. Но на своем любимом «Сочи Автодроме», где Боттас всегда был хорош, финн полетел и в решающий момент квалификации опередил Хэмилтона. Не сказать, что в команде прямо обрадовались его поулу. По крайней мере, обычно эмоциональный Тото Вольфф был сдержан и даже озадачен. Да и сам Валттери все прекрасно понимал, хотя, наверное, в глубине души надеялся, что в воскресенье команда не станет вмешиваться в ход гонки. «Льюис участвует в борьбе за титул, а я — нет. В такой ситуации нужно придерживаться здравого смысла, но мне хочется выиграть. Так что посмотрим», — выразил надежду финский пилот.

Час икс пробил

Чуда в день гонки в Сочи не произошло: на середине дистанции Валттери услышал в своих наушниках «Ты должен пропустить Льюиса в 13-м повороте», после чего откровенно ушел в сторону. Хотя окончательно вторым номером он был провозглашен ближе к финишу. Изначально ведь Боттаса попросили подвинуться под предлогом помочь Хэмилтону обезопасить позицию, потому что сзади напирал Себастьян Феттель, а шины на машине британца начинали пузыриться. И эта просьба была логичной, ведь в случае дополнительного пит-стопа Льюис оказался бы даже без подиума. Но никто на командном мостике почему-то не сказал Валттери, что ждать повторения Гран При Венгрии — 2017 и возвращения ему позиции не стоит. Финн понял это только тогда, когда на последних кругах поинтересовался на сей счет — и в ответ услышал: «Поговорим после гонки». Вот так Боттас и лишился заслуженной победы, повторив печальную участь Рубенса Барррикелло, Фелипе Массы, Марка Уэббера и многих других пилотов, которым приходилось сталкиваться с командной тактикой.

«Лучше я буду плохим парнем сейчас, чем идиотом в последней гонке сезона. За годы работы в автоспорте я видел всякое — все очень быстро может измениться. Никому ничего не гарантировано, пока чемпионат не закончен», — объяснил Тото Вольфф свое решение не возвращать позицию Боттасу.

Почему Валттери может винить только себя

Произошедшее в Сочи — это вполне закономерный итог двух сезонов выступлений финского гонщика за Mercedes. Команде изначально не был нужен новый Нико Росберг, и Валттери, собственно говоря, им не стал. Единичные вспышки скорости, определенная доля невезения, отсутствие железного характера, готовность жертвовать собой — и вот идеальный второй пилот для находящегося на пике формы Льюиса Хэмилтона готов.

В принципе, одна-единственная ситуация в Сочи все показала наилучшим образом: Боттас ведь знал, что Льюис дышит в спину и просто так это не закончится. У него была возможность обезопасить себя — для этого лишь требовалось пройти Макса Ферстаппена, который ехал без пит-стопа со старта до 43-го круга. Да, «Сочи Автодром» — необгонная трасса. Но два года назад в Абу-Даби, где обгонять тоже непросто, его предшественник Росберг оказался в аналогичной ситуации с той лишь разницей, что на кону был чемпионский титул. Немцу было жизненно важно опередить после пит-стопа Ферстаппена, который на тот момент еще не останавливался. Сходиться с неуступчивым голландцем колесо в колесо в решающей гонке сезона было безумием, но Росберг рискнул всем и вышел вперед, тем самым обезопасив свое второе место, которое гарантировало ему победу в чемпионате при любом раскладе.

У Валттери в Сочи на кону была репутация. И кто знает, как бы все обернулось на последних кругах, если бы он прошел гонщика Red Bull Racing и получил бы на два десятка кругов буфер между собой и напарником. Может быть, в награду за этот смелый обгон ему дали бы победить. Но финн ведь этого не сделал — как и не сделал за последние полтора года ничего для того, чтобы не оказаться в своем нынешнем положении в «Серебряных стрелах». А как показывает история Формулы-1, избавиться от ярлыка второго пилота почти невозможно…

Рекомендованные статьи