Самоволка: как испытывали российский переднеприводный автомобиль НАМИ-0107

Самоволка: как испытывали российский переднеприводный автомобиль НАМИ-0107
Ретро | 12 июля 2016

Полтора года назад в статье «Василек и другие» мы рассказали о том, как полвека назад в НАМИ создавали интересные образцы опытных переднеприводных легковых автомобилей. И вот нынешней весной в редакции появился бодрый и подтянутый пожилой человек и, показывая вышеупомянутый номер Авторевю, отрекомендовался: «Зубарев Юрий Михайлович. Я имею самое непосредственное отношение к тем испытаниям!» Нашему удивлению не было границ: оказывается, гость был… ведущим инженером по испытаниям НАМИ-0107 — той самой машины, о которой мы рассказывали! А случилось это так.

В 1966 году, когда Юрий Михайлович заканчивал вечернее отделение Московского автодорожного института, ему достался дипломный проект «Переднеприводный автомобиль для перевозки мелкопартионных грузов». Его руководителем стал Б. М. Фиттерман, в то время и главный идеолог, и конструктор «переднеприводного» проекта. Защита диплома прошла на отлично, а вдобавок Зубарев после армии подрабатывал водителем в том числе и на экспедиционной автобазе Академии наук и научился отлично водить любые машины по любым дорогам: от Москвы до Якутии. И Фиттерман пригласил свежеиспеченного инженера на работу к себе в «Отдел развития автомобильной техники» (ОРАТ) НАМИ, назначив его ведущим инженером по испытаниям своего первого переднеприводного детища — НАМИ-0107.

А еще Юрий Михайлович стал... штатным фотографом автоотдела. И швец, и жнец, и на дуде игрец!

Обкатка машины растянулась с первой половины августа 1966 года до конца сентября. После чего состоялся первый дальний забег по маршруту Москва—Мелитополь—Москва. По возвращении с пробегом всего 5000 км машину поставили на ремонт: множество выявленных поломок и недостатков настоятельно требовали исправления. Эта работа длилась как раз до нового 1967-го. А после Нового года «ноль сто седьмой» отправился в Крым. Несмотря на крайнюю сырость опытного образца, все дальние пробеги выполнялись без машины сопровождения.

Четыре с половиной тысячи километров зимних дорог дались очень тяжело, поэтому очередной ремонт растянулся на весь февраль. В начале весны 1967 года испытатели проверили устойчивость и управляемость на скользких подмосковных дорогах. Затем — опять два месяца на устранение недостатков. А в начале лета 1967 года состоялся еще один дальний пробег: по маршруту Москва—Ленинград—Таллин—Псков—Витебск—Москва. Причем этот пробег стал самодеятельностью испытателей — по плану им надо было «катать ресурс» на Дмитровском полигоне. Но не заладилось: нужные дороги на полигоне ремонтировали. «А не махнуть ли нам в Ленинград? Там есть знакомые, у которых можно остановиться…» Сказано — сделано! Юрий Михайлович вспоминает, что именно эта поездка чуть не закончилась плачевно. Барботаж масла в поддоне двигателя нарушал смазку подшипников коленвала. Когда из-за течей масла по стыкам многочисленных крышек уровень масла в поддоне упал, масляный насос хватанул воздух — и двигатель застучал. Масла на доливку, как на грех, с собой не оказалось. И помощи ждать было неоткуда… Пришлось возвращаться на базу своим ходом, не разгоняясь свыше 50 км/ч. Когда же разобрали мотор, оказалось, что от вкладышей остались одни воспоминания, но коленвал практически не пострадал. А иначе — беда: долгое изготовление нового специального коленвала на МЗМА за большие деньги могло бы сорвать всю работу.

Всю середину лета машина опять простояла в ремонте. После этого — новая экспедиция в Крым. Затем — уже в Подмосковье — очередной цикл испытаний на управляемость и проходимость.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи