Золотое кольцо АР. А поехали в экспедицию вместе с нами?

Золотое кольцо АР. А поехали в экспедицию вместе с нами?
Выезд | АР №11 2021
Фото: группа ГАЗ | Дмитрий Питерский | Иллюстрация Данияра Кдырова | компания АВТОВАЗ | Константин Сорокин

«А поехали...» Люблю такое начало. И даже неважно, что там дальше. Тут главное не цель, а настрой. А в нем непременно есть какое-то внезапное озарение, торжество. «А поехали» — не в офис или супермаркет, а как минимум в горы, к морю, на природу, наперегонки, по кабакам, в номера, в загс... И это ведь не просто вопрос — это система распознавания «свой-чужой». С единственно верным откликом: «А поехали!»

На моей памяти все экспедиции Авторевю начинались именно так. У нас никогда не было четкого плана или места назначения, куда нам обязательно нужно попасть. Никто не думал: «Так, сначала Уренгой, потом Арал, потом Грузия — и спокойно закрываем квартал». Было ­по-другому. Вначале рождалось желание, прямо непреодолимый коллективный зов ­куда-то поехать. Сесть и помчать. Куда? Неясно. Но надо. И начинался штурм. Север? Или юг? Может, восток? Тогда Урал? А если Сибирь? Только асфальт? Или в болота? И в конце концов ­кто-нибудь обязательно предлагал такое «а поехали», после которого всем становилось ясно, что вот именно ­туда-то нам и нужно.

Прям как сейчас.

Зов появился в конце 2020-го, после карельского пробега с «автомобилями года» и выхода спецномера «Лучшие экспедиции». Стало ясно, что мы страшно соскучились по большим путешествиям. Но возникло и что-то новое. Ваши отклики, сообщения и комментарии напомнили нам, что экспедиции — это ключевой элемент ДНК Авторевю и что очень часто главное в них не оценки автомобилей, а рассказ о местах, дорогах и людях. Приключения. А еще мы снова получили от вас поток вопросов, как присоединиться к нашим путешествиям. И вот именно тогда щелкнуло: а поехали вместе! В путешествие вместе с нами.

Между прочим, это официальное приглашение. Мы собираем первую открытую экспедицию Авторевю.

Позвать читателей в редакционное путешествие вроде бы несложно, но обычно в нашей команде действуют четкие роли, графики и условия движения, которые подойдут далеко не каждому. К тому же мы не любим раскрывать планы и маршруты до выхода материала. Получается так себе предложение — поехали туда, не знаем куда, привезем то, не знаем что. Есть желающие?

В общем, мы решили, что у нас будет своя читательская экспедиция с понятным маршрутом, программой, ­блэк-джеком и голосовыми ассистентами. И вот в декабре прошлого года мы начали планировать пробег.

Куда?

На природу? В горы? К морю? По «классическим» маршрутам прежних путешествий? Но все это можно и без нас. Нет, вместе мы должны ехать туда, куда без нас не попасть. И тут снова щелкнуло. А поехали по Золотому кольцу!

Только не по кольцу старых русских городов, а по кольцу нашего современного автопрома.

Пару лет назад я сам хотел собрать друзей и семью, чтобы махнуть ­куда-нибудь, скажем, в Питер или в Тольятти. И показать им, как делают машины и как выглядят командировки автожурналиста. Правда, оказалось, что «частнику» попасть на действующий завод можно только в рулоне стального проката, поэтому план заглох, но идея не умерла и теперь пригодилась. Вот же оно — Золотое кольцо АР, то есть автопрома России! Нижний Новгород, Ульяновск, Тольятти.

Да, есть еще как минимум Питер, Набережные Челны и Калининград, но именно ВАЗ, ГАЗ и УАЗ компактно расположены вдоль Волги и как бы олицетворяют три стихии отечественного автопрома — легковушки, грузовики и внедорожники.

Поэтому в апреле мы с Сорокиным прыгнули в обновленный Kia Stinger и поехали по только что придуманному маршруту, чтобы проверить «магию кольца».

