«Нерастаможенный» мотоцикл равно краденый? Велик ли рынок такой техники и как она попадает в РФ?

«Нерастаможенный» мотоцикл равно краденый? Велик ли рынок такой техники и как она попадает в РФ?
Мото и квадро | АР №1 2019

«Продаю KTM 1190 2014 года, 430 тысяч рублей, Белгород, без ПТС». А в другом объявлении фигурирует BMW R 1200 GS 2013 года выпуска из Красноярска всего за 400 тысяч. Правда, вместо ПТС у него... техпаспорт спортивной мототехники. Выданный на обычный дорожный мотоцикл! Мне одному кажется, что так продают ворованное?

В лихие 90-е в Россию потоком шли свежие дорогие иномарки, угнанные в Европе. Или «культурно позаимствованные», причем с ведома хозяев. Напомню схему. Мошенники находили сговорчивого владельца, например, в Голландии и забирали у него автомобиль за четверть рыночной цены — без оформления, просто с ключами и документами. Но с тем условием, что об угоне он ­заявит через неделю. За это время машина спокойно пересекала границы и оказывалась в России. Не шибко убитый горем экс-владелец тем временем получал страховое возмещение и покупал новый автомобиль еще круче и дороже. В финале все были счастливы, кроме страховщиков. И покупателей в России, которые благодаря Интерполу через ­какое-то время из «добросовестных приобретателей» превращались в обладателей угнанных машин.

Так вот, точно так же нынче ввозят в нашу страну и мотоциклы! Их переправляют, например, из Италии через Украину — причем в разобранном виде, поскольку провезти через границу «конструктор» легче. А у нас — собирают и продают мотоцикл как «нерастаможенный». Или со стыдливой пометкой в объявлении: «Без ПТС».

Как ездить без номеров? Ведь такой мотоцикл на учет по ­понятным причинам не поставишь. Особо хитрые товарищи постоянно рисуют сами себе новые договоры купли-продажи (по закону для постановки на учет требуется десять дней, и в течение этого времени вы легально можете находиться на дорогах без номерных знаков). Но если такого умельца примут во второй раз, то запросто могут «нарисовать» 327-ю статью УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). Между прочим, до двух лет лишения свободы. Альтернатива — так называемый двойник, когда где-то по полям и весям нашей необъятной родины раскатывает совершенно легитимный аппарат. А, скажем, в Москве ездит его близнец, такой же мотоцикл с таким же номерным знаком. Однако вездесущие камеры фото- и видеофиксации когда-нибудь проявят и этого брата.

А еще есть такая история, как спортивный техпаспорт. Такие сейчас выдают МФР (Мотоциклетная федерация России) и НРМФ (Национальная российская мотоциклетная федерация) по простому заявлению. Причем в качестве подтверждения легальности покупки достаточно представить копию договора купли-продажи «или иной документ, подтверждающий законность владения». А такие «документы», как вы понимаете, можно нарисовать где и как угодно. Так и появляются на рынке KTM Adventure или «гуси» BMW со спорттехпаспортами. Помните бородатый анекдот про Чапаева — когда он сел играть в бридж с джентльменами, которые верят на слово? «Тут-то мне, Петька, карта и поперла!»

Но гоночную мототехнику допускается использовать исключительно на закрытых трассах для соревнований и тренировок. К тому же спорттехпаспорт никак не страхует владельца от проверки VIN-номера мотоцикла — и тут-то выясняется, что техника находится в розыске Интерпола. В лучшем случае аппарат изымут, а в худшем еще и уголовное дело заведут.

Любопытно, что именно такие мотоциклы крайне подвержены риску вторичной кражи, но уже в России. Плюс проблематичная перепродажа: желающих купить заведомо нелегитимную технику не так чтобы в очереди до горизонта. Кстати, любое ДТП с «бездоком» автоматически выводит его владельца на чистую воду. Однако здесь появляется и другой опасный соблазн — преступно покинуть место аварии. Если, конечно, целы конечности, включая голову. И если вас не догонят инспекторы мотобата — которые в Москве встречаются в сезон сплошь и рядом. Еще один любопытный нюанс: всегда считал, что внутренний приказ, запрещающий гоняться за мотоциклистами, — плод фантазии последних. Но нет, он действительно существует, однако с важной оговоркой: запрещается гоняться за двухколесными на машинах, а на мотоциклах — пожалуйста.

Но, несмотря на все это, объем рынка «черных» мотоциклов не так мал! Изучая объявления, понимаешь, что около 10% всей продаваемой двухколесной техники имеет крайне сомнительное происхождение. Караул, грабят! И продают.

Впрочем, не только мотоциклы. Я своими глазами не раз видел поставленные на учет в ГИБДД на Дальнем Востоке автомобили Toyota и Honda, у которых в ПТС были указаны совсем другие модели иных годов выпуска. Да что говорить, если я сам попался, когда покупал свою двухдверку Toyota Soarer. И ведь пробил ее по всем базам данных в ГИБДД Новосибирска, прошел экспертизу на площадке осмотра — и все было чисто. Правда, в СТС и ПТС моя красотка проходила как сказочный тяни-толкай: Toyota-Lexus Soarer. А при попытке регистрации в Москве она... уехала на штрафстоянку! Неожиданно выяснилось, что за три дня пути в Москву на кузове автомобиля «поселилась» вваренная рамка ­VIN-номера, которая в Новосибирске никого не смутила, включая экспертов-криминалистов.

Очень похожее на настоящее СТС свидетельство о регистрации спортивного транспортного средства не имеет ничего общего с официальным документом

Кстати, когда в 2013 году я путешествовал на мотоцикле в Магадан, немало встречающихся мне в Якутии праворульных «японок» были без номеров. Впрочем, сотрудники ГИБДД попадались гораздо реже — как минимум на расстоянии 1600 километров от Нижнего Бестяха до поселка Ягодное я не встретил ни одного. Зато почти у всех водителей «безномерных» автомобилей был нетрезвый взгляд — и обязательное ружье в салоне.

Сколько в России таких «мутных» машин? Например, популярный на востоке страны автомобильный портал выдал в поисковике больше 110 тысяч (тысяч!) предложений с пометкой в графе «документы»: «нет или проблемные», — и это лишь по марке Toyota!

А мотоциклетный рынок на фоне автомобильного — слезы: нашим властям просто не до него. Что и подтвердил мне в приватном разговоре офицер МВД, прекрасно осведомленный о всех действующих схемах продажи такой «кривой» техники. Казалось бы, для закрытия сточного моторучейка достаточно провести несколько «контрольных закупок». Но по сомни­тельным объявлениям никто не работает: мол, у полиции и на «черных» продавцов автомобилей сил не хватает. И вообще, дескать, основная вина лежит на таможенниках: по идее, таких мотоциклов в России просто быть не должно.

А главное — и самое печальное — по словам моего визави, покупкой «контрафакта» не брезгуют сами государевы люди. Ведь даже если их остановят на мотоцикле без номеров, то... Просто отпустят. И до тех пор, пока сами власти предержащие у нас будут «над законом», ситуация не изменится. 

Рекомендованные статьи