Андрей Хрисанфов об автомобильчике Voisin Biscuter 100 1964 года

Андрей Хрисанфов об автомобильчике Voisin Biscuter 100 1964 года
Кунсткамера | АР №7 2012
Фото: Шон Дагэн, Hyman Ltd.

Тем, кто почему-либо идентифицирует себя сЧеловеком-пауком, бояться этого «тапка» нет никаких причин. Он заведомо ниоткуда не свалится на голову, он вполне наземный, «небесного» в нем одно лишь происхождение, ведь человек, который его «стачал», когда-то стоял у самых истоков авиации…

Габриэль Вуазен был одним из французских пионеров воздухоплавания. Он сам конструировал самолеты, сам их строил и сам на них летал. Он всерьез отстаивал свое мировое первенство как творца летательных аппаратов тяжелее воздуха, ссылаясь при этом на тот факт, что американцы братья Райт, может быть, и совершили свой полет раньше него, но конструкция их оторваться от земли самостоятельно была не в состоянии, нуждалась в катапультирующем приспособлении, тогда как вуазеновский аэроплан спокойно взлетал с разбега на собственной тяге, как и подобает настоящему самолету. Во время Первой мировой войны Вуазен был одним из ведущих производителей военных самолетов, преимущественно бомбардировщиков, - а после войны с головой ушел в автомобилестроение, выпустил немало автомобилей весьма своеобразных как по конструкции, так и по внешнему решению (об одном из них мы, помнится, рассказывали подробно в АР №8 за 1996 год). Машины это были большей частью дорогие и довольно сложные в обслуживании, c моторами бесклапанного типа; спросом они пользовались весьма ограниченным, так что в середине тридцатых вуазеновскую фирму прибрал к рукам крупный французский производитель авиационных двигателей - компания Gnome et Rhône. А короткое время спустя разразилась Вторая мировая война, Франция угодила в оккупацию, и тамошним жителям надолго стало не до машин высшего класса. Вот тогда-то блистательный конструктор и предложил вконец обедневшему населению страны показанный здесь автомобильчик - простой до примитивности, зато недорогой и практичный.

Изготовители машинки, видимо, очень гордились своим изделием, — фабричная символика присутствует повсюду: и на капоте, и на коврике, прикрывающем наклонную секцию пола в салоне, и на мелких деталях вроде пластмассовых кругляшей, регулирующих угол наклона лобового стекла (не говоря уже о заводской табличке). Даже странно, что на ступицах колес она отсутствует
Изготовители машинки, видимо, очень гордились своим изделием, — фабричная символика присутствует повсюду: и на капоте, и на коврике, прикрывающем наклонную секцию пола в салоне, и на мелких деталях вроде пластмассовых кругляшей, регулирующих угол наклона лобового стекла (не говоря уже о заводской табличке). Даже странно, что на ступицах колес она отсутствует
Изготовители машинки, видимо, очень гордились своим изделием, — фабричная символика присутствует повсюду: и на капоте, и на коврике, прикрывающем наклонную секцию пола в салоне, и на мелких деталях вроде пластмассовых кругляшей, регулирующих угол наклона лобового стекла (не говоря уже о заводской табличке). Даже странно, что на ступицах колес она отсутствует
0 / 0

Остроумная конструкция великого В­уазена не содержала ничего лишнего, - сказывался многолетний опыт проектирования летательных аппаратов: в небо с собой много лишнего не потащишь, там каждый грамм на счету. Удалось обойтись даже без такой вещи, как дифференциал - ведущее колесо у машинки было одно-единственное, а именно правое переднее. Его, через трехступенчатую трансмиссию, приводил во вращение одноцилиндровый двухтактный моторчик от мотоцикла. Силовая установка монтировалась на алюминиевом поддоне, который одновременно исполнял функции и рамы, и, так сказать, кузова, - по крайней мере сиденья устанавливались на него же, а таких излишеств, как боковые дверцы или крыша, не было предусмотрено в принципе. (Складной брезентовый тент, правда, имелся, и даже с боковыми шторками, но - не более того.) Передняя и задняя подвески были выполнены независимыми, тормоза имелись только на задних колесах, и вообще устройство это выглядело скорее не как автомобиль, а как два поставленных рядышком мотовелосипеда, по западной терминологии - «скутера». Разве что колеса были не велосипедные, а поменьше диаметром, как у мотороллера, - восемь дюймов. (Отсюда, кстати, и название, данное машине самим разработчиком: Biscooter.)

Далеко не всегда, оказывается, «простота — хуже воровства»: на этом уродливом, но неотразимо симпатичном автомобильчике все предельно просто… и все под руками. Кроме, разве что, педалей

В послевоенной Франции такое прос­тое и неприхотливое транспортное средство вполне могло бы прийтись ко двору, если бы только удалось найти завод, на котором можно было бы его выпускать. Но оно по своей натуре было все-таки скорее индивидуальным, нежели общественным, и потому в число приоритетов властями страны не включалось, - предпочтение отдавалось грузовому и общественному транспорту, все силы и средства направлялись на развитие производства грузовиков и автобусов, а личные нужды французов, полагали в верхах, могли и подождать. Фирма Gnome et Rhône, сотрудником которой конструктор Габриэль Вуазен по-прежнему числился, также не проявила интереса, ей вполне хватало правительственных заказов совершенно не автомобильного плана, и пускаться в сомнительные авантюры со всякими скутерами да «бискутерами» там отнюдь не собирались. Французские автомобилестроительные компании наперегонки готовили к выводу на послевоенный рынок свои собственные недорогие модели, им и вовсе не было дела до стараний какого-то там отставного авиаконструктора. Одной из первых, кстати, в продажу поспела машина Citroen 2CV конструкции А. Лефебра, до войны работавшего у Вуазена чертежником и многого у своего бывшего патрона нахватавшегося; именно этому «гадкому утенку» суждено было занять ту рыночную нишу, на которую претендовал вуазеновский Biscooter, и пожать все причитающиеся ему лавры. А Biscooter на французский рынок так и не попал.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи