Мельников и Лада Калина NFR в толчее гоночного класса Национальный

Мельников и Лада Калина NFR  в толчее гоночного класса Национальный
Автоспорт | АР №17 2016
Фото: Григорий Голышев

Лада Калина NFR за 850 тысяч рублей — почему так дешево? Я поездил на машине за миллион! При этом у нее всего одно сиденье, нет «музыки» и беда с шумоизоляцией. Потому что это гоночный автомобиль группы R1, на котором я принял участие в этапе Российской серии кольцевых гонок на трассе Moscow Raceway.

Калина NFR группы R1 попадает в самый массовый класс российского «кольца» — Национальный, который чаще называют Эмоциональным. Но почему на этот сезон Лада Спорт получила лишь два специальных «кольцевых» разрешения на NFR? Причем быст­рых гонщиков сажать за руль этих автомобилей запрещено — поэтому на одной машине на этом этапе выступает Виталий Примак, заместитель директора Лады Спорт, а вторую доверили мне.

Дело в том, что чиновники Российской автоспортивной федерации считают Калину NFR самым быстрым автомобилем в классе, где, помимо нее, участвуют хэтчбеки Kia Rio, Ford Fiesta и седаны Volkswagen Polo. Говорят, что перед началом сезона на Смоленском кольце все машины сравнивали в одинаковых условиях — этакий balance of performance. И в результате Polo и прежняя Калина обошлись без гандикапа, Kia довесили на 10 кг, а супер-Калина получила 30 кг.

Правда, в Смоленске Лады всегда были сильны — чуть ли не все гонки там выигрывают Калины, — а вот в Казани с ее длинной прямой или на Moscow Raceway ситуация меняется. Может, стоило расширить процедуру определения гандикапа?

В итоге мой план «прийти—увидеть—заехать на тумбу» сразу споткнулся о кучу стальных балластных пластин, которыми была утыкана вся свободная площадь в салоне моей Калины: 1100 кг! У Примака — 1070 кг, а обычная Калина прошлогоднего победителя в классе Национальный Владимира Шешенина весит 1030 кг. В грузоподъемности со мной мог потягаться только Роман Агошков на Kia Rio, выигравший предыдущую гонку (в РСКГ балласт пересчитывают после каждого заезда).

Балластными пластинами моя Калина была заполнена под завязку

Но даже со «стальным пассажиром» в салоне Калина NFR меня порадовала. То, как она поворачивает, как рассказывает мне через руль и педали о своем состоянии, больше всего напомнило хэтчбек Ford Fiesta класса ­Туринг-лайт. Лада не навязывает тебе свой характер: можно ехать так, как хочешь, строить нужные тебе траектории и просто наслаждаться ездой. Мотор уверенно крутится до 7500 об/мин, передачи в коробке с тросовым приводом включаются легко и четко, а руль радует искренним усилием. Примерно два круга — а потом баранка каменеет, едва не отправляя меня в зону вылета. ­Кое-как, крепко схватив руль двумя руками, под рывки мощной дисковой блокировки в поворотах возвращаюсь в боксы. Механики советуют перезапустить двигатель, это помогает. Правда, через круг все повторяется, затем еще и еще. В итоге четыре тренировочных сессии я проехал без помощи усилителя.

Оказалось, что по ошибке на гоночную машину попал редукторный электроусилитель Mando, который не держит такие нагрузки. К слову, прошлой зимой на ледовых спринтах он отказал и на редакционной Калине — в запасе нужного агрегата производства калужского завода Автоэлектроника не было, поэтому пришлось осваивать новую технику руления. А еще после второй сессии я попросил отключить вакуумный усилитель тормозов. Педаль слишком легкая, дозировать усилие левой ногой было почти невозможно, а в конце задней прямой я то и дело блокировал колеса. В Национальном ведь не гоночные слики, а полугражданские шины Yokohama Advan A048. У них отличные сцепные свойства, однако работать с ними нужно очень аккуратно: стоит их перегреть — и Калина словно встает на коньки. В гонке эта проблема рано или поздно встречается всем, но важно, чтобы встреча произошла поздно.

А в остальном я получал истинное удовольствие. С инженером мы скорректировали настройки в сторону остроты руления, а в квалификации я оказался восьмым. По плану на первую гонку мне нужно было приблизительно так и финишировать, чтобы освободиться от части балласта, — и затем благодаря правилу реверсивного старта оказаться впереди.

Тормоза у гоночной Калины NFR стандартные, от вазовских переднеприводников. У гражданской машины — детали от Renault Megane. В гонках используются 14-дюймовые колеса, и тормоза крупнее сюда просто не встанут

Примерно в тот момент, когда я застегивал комбинезон, с неба упали первые капли. А на прогревочном круге хлынуло как из ведра! Моя острая Калина, радовавшая моментальной отзывчивостью на сухой трассе, превратилась в тележку из супермаркета, которая поворачивает задними колесами. Занос раз, хлыст два, руль до упора три — в гравийной ловушке сиди. Как шутили друзья, смотревшие трансляцию, в тот день я стал самым быстрым археологом в мире, однако раскопки передними колесами ни к чему не привели. Спасибо маршалам, выдернули — и я успел на стартовое поле.

А оно поредело! Мой сокомандник Андрей Петухов заехал в боксы, чтобы «распустить» стабилизаторы и поменять настройки подвески, но не успел выехать вовремя, та же история и с Виталием Примаком. Им пришлось стартовать из боксов, однако они были правы!

Ту гонку я помню как в тумане. Постоянная взвесь из водяных брызг, не справляющиеся с потоком воды щетки, появляющиеся из ниоткуда ­стоп-сигналы и постоянная борьба с автомобилем. Петухов, стартовавший последним, догнал меня уже на пятом круге, хотя я не выпадал из первой десятки! В конце концов Андрей успел доехать до третьего призового места. А я ни секунды не провел без борьбы — которая, увы, далеко не всегда была корректной. Больше всего мне запомнился Руслан Нафиков на Kia Rio. Сначала казанец засадил мне в задний бампер на торможении так, что лишь автомобиль передо мной удержал мою машину от вылета. А затем Нафиков выдавил меня за пределы трассы в последнем повороте и как ни в чем не бывало продолжил двигаться по краю, из-за чего я был вынужден ехать по траве!
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи