Судью на мыло? Кого засуживают в Формуле-1

Судью на мыло? Кого засуживают в Формуле-1
Автоспорт | АР №1 2017
Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images/ТАСС

Судейская тема в минувшем сезоне Формулы-1 стала самой острой для команд и болельщиков: правомерность наказаний пилотов постоянно подвергалась сомнению. Но все могло бы быть еще хуже!

За то, что не разразился самый грандиозный судейский скандал в истории ­Формулы-1, мы должны быть благодарны Нико Росбергу и Себастьяну Феттелю. На последних кругах финальной гонки сезона Феттель пошел в атаку, но Росберг ее отбил. А если бы Нико потерял две позиции, пропустив Себастьяна и шедшего следом Макса Ферстаппена, то он не взял бы заветный чемпионский титул. Вот тогда и вспомнились бы очки, которые у Росберга отобрали судьи в Гран При Великобритании…

Кто судит гонки ­Формулы-1? Директор соревнований Чарли Уайтинг и коллегия стюардов из трех человек. Двое из них — «люди без лица», назначаемые FIA и всячески избегающие публичности. Третий стюард в Гран При выбирается из числа популярных пилотов прошлого. Но гонщик всегда один — и потому он в меньшинстве.

Что судьи делают сейчас? Многое. Они перекраивают стартовую решетку после квалификации, выписывают штрафы в ходе гонки — от проезда по пит-лейну до десятисекундного «отстоя» у боксов. Могут дать пилоту команду пропустить соперника — если виновный обогнал или защитил свою позицию с нарушением правил. После финиша добавляют секунды к итоговому времени гонщика или вообще вычеркивают кого-то из протокола. А еще есть штрафные баллы, которые копятся у каждого пилота и могут даже привести к пропуску Гран При (хотя на практике такого еще не было). Зато другое наказание применяется регулярно: провинившегося в одной гонке пилота сдвигают назад на стартовом поле следующего этапа.

В былые времена стюарды вмешивались в ход событий лишь в редких случаях. На фото — знаменитый инцидент 1989 года на Сузуке, после которого Айртон Сенна продолжил гонку, но был дисквалифицирован, что в итоге принесло чемпионский титул Алену Просту

Раньше было не так: судьи вмешивались в ход соревнований только при очевидных нарушениях или когда на кону стоял чемпионский титул. Можно вспомнить, например, два известных инцидента на Сузуке между Айртоном Сенной и Аленом Простом. В первом случае они еще были коллегами, выступая за ­McLaren. После контакта обе машины уехали в карман трассы, автомобиль Проста заглох, Сенна смог финишировать — но его в итоге дисквалифицировали за постороннюю помощь. А год спустя, когда Прост ушел в Ferrari, Айртон спровоцировал аварию в первом повороте, которая делала его чемпионом, — и судьи предпочли остаться в стороне.

В 1997 году судьи приняли жесткое решение относительно Михаэля Шумахера, исключив его из протокола чемпионата мира. Красного Барона посчитали виновным в намеренном создании аварийной ситуации во время борьбы с Жаком Вильнёвом в Хересе, где на кону стоял чемпионский титул

В 1994 году Михаэль Шумахер в финальной гонке намеренно столкнулся с преследовавшим его в чемпионате Деймоном Хиллом и получил свой первый титул. Но судьи не наказали Шумми — может быть, потому, что в том году он уже был дисквалифицирован на несколько гонок. Однако в ­1997-м, когда Михаэль боролся за титул с Жаком Вильнёвом, за аналогичный проступок стюарды исключили Шумахера из протокола чемпионата!

Во всех этих ключевых ситуациях вершители судеб просто обязаны были карать или миловать. Но о том, чтобы вмешиваться в ход каждой гонки, речи не шло!

Почему? Сами гонщики говорят, что безопасность современных автомобилей ­Формулы-1 порождает ощущение безнаказанности. Поэтому некоторые горячие головы ведут борьбу слишком жестко, и судьям приходится вмешиваться: иначе все может кончиться бедой.

Стиль пилотирования Макса Ферстаппена вызывает наибольшее число нареканий со стороны коллег-гонщиков. Однако на штрафном счету у голландца почему-то меньше судейских предупреждений, чем у кого бы то ни было

Однако непохоже, что сегодня судейская активность нацелена прежде всего на поддержание безопасности. Кто чаще всего вызывал недовольство коллег из-за опасных маневров в минувшем сезоне? Известное дело — юный Макс Ферстаппен. Но судьи в основном штрафовали не его, а Нико Росберга! А вот на художества Макса судьи закрывали глаза, да и штрафных баллов у Ферстаппена накопилось меньше всех. Может быть, дело в том, что Макс популярен среди молодой зрительской ­аудитории, в которой руководство ­Формулы-1 особенно заинтересовано? Значит, судили не столько по правилам, сколько «по ситуации», с учетом личности провинившегося и прочих неспортивных обстоятельств.

Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Вы можете использовать деморежим подписки: просто зарегистрируйтесь на сайте — и вам будут доступны 3 просмотра платных статей

Рекомендованные статьи