Сделано в России: нужна ли отечественная машина в Формуле-1?

Сделано в России: нужна ли отечественная машина в Формуле-1?
Автоспорт | 19 октября 2019
Фото: команды-участницы | организаторы

Два года подряд в кулуарах Гран При Формулы-1 в Сочи обсуждалась идея создания российской гоночной команды и разработки машины отечественного производства. В 2018-м эта тема даже была на повестке дня на встрече правительства с российскими автопроизводителями. «Результатом нашего совещания должно стать создание российского болида Формулы-1. Мы говорили о планах до 2024 года, но не думаю, что в такие сроки это возможно. Полагаю, это можно сделать в течение десятилетия», — заявил год назад вице-премьер РФ Дмитрий Козак.

В этом году тему продолжил приехавший на Гран При России министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров: «Думаю, появление российской команды не за горами. Тогда будем болеть все вместе. Когда? Пока это только мысли».

Значат ли эти заявления на государственном уровне, что речь идет о национальном проекте с финансовой поддержкой правительства? «Этот вопрос не имеет прямого отношения к государству. Есть любители автомобильного спорта, вполне состоятельные бизнесмены, которые готовы в это вложиться. Мы будем их поддерживать морально, но финансово не можем», — пояснил Дмитрий Козак. Однако насколько все же реально создание машины Формулы-1 и полностью российской команды?

Идея не нова

За последние полтора десятилетия в Формуле-1 под российским флагом выступили две команды — Midland и Marussia. Они базировались в Англии и из российского имели только долю инвестиций и лицензию на участие, выписанную нашей национальной автомобильной федерацией.

Однако еще во времена СССР были предприняты две попытки создать полностью отечественную команду. Одна из таких попыток в 1987-м являлась частью амбициозного проекта, в который входило строительство трассы в Тушино, подготовка советского гонщика и создание команды Формулы-1. Но то ли из-за политических разногласий, то ли из-за дороговизны проект потерпел фиаско еще на начальной стадии.

Хотя еще в 60-х советские конструкторы были близки к созданию отечественной машины для гонок Гран При. Завод Москвич, в те времена носивший название «Московский завод малолитражных автомобилей», в 1963-м занялся проектированием двигателя по регламенту Формулы-1. Как раз в те годы в СССР существовала своя национальная Формула-1, где в 1963-м победителем стал Юрий Чвиров на Москвиче-Г4. Поэтому опыт работы с подобной гоночной техникой у завода был.

К 1965-му восьмицилиндровый двигатель ГД-1 объемом 1495 см3 и мощностью 200 л.с. и пятиступенчатая коробка передач были построены. Они предназначались именно для машины чемпионата мира, но уже в следующем году технический регламент там изменился: максимальный рабочий объем был увеличен до трех литров. Так что мотору Москвич ГД-1 не удалось составить конкуренцию силовым агрегатам Ferrari, Ford, Honda, Maserati, BRM и Repco в Формуле-1. На гоночную трассу он никогда не выезжал, став музейным экспонатом, — в отличие от коробки передач, которая стояла на Москвиче-Г5 в Формуле-1 СССР в чемпионские для этой машины сезоны в 1969-м, 1972-м и 1973-м.

Хотя в любом случае Москвичу не хватало поставщиков шин, масел и в целом гоночной команды, чтобы довести проект до логического завершения, да и финансирование на разработку шасси было урезано. «Стартовать в Формуле-1 с собственным автомобилем даже при наличии солидных финансовых средств и тогда, и сегодня возможно лишь при опоре либо на отечественную инфраструктуру, либо на международную кооперацию», — писал в 1993-м в своей статье инженер-конструктор Лев Шугуров, участвовавший в разработке первого и пока единственного российского двигателя для Формулы-1.

Слова Льва Михайловича актуальны и сейчас, ведь по большому счету ничего за 55 лет, прошедших с момента эксперимента Москвича, не изменилось. Разве что технологии в ведущем гоночном первенстве мира стали еще дороже, сложнее и труднодоступнее. «Болид — очень сложное технологическое решение. Скорее всего, мы должны говорить о появлении команды в первую очередь, а потом уже, на втором этапе или третьем, — о появлении в том числе своих технологических, производственных возможностей, которые будут обеспечивать разработку и производство», — эти слова Дениса Мантурова подтверждают, что Россия не готова к самостоятельной разработке машины.

С другой стороны, а нужно ли вообще создавать команду и строить болид Ф1 в России?

История с географией

В Формуле-1 было время, когда команды базировались за тысячи миль от мест проведения большинства этапов чемпионата: в Австралии, Новой Зеландии, США, Канаде, Бразилии, Мексике, Японии, Индонезии, Южной Африке. Но такая практика уже далеко в прошлом. Примерно с 80-х география баз уменьшилась до территории Западной Европы. Причина проста — по мере расширения календаря чемпионата, усложнения логистики и роста штата команд этот регион стал наиболее удобным. Отсюда проще добираться на Гран При: загрузил оборудование и машины в десяток фур — и вперед в Монако, Испанию, Францию, Бельгию, Италию и на другие европейские этапы. На зимние тесты, тоже проходящие в Европе, проще доставлять запчасти, которые в начале года в дефиците. Именно поэтому в 2000-х заводская Toyota базировалась в немецком Кельне, а первая с 1980-го американская команда, Haas, размещается в английском Банбери.

В последние 10—20 лет география штаб-квартир вообще сузилась до минимума — семь из десяти команд базируются в Великобритании в радиусе 300 км друг от друга. Исключение составляют лишь Ferrari и Toro Rosso со штаб-квартирами в Италии и Alfa Romeo—Sauber в Швейцарии. Туманный Альбион стал настоящим кластером, в котором сконцентрированы основные умы и ресурсы Формулы-1. И даже у Ferrari сейчас есть проблемы с привлечением специалистов из-за пределов Италии. Дважды, в 1995-м и 2012-м, Скудерия пыталась переманить к себе гуру аэродинамики Эдриана Ньюи. Но англичанин отказался, сославшись на то, что не хочет переезжать в Италию. По этой же причине от итальянцев в 2016-м ушел один из лучших инженеров современности Джеймс Эллисон.

Поэтому, конечно, строительство базы для команды Ф1 где-нибудь в Подмосковье — это из разряда фантастики. Даже если производственные возможности появятся, то где взять подготовленный персонал? Ведь в России нет ни одной национальный команды, которая выступала бы в Формуле-2, Формуле-3 или любой другой международной серии и была бы площадкой для подготовки инженеров и механиков. А желающие бросить все и уехать из Англии в Россию вряд ли найдутся.

Плюс спонсоры, поставщики комплектующих, шинники, мотористы — все они тоже будет за границей. В конце концов, для ремонта машин между гонками все равно потребуется база где-то в Западной Европе: все-таки 600 километров между, скажем, Сильверстоуном и Спа — это не две тысячи от Спа до Москвы. Да и на выездные этапы из России дольше добираться. Взять, к примеру, дорогу на предстоящий этап в Мексике: из Москвы перелет займет как минимум 16 часов, из Лондона — менее 12 часов. Поэтому нет ни одного аргумента за базирование российской команды в России. Это будет дорого и неудобно.

Два варианта

Если, допустим, крупнейший отечественный автопроизводитель АвтоВАЗ или программа развития российского автоспорта SMP Racing решат заявиться в Формулу-1 с собственной командой, то у них будет два варианта действий. Первый — приобрести один из действующих коллективов. Второй — строить проект с нуля в Англии. Последний вариант куда вероятнее по той простой причине, что среди нынешних участников чемпионата мира нет ни одного потенциального кандидата для переговоров. McLaren и Williams гордятся своей независимостью, Alfa Romeo—Sauber и Haas аффилированы с Ferrari, Toro Rosso — младший коллектив Red Bull, а в Racing Point всерьез и надолго пришел канадский текстильный магнат Лоуренс Стролл. Существуют крохотные сомнения в перспективах Renault, которая пока не оправдывает вложенные компанией инвестиции. Но реальных предпосылок к уходу французов из чемпионата мира нет.

Так что по пути владельцев коллективов Midland и Marussia, выкупивших готовые активы, пойти не получится. Опять же, собрать команду из двухсот человек и построить всю необходимую инфраструктуру в той же Англии будет в разы проще, чем в России.

Вскоре в Формуле-1 грядут большие перемены: с 2021 года ограничат расходы, появятся новый спортивный и технический регламент, которые в идеале должен уравнять баланс сил. Время для дебюта будет подходящее, да и FIA через один—два года планирует провести тендер среди новых команд.

Национальная идея

Сторонникам создания команды и машины Формулы-1 в России надо понять одну простую вещь: нет в Больших Призах прямой конкуренции между странами. Во-первых, тут не выдают медали сборным, как это было в канувшей в Лету серии A1GP. Во-вторых, «формульный» престиж страны оценивают по наличию Гран При и пилота, а не по способности построить самый высокотехнологичный в мире гоночный болид.

Борьба конструкторов в современной Формуле-1 — это скорее соревнование брендов. И нет принципиальной разницы в том, что, например, машину и двигатель под немецкой маркой Mercedes строят в Англии, а не в Германии, откуда поступает финансирование. «Трехлучевая звезда» побеждает шестой год подряд, добавляя плюсы к своей репутации, и это главное. Исключением является разве что Ferrari, которая в силу своих итальянских корней остается единственной национальной командой в чемпионате.

Мало того, Формула-1 — это ведь даже не на 100% соревнование брендов из автопрома. Red Bull производит энергетические напитки и отношения к автомобильной индустрии не имеет. Тем не менее вот уже 13 лет австрийская компания Дитриха Матешица выставляет в чемпионате мира две команды, одна из которых базируется в Англии, а вторая — в Италии. То же самое можно сказать и о Виджее Малье с командой Force India, которая имела штаб-квартиру в британском Сильверстоуне и индийской была только по лицензии.

Поэтому нашим стоит идти в чемпионат мира не с навязчивой идеей доказать, что Россия может построить высокотехнологичный болид Формулы-1, а с национальным брендом, который можно продвигать. Продвигать, конечно, за счет результатов команды на трассе, для которых нужны соответствующие инвестиции. Именно результатов в свое время не хватило коллективам Midland и Marussia для того, чтобы снискать популярность и поддержку в России…

Рекомендованные статьи