Стартовали утром из Москвы. Путь в Нижний Новгород по трассе М7 известен своей временной аномалией: одна десятиминутная пробка на выезде из столицы равна часу реального земного времени. Но мы отделались легким испугом, и традиционная видеопланерка в 10:00 застала нас почти на границе Владимирской области. Где-то здесь служил Сорокин, и я прослушал рассказ о том, как солдаты разбрасывали патроны и сливали солярку в лесу, чтобы отчитаться о проведенных стрельбах и пройденных километрах. Помечаю в блокноте — «возможны экскурсии».

Обед в Покрове — это почти полпути, а к трем часам дня мы уже пересекали Оку возле нижегородского аэропорта Стригино. Но поехали не в центр Нижнего, а в пригородный Богородск. Я вспомнил, что в феврале был там на автодроме «Нижегородское кольцо», когда участвовал в двенадцатичасовых гонках по льду. И что кроме трека на НН-ринге прямо в здании центральной трибуны есть хорошая гостиница, а рядом свой коттеджный комплекс с банными усадьбами. Но главное — здесь можно классно отдохнуть на самой гоночной трассе. Например, взять ­трек-сессию для своей машины или прокатиться на ринг-такси. Кажется, первая точка экспедиционной программы у нас уже есть.

А вторая — это ГАЗ. До него из Богородска меньше часа. У проходной нас встретил сотрудник заводской ­пресс-службы. Это, наверное, самый большой сюрприз Золотого кольца: я думал, что сложнее всего будет получить допуск на заводы для целого каравана автотуристов, но оказалось, что все ровно наоборот. Волшебное слово — «промтуризм». Об этом сейчас думают все.

Ведь что принято смотреть в Нижнем? Кремль, монастыри, Чкаловскую лестницу... А тем временем по соседству есть место, где одновременно собирают Газоны, Газели и Фольксвагены. И КБ, где проектируют экранопланы и суда на воздушных подушках. И завод, где недавно построили первый за последние 60 лет отечественный пассажирский теплоход. Вы бы куда пошли на экскурсию?

Напроситься в гости в КБ Алексеева и на завод «Красное Сормово» мы пока не успели, но на ГАЗе нас встретили почти с распростертыми объятиями. Здесь вовсю думают о том, как сделать завод культурной достопримечательностью. Нам обещали показать цеха и весь процесс производства — от сварки до сборки на главном конвейере. Есть еще и заводской музей, однако он до осени закрыт на реконструкцию. Зато работает открытая в 30-х конструктивистская гостиница Волна и ее ресторан Чайка, где квартировали еще те самые фордовские специалисты, помогавшие запускать завод.

Сразу после бизнес-ланча в Чайке мы с Сорокиным стартовали в Ульяновск. До него почти 500 км. Этого я боялся больше всего — унылых многочасовых переездов по нашим одинаковым дорогам. Поэтому вместо федеральной трассы мы отправились задворками Нижегородской области — через Чернуху, Белку, Мокрый Майдан и Кочко-Пожарки. А это уже не 500 километров скуки, а настоящая экскурсия по одноэтажной России со всеми ее кочками, пожарками и белками. Но без трафика и камер. Пролетели за семь часов.

Ульяновск сегодня особо недолюблен туристами. «Родина Ильича» — это почти проклятие. А кто-нибудь слышал про главный в России музей гражданской авиации? Он ведь тоже здесь. А про завод Авиастар, где делают «грузовики» Ил-76? А про аэропорт Ульяновск-Восточный, который строили как запасной для программы Бурана? У него одна из самых длинных в мире взлетных полос (5100 метров) и официально самая длинная в мире 15-километровая рулежная дорожка.

И один из самых длинных мостов Европы тоже здесь (никто ведь не сомневается, что Ульяновск — это Европа?). Президентский мост строили почти 30 лет. По нижнему ярусу должен ходить скоростной трамвай, но пока открыт только верхний, автомобильный. Лента шоссе буквально падает с высокого правого берега Волги и почти шесть километров стелется над широченным Куйбышевским водохранилищем.

— Костя, мы обязаны сделать здесь съемку в движении.

— Без камера-кара?

— Вызовем такси!

Водитель Датсуна долго хлопал глазами, не понимая, зачем эти клиенты хотят ездить по мосту туда-обратно. Но потом проникся действом, наловчился держать темп и даже выключил счетчик раньше времени. Итого — 615 рублей за почти часовую фотосессию у Сорокина. А это бесценно.

УАЗ — третья точка нашей экспедиции. Но его нужно посещать не на голодный желудок. Иначе будет сложно уйти дальше заводской столовой, где за 200 рублей можно взять на обед почти все четырехстраничное меню. А голод зрелищ утолит заводской музей, откуда нас с Сорокиным пришлось вытаскивать чуть ли не лебедкой. «Ульяновский Range Rover» УАЗ-3172, минивэн Симба, Профи-гибрид и Симбир с мотором Toyota 3.4 V6 — десятки уникальных автомобилей собраны в одном месте, но скрыты от посторонних глаз, потому что уазовский музей недоступен для частного посещения. Однако экспедиция АР его увидит. Так же как и конвейер с Патриотами и легендарными «буханками».

А еще под Ульяновском есть настоящая волжская «лазурка». Только вместо Монако — цементный завод. Зато обветренные белесые Сенгилеевские горы смотрятся точь-в-точь как скалы Прованса. Правда, сильно изношенные. Горы — главная причина ехать из Ульяновска в Тольятти не по федеральной трассе через восточный берег Волги (там из интересного только забор Димитровградского завода славных карбюраторов ДААЗ), а по более длинному западному пути.

Самая известная вершина Сенгилея — 177-метровая Арбугинская гора с лучшим видом на реку. Ширина Волги здесь около пяти километров: говорят, в хорошую погоду видно Ульяновск, в плохую — только судоремонтный завод в Криушах. А мы с Сорокиным нашли точку еще лучше — поляну на вершине соседней горы, куда смог заехать даже Stinger. Вот бы сюда палатку, мангал, ящик пива и всех обратно.

Одна проблемка: на обратном пути мы заметили знак «Заповедная зона», а значит, перед вами сейчас не просто красивые кадры Поволжья, но еще и документ фотофиксации административного правонарушения. Но только тсс.

Ходят разговоры, что в старину Сенгилеевские горы были наблюдательным пунктом волжских речных разбойников. Однако самая известная легенда с таким сюжетом — не про Сенгилей, а про Жигули.

Миллионы лет назад Сенгилеевские горы были дном доисторического моря. В этих меловых холмах найдены останки ихтиозавров и головоногих моллюсков. Дороги, к счастью, принадлежат чуть более поздней эпохе

Самарская Лука вообще уникальное место. Река здесь делает разворот почти на 360 градусов, оставляя внутри скалистый полуостров. Два русла в конце круга едва не смыкаются и разделены лишь двухкилометровым перешейком, а по фарватеру расстояние между ними — 150 километров.

Якобы именно с этих гор речные пираты выслеживали купеческие суда, идущие вниз по Волге, спускались, догоняли их, грабили, а потом в узком месте перетаскивали лодки обратно в верховье — и начинали все с начала. Непрерывное производство.

Кстати, сегодня таким же приемом пользуются участники речной гонки «Жигулевская кругосветка».

Самарскую Луку называют волжской Швейцарией, хотя я бы сказал «волжский Азербайджан», потому что кроме гор, серпантинов и пещер в Жигулевских горах есть нефть! Месторождение открыли в 1944 году и сразу стали гнать топливо на фронт, а некоторые скважины стоят до сих пор. Так что здесь даже у гор бензин в крови.

Между УАЗом и АВТОВАЗом две сотни километров и десятилетия исторической дистанции. В Ульяновске завод строили вокруг города, в Тольятти — город вокруг завода. По уму.

Это лучше всего видно с 24-го этажа вазовской штаб-квартиры. Я столько раз был в синей высотке, но на эту смотровую площадку попал впервые. Дух захватывает. И это лучшая точка, чтобы понять, как работает автомобильный завод: вот металлургия, там сборка, здесь испытательный трек — весь АВТОВАЗ словно на интерактивной карте.

Башня АВТОВАЗа построена в 1995 году, за цвет в народе ее называют изолентой (а есть еще и «шоколадка» — здание НТЦ). На 23-м этаже — кабинет президента компании, а выше — только ресторан и смотровая площадка

Мы, журналисты, бывает, за деревьями не видим леса. Каждый свой приезд в Тольятти я сфокусирован на ­каких-то частностях: новая модель, персона, процесс, событие. А сам конвейер — обыденность. Как у всех. Но на самом деле это шоу. Глазами обычного человека рождение автомобиля — целый спектакль со спецэффектами, начиная со снопа искр в сварочном цехе и заканчивая визгом покрышек на трассе обкатки. И особенно классно он смотрится в Тольятти, где по соседним линиям идут Нивы, Гранты и Логаны.

Господа, к нам едет Visitor!

В этом плане АВТОВАЗ, пожалуй, лучше всех готов к тому, чтобы стать культовым объектом промтуризма. Здесь самый большой и богатый из всех российских заводских автомузеев, самый «мультимодельный» конвейер — и нескончаемый запас удивительных баек из жизни завода. Например, про разоблачение подпольной майнинговой фермы или про контрабандистский подземный канал к Волге. Идеальный финал нашего маршрута.

И если в самом начале путешествия мы с Сорокиным беспокоились, что читательская экспедиция окажется слишком скудной на зрелища и будет интересной только для автомобильных гиков, то под конец даже у нас самих голова кружилась от впечатлений. Мы возвращались в Москву, размышляя о том, как же правильно спланировать пробег, совместив езду, экскурсии и отдых в нужной пропорции. И вот что придумали.

В Тольятти мы сможем не только взглянуть на Жигули самых первых выпусков, но и поездить на них

Итак, мы открываем набор в команду первой читательской экспедиции Авторевю. Она стартует 14 июня. Это выходной понедельник после праздника 12 июня. Дальше — короткая рабочая неделя из четырех дней. Попасть на заводы можно только в будни, поэтому мы выбрали сокращенную неделю, чтобы пропустить как можно меньше рабочих дней. Финиш — 19 июня. За эти шесть дней мы проедем примерно 2500 км, посетим три города, три завода и один гоночный трек. Если коротко, то план такой:

14 июня — утром стартуем по трассе М7 (точка сбора в Петушках), катаемся на Нижегородском кольце и отдыхаем;

15 июня — экскурсия на ГАЗ, обед в историческом ресторане Чайка и выезд в Ульяновск;

16 июня — экскурсия на УАЗ и в заводской музей, знакомство с новыми моделями;

17 июня — переезд в Тольятти через Сенгилеевские горы и Жигули, отдых в отеле на берегу водохранилища;

18 июня — экскурсия на АВТОВАЗ и в заводской музей, тест-драйв исторических Жигулей;

19 июня — конец программы, возвращение домой.

Первая экспедиция «Золотое кольцо Автопрома России» пройдет с 14 по 19 июня через три завода, один гоночный трек и красивейшие места Поволжья

Все участники едут на собственных машинах, к которым привыкли, а мы выступим лидерами каравана на редакционном автомобиле-техничке, где будет все необходимое для комфортного и безопасного путешествия. Это снимает вопрос ответственности за машины и упрощает формирование экипажей, что немаловажно в условиях коронавируса. Кстати, мы не требуем тестов и прививок, но во всех точках маршрута будем строго соблюдать местные антивирусные правила.

Как присоединиться к команде? Для начала нужно ознакомиться с подробной программой и правилами пробега на специальном сайте, а потом забронировать и оплатить место в пробеге. Он будет далек от аскетичного: на Нижегородском кольце нас ждут трехзвездочный отель и банные коттеджи, в Ульяновске — четырехзвездочный Radisson. В Тольятти — курортный комплекс «Лада Резорт» на берегу водохранилища. И в каждой точке это будет настоящий all inclusive, в который входит не только ночевка, но и трехразовое питание, спа, все экскурсии и ездовые программы.

Да, мы решили насытить пробег необычными автомобильными впечатлениями, поэтому кроме ринг-такси у нас запланированы еще и тест-драйвы, включая езду на исторических автомобилях ВАЗ вместе с клубом Lada History.

Ограничений только два. Первое: в нашей команде будет максимум 15 участников — два авторевюшника, фотограф и двенадцать путешественников. То есть для бронирования доступны лишь 12 «читательских» мест. Первый пробег возглавим мы с Константином Сорокиным. Количество автомобилей не ограничено — можно присоединиться в одиночку на своей машине, можно вдвоем, а можно взять с собой семью или друзей. Но у каждого должна быть своя бронь.

Второе ограничение — дети. К сожалению, мы не сможем взять с собой несовершеннолетних, и причина очень проста: нормы безопасности автозаводов запрещают допуск детей на действующее производство.

И, наконец, главное — место в экспедиции стоит 90 тысяч рублей. Это при условии одноместного размещения во всех отелях. Но можно сэкономить, если поехать парой и жить в одном двухместном номере. С кем — решать вам, однако в этом случае экспедиция будет стоить 75 тысяч рублей для каждого.

Дорого? В нашем путешествии шесть дней и пять ночей. То есть каждая ночь обходится максимум в 18 тысяч рублей. Если задуматься, то это адекватная сумма за почти недельное приключение, в котором будут ежедневные экскурсии в места, куда практически нереально попасть самостоятельно, ездовая программа, all inclusive по питанию и проживанию, отдых на природе, а также интересная компания 24 часа в сутки.

Нам кажется, оно того стоит. А может, даже и большего. Но мы решили, что для первой экспедиции условия будут именно такими. Это промоцена для первых двенадцати участников, самых решительных и увлеченных. А то немногое, что в нее не входит, — это топливо, алкоголь, еда и напитки сверх комплектного питания, административные штрафы, затраты на ремонт машин, а также страхование жизни и здоровья участников при поездках на личном автомобиле.

И еще. Мы не маркетологи и не проводили рыночных исследований, поэтому у нас нет четкого представления о количестве желающих. Но если запросов будет больше, чем мест, мы, скорее всего, организуем еще одну экспедицию в другие даты. Так что оставляйте заявки, даже если бронирование уже закрылось. Это поможет нам понять количество потенциальных участников, спланировать следующие пробеги — и снова сказать вам: «А поехали вместе!»  

Турпакет

Константин Сорокин

Промтуризмо — это наш тестовый пробег по Золотому кольцу автопрома на автомобиле формата Gran Turismo. C одной стороны, нам хотелось проехать маршрут максимально быстро, а с другой — нужно было проверить, насколько он подходит для обычных автомобилей, не подготовленных к экспедициям по России. Обновленный Stinger как раз из таких.

До рестайлинга Stinger попадал к нам в своем самом «заряженном» виде — в версии GT с 370-сильным двигателем 3.3 V6 (АР №12, 2018), а теперь это просто Stinger c мотором 2.0 (197 л.с.), но в комплектации Style, которая внешне стремится подражать версиям Stinger GT и Stinger GT Line. Главное отличие от дорестайлинговых машин — светящаяся перемычка между задними фонарями. По технике ничего не изменилось: машина образца 2021 года — это лифтбек с двухлитровым турбомотором (247 л.с.), восьмиступенчатой гидромеханической коробкой передач и полным приводом.  Сегодня такой автомобиль стоит минимум 2 млн 460 тысяч рублей — и это самая популярная конфигурация на рынке, если к показателю 602 проданные машины за 2020 год можно применить слово «популярность». Но шестицилиндровых автомобилей купили всего 13, а базовых 197-сильных Стингеров — 202.

Из многочисленных опций однозначно полезными в нашем «промтуризме» я считаю светодиодные фары: действительно здорово светят. Система предотвращения фронтальных столкновений теперь контролирует движение встречного транспорта и видит не только автомобили-помехи, но и велосипедистов с пешеходами — в незнакомых городах и при непредсказуемом трафике это важно.

Ассистент удержания в полосе научился распознавать не только разметку, но и границу обочины — в провинции это полезно. При попытке перестроиться с помехой в мертвой зоне Stinger теперь и сигналит, и подтормаживает колеса, препятствуя маневру. Но есть еще и парковочный мониторинг слепых зон — на основе камер. Вот его я считаю условно полезной опцией, ибо отучает человека крутить головой. Равно как и ­«предупреждалка» об опасности открывания двери, если сзади приближается машина или мотоциклист: прежде чем открыть дверь, любой внимательный водитель рефлекторно обязан посмотреть в зеркало!

Новый мультимедийный экран диагональю 10,25 дюйма? Если в дальней дороге вы используете его только для навигационной системы, то размерчик избыточен, потому что визуально отвлекает. Но если вы адепт многозадачности, то можете разделить экран и вывести на него множество разных виджетов.

А вот запаска-калека в контексте дальних путешествий выглядит слабым звеном. Я был уверен, что жесткая подвеска, высокая снаряженная масса (1800 кг!) и колеса размером 225/45 R18 подкинут нам шинных проблем. Но шасси реабилитировалось уже на первом отрезке пути до Нижнего Новгорода, отлично отработало по дорогам Чувашии и достойно показало себя на плохом покрытии вдоль Волги — на пути в село Зольное. Завидная энергоемкость, ни намека на проблемы! Вдобавок оказалось, что Stinger очень хорошо «прилипает» к неровному покрытию и у него нет резонансной раскачки кузова на волне. А встречи с ямами проходили совершенно безболезненно — без ударов по подвеске и по рулю.

Не нужно шуток про двухлитровый пакет сока, наш 247-сильный Stinger 2.0 — это отличный турпакет для таких путешествий. Напорист, быстр, и, на мой вкус, большей прыти от такой машины и не требуется. Крутится мотор очень резво, коробка передач все делает правильно и шустро, и я не вспомню ситуации, когда из-за нехватки тяги пришлось пнуть трансмиссию подрулевым лепестком или отказаться от обгона. Тормоза цепкие и точно дозируемые, но давить на педаль все же следует с пониманием законов физики — это я опять про высокую снаряженную массу.

Все-таки хорошо иметь в дальней дороге второго водителя: есть с кем поспорить! С Серегой мы сцепились единожды — из-за разной оценки поведения трансмиссии. Он ­утверждал, что при знакопеременном дросселировании она работает с еле заметными толчками. А я их не чувствовал! Нас рассудил переключатель Drive Mode. Оказалось, что в положении Normal, которое использовал я, была деактивирована функция «разрешить езду накатом». А в режимах Smart и Sport, с коими экспериментировал Знаемский, она была разрешена, и Stinger под сброс газа распускал гидротрансформатор для экономии топлива, а при добавлении тяги снова блокировал его — но уже с пинком. Вылечили это одной галочкой в меню.

А вот «дождевую» загадку заднего стекла мы так и не разгадали. Через него и в хорошую-то погоду видно плохо, а если стекло мокрое, то видимость падает до нуля. Дворника на нем нет. А мощности обогрева не хватает даже для того, чтобы «рассосалось» запотевание. Прямо хоть тряпку доставай!

Средний расход топлива за поездку составил 9,7 л/100 км: на полном 60-литровом баке мы проезжали более шестисот километров, и для 247-сильного турбомотора я считаю такой аппетит весьма умеренным. Спасибо, Stinger! Но в компании с нашими читателями мы поедем уже на другом автомобиле, так что разговоры о расходах, разгонах-торможениях, особенностях управляемости и эксплуатационной надежности мы непременно продолжим. И я уверен, что у нас будут интересные собеседники! 

Рекомендованные статьи