Роберт Шварцман – долгая дорога в Ferrari

Роберт Шварцман – долгая дорога в Ferrari
Автоспорт | 16 ноября 2018

Ровно год назад мы писали о юном российском пилоте, участнике российской программы SMP Racing Роберте Шварцмане, который стал участником гоночной Академии Ferrari. И вот сезон Роберта почти завершен – ему осталось проехать только легендарную гонку в Макао в ближайший уик-энд. Мы поговорили с Шварцманом о том, чему учат в Академии, как прошел этот год – и о его дальнейших планах.

- Давай вернемся на год назад или даже дальше – в тот момент, когда ты впервые услышал о перспективе работать с Ferrari…
- Начиналось все достаточно просто! Мне в начале сезона позвонили из SMP Racing: Ferrari тобой интересуется, хочешь ли ты участвовать в их программе? Я обрадовался, сказал, конечно, это круто! И в течение прошлого года они делали контракт, разбирались. И уже в октябре все было подписано официально.

- Дальше, наверное, тебя повели на экскурсию в музей, показали домик Комендаторе… или этого не было?
- Нет, не было никакого особого шоу или приветствия. Просто вошел в команду, познакомился с людьми – и сразу за работу!

- Кто сейчас обучается в Академии вместе с тобой?
- Самый старший – итальянец Антонио Фуоко, ему 23 года, он выступает уже в Формуле-2. Самому младшему – 15. Мне 19, я в середине, и большинство примерно моего же возраста. Там двое моих товарищей по команде Prema в Формуле-3. Еще Айлотт, англичанин, он не в Формуле-3, а в GP3, но это примерно то же самое. И еще сын Жана Алези Джулиано – то есть нас пять человек примерно на одном и том же уровне.

В гоночной академии Ferrari сейчас формально состоят девять пилотов, но Шарль Леклер, конечно же, уже может считаться состоявшимся выпускником. Леклер первый, кто обучался в академии Ferrari и подписал контракт боевого пилота со Скудерией. Но эффективность молодежной программы высока. Из предыдущих «выпусков» Академии примерно половина пилотов доросла до Формулы-1: это Леклер, трагически погибший Жюль Бьянки, Серхио Перес, Антонио Джовинацци и Лэнс Стролл.

- Насколько я знаю, в отличие от программ Red Bull и ей подобных, в Академии Ferrari практикуются сборы?
- Да, собираемся, уезжаем в разные места на неделю. Было одно место в Италии на юге, там было что-то типа кэмпа, восемь пилотов, куча тренеров, целая программа. Занимаемся и спортом, и развлечениями. Помимо физической подготовки они там старались наладить общение между пилотами, чтобы мы подружились. Ездили в горы в Швейцарии, там катались на велосипедах, бег… Они пытаются сделать что-то такое достаточно развлекательное, но при этом и полезное. Сборы были четыре раза за этот год.

- Помимо сборов есть и обычная работа?
- Если я приезжаю в Маранелло, то всегда есть физподготовка, часа два-три. Потом – симулятор. Есть инженер, который работает персонально с каждым пилотом, – бывший гоночный инженер Toro Rosso Марко Матасса – он с Даней Квятом работал, с Сайнсом, со многими пилотами. У нас с ним общение, мы готовимся к гонкам, обсуждаем стратегию, планы… И плюс ментальная подготовка. Вот четыре главных занятия для пилота Академии.

- В чем состоит ментальная подготовка?
- Куча разных заданий и тестов – на реакцию, на внимательность, на концентрацию… Мне это не очень помогает. Я знаю, что у меня с реакцией все в порядке, концентрацию могу держать достаточно долго. Я даже объяснял в Ferrari, что можно в этом плане улучшить, – я бы тестировал себя реже. Мне гораздо больше помогают люди, которые со мной общаются и дают мне какие-то советы, настраивают… Это тонкий процесс и очень важный.

- Симулятор – это только для того, чтобы трассы учить? Там не учитывается специфика Формулы-3?
- Да, в основном учить трассы. Он не очень похож на Формулу-3. Много ездить на нем толку нет.

- На какой срок рассчитан договор с Ferrari?
- Я договор подписал, но в такие детали не вникал. У меня договор с SMP Racing — и у Ferrari договор с SMP Racing. У нас такой треугольник… Как обычно бывает, договор на несколько лет. Может быть, на пять, я не знаю, сколько там они сделали, – срок в таких случаях формальный. Захотят – разорвут договор, так даже в Формуле-1 бывает.

Но пока о расторжении речь не идет – наоборот, Роберт выглядит на гоночных трассах очень убедительно. Гоночная Академия Ferrari следит за всеми участниками программы SMP Racing – и Шварцмана сочли достаточно перспективным. Определенную роль в этом сыграла и рекомендация консультанта SMP Racing Мики Сало, в прошлом гонщика Скудерии. Теперь Академия строит карьеру пилота, в частности, определяя, в каких гоночных сериях он будет выступать в очередном сезоне. Распланирована также и подготовка в течение года.

- Почему возникла идея зимой, до старта евросерии Формулы-3, выступить еще и в новозеландской серии Toyota? Чья была инициатива?
- Инициатива Ferrari – чтобы я не забыл, что такое гонки! Пауза была большая достаточно, у меня сезон Формулы-3 начался в середине мая, а сезон в Формуле Renault 2.0 закончился в октябре, по-моему… То есть семь месяцев без гонок! Конечно, я рад, что выиграл в Новой Зеландии, но мне это сильно попортило голову. Я запутался после этих гонок!

- Машина сильно отличается, да?
- Очень! Машина отличается, колеса… я пересаживался с Renault на F3, потом с F3 на эту Тойоту, потом снова на F3… Возник микс в голове, и это тоже достаточно сильно повлияло на начало сезона. В следующем году я такого точно делать не буду!

- У гонщиков Ф1 расписан каждый день, есть менеджеры и физиотерапевты, которые организуют их время даже за пределами гоночных уик-эндов. А у тебя?
- У меня есть несколько людей, которые все это организовывают вместе. Есть физиотерапевт от Ferrari, который подготавливает тебя с утра, организует разминку, а если что-то болит, делает тебе массаж… Он же и диетолог, напитки дает, еду приносит.

- Насколько жестко все распланировано?
- У меня есть менеджер, который изначально планирует, – а потом мы уже корректируем, меняем… Бывает, например, позвонили и сказали: у тебя будут тесты там-то и там-то, подтвердили тесты – значит, едешь. Но чаще по планам – поехал в Маранелло, подготовился, проехал гонку. Когда свободное время у меня – я возвращаюсь в Питер, отдыхаю.

- В чем конкретно ты прибавил в этом сезоне?
- Все дело в голове! Я знаю, что у меня высокая скорость, что я талантлив, я хорошо еду гонки, что с борьбой все в порядке. Просто очень важно держать себя на пике моральном! Главное, что я в этом году понял, – как можно себя настраивать ментально, более или менее. Много времени я потерял из-за этого… и результатов, конечно. Если с головой все в порядке, то все довольно легко получается.

- Уже есть планы на следующий год? Были мысли о переходе в Формулу-2 — или лучше продолжать в F3 с прицелом на победу?
- Я бы, конечно, хотел пойти в F2, очень хотел, но…

- Рано?
- В Ferrari считают, что рано.

- Тебе предстоит старт в Макао. Перед этой легендарной гонкой ставятся какие-то задачи?
- Задача всегда – выиграть. Но там это лотерея, в Макао. Даже хорошему пилоту там нужно везение. Это гонки!

Прошедший год принес Шварцману победу в новозеландской серии Toyota и третье место в европейском чемпионате Формулы-3. Также Роберт стал лучшим дебютантом Формулы-3. А победил в чемпионате Мик Шумахер, сын Михаэля. Мик вместе с Робертом и еще тремя юными пилотами выступал за итальянский коллектив Prema Theodore Racing.

- С Миком Шумахером ты пересекался на картинговых трассах, и потом ваша карьера шла параллельно, в этом году ты был с ним в одной команде. Что ты можешь о нем сказать?
- В этом году он очень хорошо себя показал – в том числе и потому, что он проделал много работы, тестов, подготовки. Но…я не могу сказать, что он, как его папа, на том же уровне… Хотя все может быть.

- Он закрытый человек?
- Мы разговаривали периодически, но я намного больше общался с остальными однокомандниками, чем с ним. И они тоже. В команде он всегда был сам по себе.

Подиум гонки Формулы-3 в Хоккенхайме. Победитель — Шварцман, слева Мик Шумахер

- Ты решил пока не продолжать образование, не поступать в университет?
- Я закончил итальянский лицей, и пока что у меня нет времени на учебу. У меня достаточно хорошее образование, даже если я захочу идти в какой-то питерский универ, я с этим образованием могу поступить. Не обязательно продолжать учебу в Италии, и в Европе итальянское образование показывает, что ты чего-то добился.

- Насколько полезно техническое образование для понимания работы машины, поведения шин и так далее?
- Техническое образование, на мой взгляд, в автоспорте не дает такого большого преимущества. Дает опыт, тренировки… Вот я смотрю, как работает Феттель на гонках Формулы-1. Он, как немец, очень профессиональный, он знает все технические нюансы. Хорошо чувствует машину и дает информацию инженеру, упрощает его работу. Это, конечно, очень важно – понимать, как машина работает. Но самое важное – ее чувствовать! Если ты неправильно чувствуешь машину, ты дашь неправильную информацию инженеру, и он сделает машину еще хуже. Образование тебе не поможет. Тонкий момент – чувствовать, как себя ведет машина, и сообщать только ту информацию, в которой ты на 100 процентов уверен.

- То есть это все-таки не знание, а талант?
- Чувство машины! Например, вот я вхожу в поворот, и в первой фазе поворота у меня стаскивает заднюю часть. И потом я теряю контроль над машиной, не могу нажать на газ. Я говорю инженеру: давай изменим, например, задний развал, чтобы машина была более стабильной. Меняем развал – если машина становится лучше, значит, сделали шаг вперед.

- Насколько быстро тебе удалось почувствовать машину Формулы-3?
- Наверное, на Нюрбургринге… то есть с восьмой гонки! Много времени потребовалось, чтобы понять и почувствовать машину, резину и информацию правильную инженеру давать. Например, у нас есть прогревочный круг, когда мы едем просто на стартовую решетку – и у нас есть возможность что-то модифицировать. Он всегда просит: если почувствовал какой-то дисбаланс в машине, сразу говори. И периодически какие-то моменты были, когда я чувствую, – меня, например, срывает… Я говорю: убери один градус переднего антикрыла. Он убирает, и машина становится намного лучше.

- Ты общаешься с российскими пилотами, выступавшими в Формуле-1?
- С Виталием Петровым я виделся пару раз… С Даней у меня хороший контакт, я знаю его еще с картинга, и в Ferrari мы с ним общались. Ну и с Сережей Сироткиным я тоже периодически встречался, когда приезжал на гонки Формулы-1.

Сергей Сироткин, как и Шварцман, – участник программы SMP Racing. В интервью АР Сироткин рассказывал , что много занимался с юными картингистами, передавал им свой опыт. Но когда Сироткин открыл в себе педагогический талант, Роберт уже перешел из картинга в формульные серии. Теперь он не считает, что ему нужны советы других пилотов. Больше информации он может получить от инженеров – а также путем анализа информации, телеметрической или визуальной.

- Ты помнишь первую гонку F1, которую увидел по телевизору? И какие мысли у тебя в этот момент возникли?
- Индианаполис, в гонке стартовало три команды!

- А, это знаменитый шинный скандал с Мишленом!
- Да! Я еще не понимал, в чем прикол, почему шесть машин на гонке. Я был совсем маленький, мне лет пять-шесть было…

- То есть ты еще не думал о гоночной карьере?
- Еще нет, картинг был развлечением. Серьезно я понял, что этим займусь, лет в девять, когда уже в Европе был, в Италии, когда уже были результаты… Но когда мне там говорили, через что придется пройти, я представлял себе – ууу… надо работать, работать. А время пролетело достаточно быстро!

- А сейчас ты смотришь гонки F1?
- Смотрю периодически, если у меня собственной гонки нет.

- Может ли молодой пилот получить какую-то полезную профессиональную информацию по телекартинке?
- Может! Я, например, важную для себя информацию нашел. У них же проблемы с резиной – и, когда две машины близко, второй пилот старается не ехать за потоком воздуха, смещается, либо шире проходит повороты, либо Уже. Феттель особенно часто так делает. И у нас в F3 эту фишку можно использовать. Есть моменты, есть – если внимательно присмотреться, что они творят! Конечно, это очень тяжело, найти это по телику, потому что они каждый раз меняют пилотов и так далее. А вот если целый круг показывает камера с машины – это полезно.

- Но основную информацию гонщик и в Формуле-3 получает из телеметрии?
- Конечно. Там абсолютно такая же телеметрия, как в Формуле-1. Уже с F4 начинаешь учиться, понимать, как что работает… чем дальше идешь, тем больше понимаешь.

- Что гонщик может узнать из анализа своей или чужой телеметрии?
- Ты можешь понять, где ты ошибаешься. Если, допустим, ты тормозишь на 5 метров раньше, то там есть счетчик, и ты понимаешь – сколько ты проигрываешь в этом повороте из-за раннего торможения. Ладно, значит, на следующей сессии надо затормозить позже. Можешь увидеть, что гонщик раньше нажал на газ и у него лучше выход – он выиграл 0,05 секунды. Тоже делаешь выводы. И телеметрия, и видео – они информацию дают о том, где ты проигрываешь.

- Наконец-то пилот из академии Ferrari, Шарль Леклер, подписал контракт с командой Ferrari. Это тебя вдохновило? Что ты об этом думаешь?
- Я считаю, что это очень хорошо! Ветераны засиделись в Формуле-1, надо все немного менять, нужны новые гонщики… Мне, конечно, жалко Алонсо, что у него карьера так сложилась, можно сказать, все время не в той команде.

- Наступает новая эра?
- Конечно, время-то идет! Формула должна стать интересной, потому что много новичков в следующем году. Я знаю этих пилотов, они не будут просто там кататься и пропускать. Они боевые, должно быть больше борьбы, больше интереса.

Самому Роберту до Формулы-1 еще как минимум два сезона: год в Формуле-3, а потом чемпионат Формулы-2. Но это идеальный график, а на деле дорога в Формулу-1 может оказаться куда более долгой и сложной. И уж тем более – дорога в Ferrari, куда стремится каждый участник гоночной академии Скудерии. Пожелаем Роберту Шварцману успехов на этом нелегком пути!

 

Рекомендованные статьи