«Когда в товарищах согласья нет». Внутрикомандные конфликты в Формуле-1

«Когда в товарищах согласья нет». Внутрикомандные конфликты в Формуле-1
Автоспорт | 25 ноября 2019
Фото: autohebdo.fr | autosport.com | crash.net | eurosport.com | formula1.com | команды-участницы

Столкновение гонщиков Ferrari Себастьяна Феттеля и Шарля Леклера на Гран При Бразилии стало одним из самых резонансных эпизодов уходящего сезона. Не исключено, что этот спорный инцидент станет началом большой войны между перспективным монегаском и четырехкратным чемпионом мира. Ведь, как показывает история Формулы-1 последних 20 лет, очень редко такие столкновения не получают продолжения…

Понять и простить

Партнерство Мики Хаккинена и Дэвида Култхарда в команде McLaren с 1996-го по 2001-й было не только одним из самых долгих в истории Формулы-1, но и неизменно хорошим. Финн не лез в политику команды, хотя и поддерживал дружеские отношения с боссом коллектива Роном Деннисом. «Мика доказывал свою скорость на трассе, а потом просто собирался и уезжал домой», — вспоминает Култхард. А сам шотландец, будучи джентльменом, безропотно подчинялся внутрикомандным установкам и пару раз пропускал напарника на первое место, как в Хересе-1997 или Мельбурне-1998. Впрочем, надо признать, что Култхарду не хватало скорости и стабильности, чтобы угнаться за финским партнером в конце 90-х, когда у Макларена была быстрейшая машина.

Самая большая коллизия между Микой и Дэвидом произошла на десятом этапе сезона-1999 в Австрии. Двумя неделями ранее в Сильверстоуне главный соперник Хаккинена, Михаэль Шумахер, сломал обе ноги и выбыл из строя. Поэтому и без того лидировавший в чемпионате финн получил серьезную фору. Но надо же такому случиться — во втором повороте после старта его по неосторожности отправил в разворот собственный напарник. Мика сумел финишировать третьим, однако потерял четыре очка по отношению к своему новому преследователю в личном зачете, Эдди Ирвайну. И хотя Култхард взял вину за столкновение на себя, на протяжении нескольких недель Хаккинен с ним не разговаривал. Благо в конце сезона финн стал чемпионом с отрывом два балла от Ирвайна, и этот конфликт был забыт.

Враги по определению

Отношения между Ральфом Шумахером и Хуаном-Пабло Монтойей испортились еще до первой совместной гонки за Williams в 2001-м. Колумбийская звезда американской серии CART незадолго до дебюта в Формуле-1 назвала европейских пилотов психологически слабыми, а младший брат семикратного чемпиона мира в ответ сказал, что предпочел бы Монтойе Дженсона Баттона. «Я иду в Williams не для того, чтобы дружить с Ральфом. И вообще это не его команда», — парировал горячий колумбиец.

Оба гонщика оказались примерно равны как по скорости, так и по амбициям, что зачастую приводило к конфликтам на трассе. В двух гонках подряд в 2001-м, в Маньи-Куре и Сильверстоуне, Ральф отказался пропускать напарника, чтобы дать тому возможность пройти соперника, с которым сам немец расправиться не мог. И при таких, мягко говоря, холодных отношениях они провели все четыре совместных сезона в Гроуве.

Доходило даже до публичных угроз в столкновении, как после Австралии-2004, где Ральфу не понравился маневр Хуана-Пабло, никогда не церемонившегося с соперниками. А за полтора года до этого они уже устроили аварию.

В предпоследней гонке сезона-2002 в Индианаполисе Шумахер-младший и Монтойя столкнулись в начале второго круга. Возможно, что свою роль сыграл фактор борьбы за третье место в личном зачете, ведь пилотов Уильямса разделяли всего два очка. Ни тот ни другой не захотел уступать и в дальнейшем вину за собой не признал. «За Williams выступали потрясающие пилоты, чемпионы мира. Нельсон Пике и Найджел Мэнселл часто боролись колесо в колесо, но никогда не врезались друг в друга», — прокомментировал тогда эту ситуацию недовольный технический директор команды Патрик Хэд.

По сути, точка в тяжелом партнерстве Ральфа и Хуана-Пабло была поставлена еще летом 2003-го — за полтора года до того, как их пути разошлись. Монтойя заподозрил команду в тактическом подыгрывании напарнику в Маньи-Куре и через несколько дней подписал контракт на сезон-2005 с Маклареном. Не остался в Уильямсе, правда, и Шумахер: Ральф не согласился со снижением зарплаты и переметнулся в Тойоту, где он продолжил получать за именитую фамилию свои 12 миллионов долларов.

Жаркое лето 2017-го

Необязательно война между напарниками, перерастающая в стычки на трассе, возникает только в топ-командах. По крайней мере, есть один средненький коллектив, в котором пилотам почему-то зачастую не удается ужиться вместе. Меняются владельцы, руководство, в конце концов — поколения гонщиков, а конфликты в стенах этой команды остаются! В 1997-м, когда конюшня еще называлась Jordan, после столкновения в Аргентине вдрызг рассорились Джанкарло Физикелла и Ральф Шумахер. В 2006-м дважды за три гонки пилоты бывшего Джордана, а на тот момент команды Midland, Тьягу Монтейру и Кристиан Альберс столкнулись на первом круге. А буквально совсем недавно команда из Сильверстоуна стала территорией раздора между опытным Серхио Пересом и молодым ставленником Мерседеса Эстебаном Оконом.

Вроде бы ничего не предвещало проблем. Перес уверенно провел шесть первых Гран При сезона-2017, опередив своего нового напарника по команде Force India: счет как в квалификациях, так и в гонках составлял 5:1 в пользу Серхио. Но все изменилось, когда в Монреале у обоих вдруг появился шанс побороться за подиум. В конце гонки Эстебан ехал на более свежих шинах Supersoft и был быстрее, чем напарник и Даниэль Риккьярдо впереди. Но Чеко и сам не прошел пилота Red Bull, и отказался пропускать партнера, чтобы тот попробовал опередить австралийца. А через две недели в Баку они и вовсе столкнулись при борьбе на подступе к подиуму. При этом Перес обвинил во всем напарника, а Окон сказал, что виноваты оба, но сам он не станет менять подход к борьбе.

Кульминацией напряженности в Force India стали два столкновения за одну гонку в Спа в августе 2017-го. Так что как началось лето для Переса и Окона с конфликта, так и закончилось. Руководству команды ничего не оставалось, как запретить им бороться между собой до конца сезона, пока Force India не обеспечила себе четвертое место в Кубке конструкторов. Это сработало: за оставшиеся полтора года их партнерства подобных инцидентов больше не было. Да, на старте в Сингапуре-2018 Чеко отправил напарника в стену, но после гонки мексиканец признал вину и извинился. Однако отношения между коллегами все равно оставались натянутыми. «Мы никогда не были в хороших отношениях с Эстебаном и почти не общались. Просто есть гонщики, которые не могут отделить происходящее на трассе и за ее пределами», — так оценил Перес партнерство с французом.

Один против системы

Своенравный Марк Уэббер никогда не ладил с напарниками в Формуле-1, будь то скромный бразилец Антонио Пиццония в Ягуаре в 2003-м или восходящая звезда Нико Росберг в Уильямсе в 2006-м. С тем же немцем дошло до стычки в заключительной гонке сезона в Бразилии. А двумя годами ранее в своем прощальном выступлении за Jaguar Уэббер столкнулся с напарником Кристианом Клином. И это в командах, не претендовавших на победы и титулы! Поэтому, когда в 2010-м Уэббер в Red Bull Racing получил одну их лучших машин, а рядом с ним оказался молодой Себастьян Феттель, которого называли наследником Михаэля Шумахера, конфликт был неизбежен. Правда, выйти из него победителем Марку было не суждено.

На этап в Стамбуле австралиец приехал в качестве главного фаворита: он выиграл предыдущие гонки в Испании и Монако, лидируя в них от старта до финиша. А в чемпионате Уэббер делил с Феттелем первую строчку. И до 40-го из 58 кругов Гран При Турции все шло к тому, что Марк единолично возглавит личный зачет: снова поул, снова лидерство. Но завершилось все столкновением с напарником. Кто был прав, а кто виноват, сказать сложно даже спустя девять лет. Австралиец не оставил напарнику места, а немец поторопился со смещением в его в сторону при обгоне. В итоге Уэббер потерял две позиции, а Феттель сошел…

Внутрикомандный разбор аварии во многом распределил роли пилотов Red Bull на следующие три с половиной года. Руководители коллектива Кристиан Хорнер и Хельмут Марко встали на сторону Феттеля, обвинив в случившемся Уэббера. «Прямо перед этим Марк связался с командой и сказал, что медленнее Феттеля на прямых. Он знал ситуацию и должен был пропустить Себа», — прокомментировал Доктор Марко.

Не сказать, что ситуация сломала Уэббера психологически. Скорее такой итог стал спусковым крючком: отныне Феттелю можно было все: команда де-факто признала его первым номером. А Марку оставалось лишь демонстрировать свое недовольство публично. И установка нового переднего крыла с машины Уэббера на болид Феттеля в Сильверстоуне-2010, и отказ Марка помогать напарнику в борьбе за титул в финале сезона-2012, и скандал «Мульти-21» в малайзийском Сепанге-2013 — все это стало следствием столкновения в Турции. И во многом все та же гонка в Малайзии, когда Феттель нарушил указание команды и обогнал Уэббера, стала последней каплей для Марка. В конце того года австралиец завершил карьеру в Формуле-1.

Вмешательство извне

Прошло восемь лет после Гран При Турции — 2010. Команда Red Bull Racing при том же руководстве, но уже при другом австралийском гонщике и другой восходящей звезде. И опять столкновение на заключительной трети дистанции, но только не в Турции, а в Баку, и в борьбе не за лидерство, а за четвертое место…

В отличие от Феттеля и Уэббера, Макс Ферстаппен и Даниэль Риккьярдо не конфликтовали. Наоборот, за пределами гоночной трассы они веселились на полную катушку, о чем свидетельствуют многочисленные видеоролики Red Bull с их участием. Способствовали хорошим отношениям напарников как открытый характер обоих, так и отсутствие чемпионской машины. «Я не наивный и понимаю, что между нами возникнет напряженность, когда мы будем бороться за титул», — сказал однажды Ферстаппен.

Не изменились их взаимоотношения и после столкновения в Баку в апреле 2018-го. «Мы встретились с Максом и спокойно все обсудили. Каждый из нас понимал, что ничего хорошего в этой аварии нет. Неважно, кто был виноват, потому что команда просила нас обоих быть осторожнее. Но тут зашли Кристиан Хорнер и Хельмут Марко и закричали: «Ну-ка быстро в офис!» — поделился воспоминаниями Риккьярдо.

Разбор столкновения, как и в Турции-2010, закончился тем, что руководство Red Bull встало на сторону молодого гонщика и свалило вину на более возрастного. «Я не был так уж и неправ, хотя именно я в него врезался. Думаю, что большинство видели двойной маневр Макса в зоне торможения. Скажем так, мне не понравилось, как команда разобрала эту ситуацию», — признался Риккьярдо.

Отчасти именно такая позиция руководства Red Bull Racing стала одной из причин сенсационного решения австралийца уйти в Renault в 2019-м. Повторять участь своего соотечественника Дэн не захотел. А с Максом он остался в дружеских отношениях и продолжает от души веселиться с ним при встрече.

Сценарий для спортивной драмы

Если вдруг лет через двадцать кинопродюсеры решат воплотить на экране историю из нынешней Формулы-1, то это однозначно должно быть соперничество Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга. Но если в фильме «Гонка» противостояние Ники Лауды и Джеймса Ханта было приукрашено, чтобы добавить остроты их дуэли, то тут не придется даже что-то выдумывать. Льюис и Нико гонялись бок о бок с 14 лет, выступали за одну команду в международном картинге, вместе путешествовали на гонки и даже ночевали в одном номере в гостиницах. «Они соревновались во всем, даже в поедании пиццы, но при этом всегда оставались друзьями, шутили и смеялись. Хорошее было время», — вспоминает их ровесник Роберт Кубица.

Оба мечтали дойти до Формулы-1, оказаться в одной команде и побороться за чемпионство. Мечта сбылась, но расплатой за это стала дружба. Ведь как только в 2014-м Льюис и Нико получили в свое распоряжение чемпионскую машину Mercedes, от их приятельских отношений не осталось и следа. «Дошло даже до того, что они перестали здороваться друг с другом. Я не говорю, что они должны были завтракать вместе, но напряжение в их отношениях было огромным», — рассказывал в 2017-м неисполнительный директор команды Mercedes Ники Лауда.

Трижды за три года междоусобной войны в «Серебряных стрелах» Хэмилтон и Росберг сталкивались между собой. Контакты на первом круге в Спа-2014 и на последнем в Шпильберге-2016 закончились пробитыми колесами и сломанными передними антикрыльями.

А вот на старте в Барселоне-2016 столкновение обернулось двойным сходом и громким скандалом внутри коллектива, который, если верить слухам, едва не привел к немедленному уходу Льюиса из команды. Якобы британец был настолько недоволен тем, что руководители Мерседеса обвинили его в аварии и встали на сторону Нико. Но ушел в конце сезона, как мы знаем, не Хэмилтон, а Росберг. Одного чемпионского титула Нико хватило, чтобы удовлетворить свои амбиции…

Тем не менее бывшие напарники не общаются даже спустя три года. А в начале осени 2019-го между ними произошла даже небольшая перепалка в СМИ. Росберг на своем YouTube-канале заявил, что Хэмилтон больше не быстрейший гонщик Формулы-1 и этот статус перешел к Максу Ферстаппену. Льюис не остался в долгу, сказав: «Конечно, всегда найдутся менее успешные люди, чем ты, которые стремятся преуменьшить твои достижения». Так что отголоски их противостояния в Мерседесе слышны до сих пор.

Красная пороховая бочка

Себастьян Феттель и Шарль Леклер не похожи на друзей-приятелей, какими были в Red Bull Racing Макс Ферстаппен и Даниэль Риккьярдо. А по скорости между ними нет такого разрыва, какой был между Микой Хаккиненом и Дэвидом Култхардом в Макларене. Поэтому наверняка авария в Бразилии бросит тень на отношения партнеров по Ferrari. А они ведь и так оставляли желать лучшего после квалификации в Монце, где Шарль отказался помогать напарнику слип-стримом, и гонки в Сочи, где Себ не стал возвращать лидерство напарнику. И уж если пилоты Скудерии не поделили трассу в сражении за четвертое место, то что же будет, если они включатся в погоню за титулом?

Рекомендованные статьи