Внезапно? Или согласно хитрому плану? Как и почему уходит Нико Росберг

Внезапно? Или согласно хитрому плану? Как и почему уходит Нико Росберг
Автоспорт | 4 декабря 2016

Весть о том, что новоиспеченный чемпион мира Нико Росберг заканчивает свою карьеру пилота Формулы-1, поразила весь автогоночный мир. Вот уж сенсация так сенсация — такого не ожидал никто! Но чуть позже к удивлению стали примешиваться нотки сомнения. Неужели столь важное, глобальное решение чемпион действительно принял внезапно? Под воздействием напряжения последнего Гран При и эмоций, нахлынувших на него при виде клетчатого флага?

Может быть, все было не так, и Росберг заранее уведомил Mercedes о грядущем уходе в случае победы в чемпионате? А может быть, имела место и еще более хитрая и неспортивная трехсторонняя сделка? Хэмилтон обещал не сильно препятствовать чемпионским планами Нико, Росберг взял обязательство уйти с завоеванием титула. Mercedes получал вожделенного немецкого чемпиона, Нико — исполнение мечты, а Льюис — отсутствие утомительной внутрикомандной борьбы в 2017 году.

Если принять подобную версию (что уже сделал один из наших читателей в комментариях к новости об уходе Росберга), то это многое  объясняло бы. Было заметно, что в этом году Хэмилтон «уже не тот». Не так зациклен на борьбе, не так остро переживает свои поражения. Может быть, он просто расслабился после двух титулов подряд? Или понимал, что поражение в 2016-м откроет перед ним новые перспективы? Разумеется, нельзя предполагать, что нам подсунули театр вместо спорта, что все было разыграно, как по нотам. Но намекнуть-то Льюису могли, чтобы особенно не упорствовал? А намек этот мог сказаться на каких-то сотых долях секунды на круге и готовности идти в борьбе до конца.   

Росберг не стал многократным чемпионом. Но он выступал вместе с более титулованными коллегами, сражался с ними и даже выигрывал у них

Если о планируемом  уходе Нико знали заранее, то это объясняет выбор команды Force India. Из двух молодых пилотов Мерседеса, которых они могли взять к себе в состав, они выбрали не более опытного и авторитетного Паскаля Верляйна, а Эстебана Окона. Может быть, просто Виджаю Малье конфиденциально сказали: Верляйна трогать не надо, у нас на него особые планы.

Так? Нет, не сходится! Окон договорился с Индийской силой тогда, когда и сам Нико не знал, будет ли он чемпионом — и, соответственно, уйдет ли из Формулы-1. Да и реакции мерседесовского начальства слишком уж естественные, включая раздраженное ворчание Ники Лауды — дескать, мог бы и заранее намекнуть. Так не сыграешь. Кроме того, такого рода тайны долго в F1 не живут. Сначала они просачиваются в прессу в виде слухов, потом слухи уверенно и авторитетно опровергают, и только потом все подтверждается. А ведь решение Нико действительно было громом среди ясного неба. Нет, никто ничего не знал, кроме самого гонщика! Да и он сказал об уходе не сразу после финиша — видимо, еще некоторое время прислушивался к себе.

Почему он ушел — в общем, понятно. Нико сделал главное — запечатлел свое имя на переходящем чемпионском кубке, где уже есть имя его отца Кеке Росберга.  Перешагнув порог тридцатилетия, он вряд ли может рассчитывать в ближайшие годы догнать Феттеля по количеству чемпионских титулов. Даже если перемены в регламенте не выдвинут на первый план Red Bull, в дальнейшей борьбе с Хэмилтоном у Нико никаких преимущественных шансов не было — в лучшем случае равные. Есть и другой аспект возраста… Не будем рассуждать о том, сколько десятых на круге прибавляет гонщику женитьба или появление ребенка. Просто вспомним, что Формула-1 постепенно превращается в арену борьбы юных пилотов, для которых гонки — это пока что главное в жизни. А для Росберга на первом месте уже семейные события, он человек более чем взрослый, хотя внешне выглядит молодо.

Нико ушел непобежденным. Не в этом ли состоит мечта любого спортсмена?

И еще один момент, который не отметил пока никто, мог стать важным доводом для его непростого решения. Партнер. Он же главный соперник. С Хэмилтоном и так-то сложно сражаться, потому что он великолепный гонщик. Но еще Льюис блестящий мастер психологического давления на партнера. Это на себе почувствовал еще Алонсо в былые годы — и, уж конечно, до дна эту чашу испил сам Росберг. Вряд ли ее содержимое было вкуснее, чем напиток из чьего-нибудь ботинка! Гонки таковы, что приходится попробовать разное. Но кто упрекнет Нико в том, что он, победив, пожелал прервать конкуренцию, отнимающую так много жизненных сил. Впрочем, при всех недостатках Льюиса стать его партнером сейчас мечтает почти любой пилот! Об этом рассказал Тото Вольфф, упомянув, что в числе желающих есть и Пастор Мальдонадо.

Вот его-то и надо взять! Потом уволить Хэмилтона за неподчинение командным приказам в последней гонке сезона — и поменять его на Рио Харьянто. Конечно, узнав о таких решениях, любой болельщик покрутит пальцем у виска. Зато борьба будет потом куда интереснее. А каков тогда окажется эффект, если в следующем сезоне гонщик Мерседеса все равно станет чемпионом! Жаль, что принимающие решения в лучшей команде Формулы-1 одинаково далеки от юмора, парадоксальности и постмодернизма…

Рекомендованные статьи