Невзошедшая звезда. Почему протеже команды Mercedes Паскаль Верляйн покидает Формулу-1?

Невзошедшая звезда. Почему протеже команды Mercedes Паскаль Верляйн покидает Формулу-1?
Автоспорт | 11 декабря 2017
Фото: f1fanatic.co.uk | motorsport-magazin.com | rtl.de | команды-участницы

Год назад этот смуглый парень со странной прической считался главным кандидатом на место чемпиона мира-2016 Нико Росберга в команде Mercedes, а теперь оказался никому не нужен. Как так вышло и почему карьера Паскаля Верляйна в Формуле-1 оказалась на волоске?

Разве Паскаль был недостаточно быстр?

За 39 проведенных Гран При немецкий гонщик оставил смешанное впечатление о себе. Паскаль трижды набирал очки: за десятое место в Шпильберге-2016 и Баку-2017, и восьмое в Барселоне-2017. Учитывая, насколько безнадежная техника была в его руках в командах Manor и Sauber, это действительно подвиг. Ни один из трех его напарников ни разу не был в топ-10 на финише. Проблема только в том, что иногда скорость немца внезапно пропадала — и Верляйн смотрелся не лучше Рио Харьянто и Маркуса Эрикссона, и уступал второму протеже команды Mercedes, Эстебану Окону.

Да, общая статистика в сражениях с напарниками в пользу Паскаля: счет 24:14 в квалификациях и 27:10 на финише в воскресенье. Но как объяснить скромный квалификационный разрыв 6:5 с Харьянто и 11:7 с Эрикссоном? Протеже Мерседеса был просто обязан разгромить в пух и прах обоих рента-драйверов — как его соотечественник из Renault Нико Хюлькенберг, опередивший Джолиона Палмера во всех 15 совместных квалификациях.

Если в дебютном сезоне среднее преимущество Верляйна в квалификации над партнером по команде составляло 0,4 секунды, то в 2017-м уменьшилось до минимальных пяти сотых. Это можно объяснить тем, что команда Sauber пыталась подыграть Эрикссону, спонсоры которого тесно связаны с новыми инвесторами коллектива из Longbow Finance. Но есть и другая теория. Квалификационный темп — это очень хороший показатель того, насколько пилот выкладывается за рулем. Результат в гонке зависит от разных факторов: стратегии, везения, умения оказаться в нужное время в нужном месте. В квалификации же на одном быстром круге все решает чистая скорость и самоотдача.

Всегда ли Верляйн выступал на максимуме и был ли предельно мотивирован? Его нестабильные выступления в квалификации говорят «нет». Не сказать, что немецкий гонщик ехал спустя рукава, но есть стойкое ощущение, что он мог и должен был добиться большего, особенно в минувшем сезоне за рулем Заубера.

Но когда вместо тебя берут в Force India менее опытного напарника и вместо шанса всей жизни в чемпионском коллективе Mercedes ты получаешь контракт с командой-аутсайдером, спад в мотивации объясним.

Почему Верляйн оказался в Заубере, а не в Мерседесе?

В конце 2016 года Паскаль Верляйн считался главным претендентом на место в команде Mercedes, которое неожиданно освободилось после ухода нового чемпиона мира Нико Росберга. Британские букмекеры оценивали его шансы как 3,25 по десятичному коэффициенту, тогда как Валттери Боттас был только третьим в рейтинге с коэффициентом 5. А между несостоявшимся и состоявшимся новобранцем чемпионской команды находился уже имевший контракт с Ferrari Себастьян Феттель — 4,5.

Выбор команды казался очевидным: кто, как не немецкий юниор Мерседеса, накатавший с 2014 года на тестах тысячи километров за рулем машин «Серебряных стрел» и Force India, и в целом неплохо зарекомендовавший себя в дебютном сезоне в Формуле-1?

«Мне хочется, чтобы Паскаль провел пару сезонов в команде средней группы. Но, видимо, моему желанию не суждено сбыться. Может быть, нам, как и Нико Росбергу, стоит набраться смелости и принять решение», — сказал в декабре прошлого года босс автоспортивного подразделения компании Mercedes Тото Вольфф.

Но смелости и решительности руководящему штабу команды не хватило. Чем же так напугала Mercedes перспектива работы с собственным протеже? «Мне объяснили, что одного сезона недостаточно и нужно набраться опыта», — пояснил Верляйн. А Вольфф, комментируя решение, сослался на печальные примеры Хейкки Ковалайнена, Кевина Магнуссена и Серхио Переса, не сумевших проявить себя в коллективе McLaren. С другой стороны, был пример Льюиса Хэмилтона, который в свой дебютный сезон уложил на лопатки действующего чемпиона мира Фернандо Алонсо. В этом и кроется истинная причина от ворот поворота Верляйну.

В Формуле-1 это было не слишком заметно, но Паскаль, несмотря на внешнюю застенчивость, далеко не пай-мальчик. По ходу чемпионского сезона-2015 в DTM горячий и импульсивный немец нажил себе не одного врага, а к концу года так привык к помощи напарников по концерну, что в гонке на Нюрбургринге начал кричать по радио «Мне нужна DRS!», ожидая, что другие гонщики Мерседеса сбросят темп и помогут ему приблизиться на дистанцию открытия заднего крыла. Поэтому, когда Паскаль выиграл титул и ушел в Формулу-1, многие в паддоке DTM вздохнули с облегчением. «Паскаль и Льюис в одной команде образовали бы гремучую смесь», — поделился своим прогнозом Вольфф.

Благо было куда пристроить Паскаля после банкротства команды Manor — переговоры с Заубером начались еще до того, как «Серебряным стрелам» пришлось искать напарника Льюису Хэмилтону.

Почему Mercedes не стремится протолкнуть Верляйна в Williams?

Тучи над будущим Верляйна в Формуле-1 начали сгущаться в конце лета. Точкой невозврата стало продление Заубером соглашения с мотористами из Маранелло, подкрепленное словами президента Серджио Маркионе, который прямым текстом назвал швейцарский коллектив молодежной командой Ferrari. Места протеже Мерседеса в такой структуре не могло быть по определению. Скудерия стремилась протолкнуть в Sauber обоих своих юниоров — Шарля Леклера и Антонио Джовинацци. Но у Маркуса Эрикссона оказались такие мощные связи с инвесторами команды в лице текстильного магната, президента розничной сети по торговле одеждой H&M Карла-Юхана Перссона, что даже сделка команды Sauber c Alfa Romeo не выбила почву из-под ног шведского гонщика. Верляйн в этом треугольнике оказался лишним. «Мы займемся поиском альтернативных вариантов», — пообещал Тото Вольфф.

Прямого варианта с Мерседесом уже не существовало. Вопрос с новым контрактом Валттери Боттаса оставался в подвешенном состоянии до середины осени, но имя Верляйна не упоминалось в этом контексте даже вскользь. Видимо, не убедил немец своих боссов выступлениями за Sauber. Были фантастические слухи о Toro Rosso, которые куратор молодежки Red Bull Хельмут Марко жестко опроверг. «Red Bull не нужен сбитый летчик Mercedes», — сказал суровый австриец.

Оставалась только команда Williams. Еще в сезоне-2017 руководству Мерседеса следовало отправить Верляйна в Гроув в обмен на Боттаса, за выкуп контракта которого было заплачено больше 10 миллионов долларов. Раскрыться там было бы легче, чем в слабейшей команде чемпионата. Но юный немец не подходил на роль напарника для новичка Лэнса Стролла и потому команда Williams вернула опытного Фелипе Массу. Теперь бразильский ветеран окончательно ушел на покой, а на его место выстроилась целая очередь: Роберт Кубица, Сергей Сироткин, Даниил Квят, Пол ди Реста. Верляйн тоже в шорт-листе Williams. Но на финале сезона в Абу-Даби Тото Вольф честно признал, что шансы у него минимальные.

Этому есть несколько объяснений. Лэнсу Строллу не нужен молодой, сильный и относительно опытный напарник, ведь вся команда сейчас строится вокруг сына текстильного магната Лоуренса Стролла (снова Верляйну «повезло» с протеже миллиардера). «Нам нужен командный игрок», — открытым текстом заявил канадский гонщик. А протеже поставщика моторов стал бы серьезным противовесом и раздражающим фактором для семейства Строллов.

Во-вторых, Паскалю Верляйну только 23 года. Это значит, что его кандидатура не удовлетворяет требованию титульного спонсора Martini: согласно европейскому законодательству, рекламировать алкогольную продукцию можно только с 25 лет. То же самое касается, кстати, Сироткина и Квята. Конечно, солидный финансовый пакет может компенсировать невозможность участия в рекламных акциях. Спонсоры Сироткина, по информации итальянских СМИ, готовы заплатить 15 миллионов евро. У Верляйна такого большого бюджета нет, и есть ли он вообще — большой вопрос.

В Мерседесе не привыкли разбрасываться деньгами. Когда в конце 2015 года Паскаль конкурировал за место в Manor с Рио Харьянто (и 15 миллионами евро от индонезийской нефтегазовой компании Pertamina), Тото Вольфф дал понять, что команда готова заплатить за своего протеже максимум четыре миллиона, а если этого мало, то их подопечный останется в DTM — ни больше, ни меньше.

Похоже, сейчас у Верляйна нет даже такой суммы. В «Серебряных стрелах» аккуратно намекнули, что пора бы Паскалю начинать строить карьеру на своем имени, а не за счет денег команды. «Однажды в карьере гонщика наступает пора, когда надо вставать на ноги», — ответил Вольф на вопрос журналистов о размере спонсорского взноса Williams.

Подход, как минимум, странный. Если иногда команды Ф1 обвиняют в том, что бросают молодых и неопытных гонщиков в пучину, то Mercedes просто оставила своего подопечного тонуть в трясине. Спасется — хорошо, не спасется — есть Эстебан Окон, который без лишней протекции оказался в Force India и стал одним из главных открытий в сезоне-2017. Такой вот суровый подход. Но он вовсе не означает, что Верляйн не нужен Мерседесу.

Куда податься Паскалю?


Программа поддержки компании Mercedes, в отличие от систем Red Bull, Ferrari, McLaren, не завязана на команде Формулы-1 и ориентирована на всю деятельность штутгартского концерна в автоспорте. Фактически она гарантирует гонщику заводской статус. Отсюда, возможно, и такая пассивность в ситуации с Верляйном. Пилот столь высокого уровня, как Паскаль, пригодится марке Mercedes в кузовных сериях DTM, Blancpain GT или в проекте в Формуле-E, который стартует в конце 2018 года. 

Да, следующий сезон станет для компании из Штутгарта последним в DTM, а переходить в электрическую гоночную серию Верляйн сам не горит желанием. Но выбор есть, и это уже хорошо. Без работы и гоночной практики Паскаль явно не останется. Да и с Формулой-1 он, скорее всего, связь не потеряет. У команды Mercedes последние полтора года нет резервного гонщика, и Верляйн, который занимал эту должность в 2014-м и 2015-м — идеальный кандидат. Хотя, конечно, грустно все это, учитывая, какие перспективы могли открыться перед немцем год назад, будь руководство «Серебряных стрел» чуть смелее…

Рекомендованные статьи