Звательный падеж: искусство нейминга и особенности выбора автомобильных названий

Звательный падеж: искусство нейминга и особенности выбора автомобильных названий
Ликбез | АР №2 2019
Фото: autowp.ru | Deutsches Historisches Museum и Nationaal Archief | mercedes-benz-publicarchive.com | группа ГАЗ | Из архивов автора | компания АвтоВАЗ

Древние верили, что судьба и имя взаимосвязаны: как вы лодку назовете... Сегодня страна увлеченно дает имена аэропортам, стадионам и боевым лазерам, завтра многие из этих имен станут объектом народных же насмешек. А тема-то серьезная! Особенно если нужно придумать название такому интернациональному и важному в нашей жизни изделию, как автомобиль. Зовется это искусство английским словом «нейминг».

И выбор имени товара, и его использование накрепко связаны с теми ассоциациями, которое оно вызывает. Вернее, в индустрии это не имя, а фирменное наименование — таков официальный термин. Причем рассматривают ассоциации не только самые простые, то есть первого порядка, но и второго и высших порядков. И если лингвистика — фундамент нейминга, то ассоциативная психология — его каркас. Чтобы представить, насколько трудно присваивать имена, попробуйте-ка подобрать русский аналог самому термину «naming». То-то!

Нейминг часто путают с брендингом — занятием с более широким охватом. Ведь помимо выбора собственно наименования, брендинг — это еще и создание имиджа модели или марки в целом.

Семантика без романтики

Надеюсь, вы довольны своим именем, а если нет, то вам станет легче, если подумаете о тех, кто попал под революционную раздачу вековой давности. Большевики нарекали детей Даздрапермами (Да здравствует Первое мая!), Марленами (Маркс — Ленин), Октябринами и даже — в нашу тему! — Автодорами (Общество содействия развитию автомобилизма и улучшению дорог). Одно утешение: закон и в те годы не запрещал сменить дурацкое имя.

Не лучше обстояли дела в СССР и с названиями автомобилей: инициатива исходила от трудящихся на местах — и никакого профессионального нейминга! Немногие знают, что, например, ­УАЗ-469 мог стать Ульяновцем, а АЗЛК-2141 — Меридианом. Подзабылось и то, что ВАЗ-2108 поначалу нарекли Спутником. По своей инициативе дизайнеры вписали это слово в орнамент (чаще такие элементы называют шильдиками) на чертеже задней двери. Со словами: «Пусть привыкают!» Георгий Мирзоев, тогдашний главный конструктор, завизировал чертеж. Однако наименование не прижилось — и в широких народных массах было вытеснено прозвищами «восьмерка» и «зубило». Экспортный вариант Samara с ритмичным чередованием согласных и гласных выглядел куда удачнее, но на внутреннем рынке появился слишком поздно.

Benz Velociped, или просто Velo, — первый автомобиль, получивший фирменное наименование. Подразумевалось, что машинка на ажурных колесах столь же подвижна и легка, как и сам велосипед

ВАЗ-2110 сначала хотели назвать Былиной, затем Афалиной, однако машина так и осталась безымянной «десяткой» — и это еще не самое плохое, что могло с ней случиться. Помните ведь про «беременную антилопу»?

Придерживались ли авторы названий той поры хоть каких-то канонов? Дизайнер Владимир Ярцев вспоминал, как появилось экспортное имя Сarlota для ВАЗ-2108/09: «Сидим мы как-то в ресторанчике. Мимо пробегает симпатичная девчушка-официантка. «Как зовут», — спрашиваю. Отвечает: «Карлота». А потом в Москве, на совете в министерстве, мне задают вопрос: «Скажите, а почему вы выбрали такое название — Lada Carlota?» И я уверенно начинаю гнать пургу: «Исследование, которое мы провели, показало, что на западном рынке хорошо принимают автомобили, в названиях которых есть звуки «к» и «р» — например, Corvette или Carrera»… Прошло!»
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи