Stutz BB Black Hawk Boattail by Millspaugh & Irish 1928 года в рассказе Андрея Хрисанфова

Stutz BB Black Hawk Boattail by Millspaugh & Irish 1928 года в рассказе Андрея Хрисанфова
Кунсткамера | АР №3 2019
Фото: Шон Дагэн, Hyman Ltd.

Первая половина двадцатых годов минувшего столетия прошла для американского бренда Stutz ни шатко ни валко. Харизматический основатель марки Гарри К. Статц расстался со своим детищем навсегда еще до начала десятилетия; руководители, пришедшие ему на смену, в автомобильном производстве не разбирались совершенно, и, лишь когда их удалось от руководства отстранить, к власти в компании наконец-то пришли люди пусть и не более в таких делах сведущие, но хотя бы отдававшие себе в этом отчет — и не постеснявшиеся обратиться за помощью к профессионалам.

Подходящий профессионал ­отыскался довольно быстро — Фредерик Московиц из автомобилестроительной компании Franklin. Он только что ушел оттуда, ушел со скандалом: занимал позицию вице-президента по сбыту, а начальство через его голову велело пустить в продажу новый усовершенствованный автомобиль, еще не успев распродать пять с хвостиком тысяч машин предыдущей модели. Но владельцам фирмы Stutz нужен был как раз не сбытовик, а организатор — и тут они с выбором не ошиблись: Московиц варился в автомобильном бизнесе уже лет двадцать, с самого 1904 года, знал это дело изнутри и, что называется, видал и едал во всех видах. Он сотрудничал с такими респектабельными фирмами, как Allen-Kingston, Acme и Marmon, стоял у истоков компании Yellow Taxicab Co. и сам проектировал для нее автомобиль, специально ориентированный на таксомоторную службу, — под маркой Rockwell Cab; он успел поработать даже у знаменитого (уже в те давние времена) Чарльза Кеттеринга, когда тот на заре двадцатых годов искал подходы к созданию этилированного бензина. Короче говоря, опыта ему было не занимать — но еще ценнее любого опыта были связи, которыми он успел обзавестись за все свои годы в автомобилестроительном деле. Он собрал вокруг себя команду из отличных специалистов, с которыми сотрудничал в прежние годы, найдя их по таким компаниям, как Matheson, National, Timken и опять же Marmon, — и работа над новым восьмицилиндровым автомобилем, сменившим прежнюю шестицилиндровую модель Speedway Six, закипела по-настоящему.

Новый Stutz, модель АА, был готов к началу 1926 модельного года. Машина резко отличалась по конструкции от предыдущих: рама с двойным выгибом лонжеронов и червячная главная передача позволили существенно понизить центр тяжести, длинноходный и верхнеклапанный рядный мотор о восьми цилиндрах развивал со своих 4,7 л рабочего объема 92 л.с., а в трехступенчатой трансмиссии был предусмотрен механизм, препятствующий скатыванию назад при парковке на уклонах (так называемый Noback). Если в прежние годы автомобили Stutz чаще всего подавались как спортивно-гоночные, то теперь во главу угла компания поставила их безопасность — это весьма небесполезное для любой машины качество всячески фирмой подчеркивалось. Даже накапотное украшение новой модели было «пристегнуто» к этой кампании: изображение головы египетского бога Ра, известного также как Амон, работы скульптора А. Ренцетти подавалось как «непреложный символ безопасности вашего передвижения». Гробницу фараона Тутанхамона экспедиция лорда Карнарвона раскопала еще в самом начале двадцатых годов, экспозиция найденных там сокровищ каталась по всему миру; египтология была в моде, и маркетологам не составило особого труда убедить широкую публику в том, что, мол, именно указанное божество являлось гарантом безопасности фараоновых останков на протяжении столь долгого времени. «Храни меня», короче, «мой талисман»…
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи