Компания Renault купила фирму Lotus и возрождает собственную заводскую команду в чемпионате мира: чего ждать?

Компания Renault купила фирму Lotus и возрождает собственную заводскую команду в чемпионате мира: чего ждать?
Автоспорт | АР №24 2015
Фото: GettyImages.ru | Imago/ТАСС

То, о чем в паддоке говорили уже полгода, свершилось: Renault возвращает себе коллектив из Энстоуна и возрождает собственную заводскую команду в чемпионате мира. Но что за Lotus куплен французской фирмой, преемник ли он знаменитого коллектива, выступавшего в Формуле-1 с пятидесятых годов?

Итак, в Renault пытаются в третий раз войти в одну и ту же автогоночную реку. Ведь команда с таким названием выступала в Формуле-1 в 1977—1985 и в 2002 —2011 годах (АР №15—16, 2015). Было и еще несколько погружений — частичных: только с моторами для других. Но тотальное преимущество двигателей Renault в начале 90-х и в недавнем прошлом преподало их создателям невеселый урок: о мотористах в дни триумфов вспоминают только в третью очередь! А вот в случае провала крайние всегда они.

Впрочем, нынешние силовые установки Renault действительно плохи. Неужели в Вири-Шатийоне ушли на пенсию все хорошие инженеры? Нет, причина в банальной экономии средств!

Разработка гибридной силовой установки — дело затратное, требующее множества дорогостоящих исследований. Политика ограничения расходов, провозглашенная в Формуле-1, даже формально этого процесса не коснулась. Поэтому в новый силовой агрегат по техническому регламенту 2014 года щедро инвестировали те, у кого деньги были, но расходовать их с размахом не давали установки FIA, — Ferrari и Mercedes, готовые ради своих команд на все.

В Renault создавали гибридный двигатель не для себя, а для своего приоритетного клиента, коим был Red Bull. Поэтому вложились в дело не от души, а с умом. Когда оказалось, что этого будет недостаточно, наверстать упущенное было практически невозможно. А поскольку Формула-1 — спорт максималистов, надо было либо брать паузу (тем более что Red Bull и Toro Rosso заявляли о желании прекратить сотрудничество с Renault), либо вкладываться по максимуму. Французы выбрали второй вариант.

Завал на старте Гран При Италии 1994 года — главное звено в цепи событий, из-за которых прекратила свое существование команда Lotus, детище Колина Чэпмена. Болид Джонни Херберта с уникальным мотором Mugen Honda развернут поперек трассы

Почему? Есть бизнесмены (Дитрих Матешиц, например), которые просто любят автогонки и поэтому тратят на них рекламные бюджеты своих компаний. Но глава Renault-Nissan Карлос Гон все объясняет рационально. Его логика проста: Renault будет единственной автомобильной компанией массового сегмента, которая участвует в Формуле-1! И это, дескать, большое маркетинговое преимущество перед прямыми конкурентами.

Объявление о возвращении команды Renault было бы логично приурочить к последнему Гран При 2015 года, тем более что все документы о покупке команды Lotus к этому моменту уже были подписаны. Но закулисная борьба между Карлосом Гоном и Берни Экклстоуном все еще продолжалась. Борьба, само собой, за деньги, которые Формула-1 выплачивает некоторым участникам чемпионата мира за особый вклад в ее историю.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи