Трансферный шок. Зачем Даниэль Риккьярдо ушел из Red Bull в Renault?

Трансферный шок. Зачем Даниэль Риккьярдо ушел из Red Bull в Renault?
Автоспорт | 8 августа 2018
Фото: команды-участницы

Едва участники главного гоночного первенства мира отправились на летние каникулы, как на рынке пилотов случилась сенсация: Даниэль Риккьярдо решил покинуть Red Bull в конце 2018 года и подписал двухлетний контракт с Renault. Почему это событие стало таким неожиданным и что скрывается за переходом харизматичного австралийца во французскую команду?

Ушел, когда не ждали

В начале этого сезона действительно казалось, что австралийский гонщик покинет Red Bull в попытке перезапустить чуть-чуть застоявшуюся карьеру. Но ближе к лету ситуация изменилась в пользу «Красных Быков». Оказалось, что Mercedes и Ferrari не очень-то и горят желанием видеть Риккьярдо рядом с Льюисом Хэмилтоном и Себастьяном Феттелем. Причем дело было даже не в угрозе позиции четырехкратных чемпионов мира, а в финансовых аппетитах Даниэля, запросившего в обеих командах больше 25 миллионов долларов. Учитывая, что «Серебряные» платят своему лидеру около 50 миллионов, а «Красные» — 42 миллиона, приглашение еще одного высокооплачиваемого пилота стало бы перебором даже при их бюджетах.

Переход в Renault или McLaren при этом казался маловероятным и бессмысленным. Одним словом, все шло к тому, что Риккьярдо останется в RBR. Первые уверенные заявления из стана команды по этому поводу прозвучали накануне австрийского этапа в конце июня. «Надеюсь, что мы скоро объявим о контракте. В идеале хотелось бы все уладить до летнего перерыва», — сказал сам австралийский гонщик, признавший тогда, что двери в Mercedes и Ferrari для него закрыты.

В течение месяца стороны не раз утверждали, что осталось уточнить только мелочи, а в целом контракт готов. По рассказу руководителя Кристиана Хорнера, медиаслужба команды даже подготовила видеоролик, приуроченный к подтверждению нового соглашения. Однако никакого анонса до летнего перерыва сделано не было, а в пятницу, 3 августа, грянул гром: команда выпустила официальное заявление о расставании с гонщиком из Перта по окончании сезона, а еще буквально через час о подписании контракта с Риккьярдо сообщила Renault!

Что самое любопытное, вплоть до того дня не было ни одного инсайда о переговорах Риккьярдо с командой из Энстоуна. Это очень нехарактерно для медиапространства в современной Формуле-1, где каждый чих становится достоянием общественности. Первая и единственная утечка в СМИ произошла за полтора часа до выпуска пресс-релиза Red Bull Racing. Не исключено, что случилось это как раз с подачи самой австрийской конюшни, ведь еще в четверг Даниэль известил руководство о своем решении…

Фактор Хонды

Решение Риккьярдо было сугубо личным, как и в случае с Нико Росбергом в конце 2016 года. «Сначала я подумал, что он шутит», — рассказал руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер о своей первой реакции на решение австралийского гонщика.

Есть две основные версии, почему переговоры закончились таким неожиданным образом. Во-первых, RBR отказалась сильно поднимать зарплату Риккьярдо с нынешних 6,5 миллиона долларов, тогда как Даниэль открыто говорил, что ко всем трем топ-командам у него будут одинаковые финансовые требования. И во-вторых, Red Bull вроде как настаивала на многолетнем договоре, а Даниэль стремился подписать контракт на один год. Однако эти версии разбиваются о тот факт, что новое соглашение было у него почти в кармане. Выходит, что стороны достигли компромиссов по большей части вопросов — возможно, даже финансовых. И уже после этого Риккьярдо передумал. Почему?

Дело в том, что к проблеме выстраивания команды вокруг Макса Ферстаппена и элементарной необходимости следующего шага в карьере добавился еще один фактор, заставивший его серьезно задуматься о правильности продолжения выступлений за Red Bull. Речь идет о переходе команды с моторов Renault на двигатели Honda, к которому опытный австралиец отнесся крайне скептично. «До тех пор, пока я сам не испытаю этот двигатель, не буду ни в чем уверен», — сказал Дэн, который, по собственным словам, провел много встреч с боссами Red Bull, чтобы убедиться в целесообразности смены моториста. Видимо, не убедился…

И еще один интересный факт: после подтверждения перехода Red Bull на Хонду Риккьярдо внезапно перестал публично критиковать французских мотористов, хотя сразу после Гран При Канады он крайне негативно отозвался о модернизации их силовой установки. А ведь во время серии из пяти этапов за шесть недель поводов ругать Renault было предостаточно, чем не раз пользовались Кристиан Хорнер и Макс Ферстаппен. Видимо, именно решение RBR о партнерстве с Хондой дало старт теневым переговорам с Renault. В результате к августу у Риккьярдо на руках оказалось два готовых контракта, и он смог спокойно выбрать наиболее привлекательный для себя. Так что, скорее всего, это был далеко не эмоциональный шаг, как считают многие.

Финансы и романсы

Безусловно, денежный фактор сыграл свою роль в решении Риккьярдо присоединиться к Renault. Австралиец стремился к большому заработку после многих лет скромной зарплаты в Red Bull и не умерил свои финансовые аппетиты даже после неудач с Mercedes и Ferrari. Когда в начале лета появились слухи о предложении от команды McLaren, он со смехом прокомментировал: «Двадцать миллионов? Этого мало!»

Похоже, в Renault действительно не стали скупиться в погоне за топ-пилотом. Но это и неудивительно, учитывая, что еще год назад руководство ставило цель привлечь в состав именитого гонщика на сезон-2019. Цель достигнута, и цена вопроса, как пишет Daily Mail, составила заветные для Риккьярдо 25 миллионов долларов в год! Это почти в четыре раза больше, чем его нынешний гонорар в Red Bull Racing, и в 34 раза больше, чем у Карлоса Сайнса (750 тысяч), который как раз и уступит ему место в команде Renault.

Стоит ли Риккьярдо 25 миллионов? Ведь больше Даниэля теперь зарабатывают только чемпионы мира Льюис Хэмилтон, Себастьян Феттель и Фернандо Алонсо, получающий в Макларене 33 миллиона. Вот и посмотрим в следующем году на фоне нового напарника австралийца, Нико Хюлькенберга, зарабатывающего в Renault шесть миллионов. 

Что с перспективами? 

Концерн Renault ставит перед собой амбициозные цели — вернуться на вершину в Формуле-1. Вот только как это сделать? По численности персонала и бюджету команда из Энстоуна, несмотря на заводскую поддержку, находится примерно в середине таблицы с 232 миллионами долларов и 600 сотрудниками. Бюджет Мерседеса, для сравнения, составляет 532 миллиона, а работает в команде 850 человек (как и в случае с Renault, это без учета моторостроительного подразделения). У Ferrari 499 миллионов бюджета и 900 сотрудников, а у Red Bull Racing эти цифры равняются соответственно 406 и 750. Так что до статуса топ-команды нынешней Renault очень и очень далеко.

На презентации в начале 2016-го, когда французский концерн выкупил обратно команду у бизнесмена Жерара Лопеса, руководство обозначило следующие цели: регулярные победы в 2019-м и сражение за титул в 2020-м. В нынешнем сезоне Renault по плану должна была включиться в борьбу за подиумы, но «большая тройка» по-прежнему в световых годах впереди и о подиумах вообще речи не идет.

Да, пилоты французской команды все увереннее чувствуют себя во главе средней группы и за первую половину сезона-2018 набрали больше очков (82), чем за два предыдущих (8 в 2016-м и 57 в 2017-м). Но отставание от лидеров настолько большое, что в гонках без выезда сейфти-кара Renault почти всегда оказывается в круге от призеров. Отыграть такой гандикап при стабильном регламенте будет просто нереально. Достаточно взглянуть на средний проигрыш времени поула на пяти трассах в первой половине сезона, на которых Renault проходила в третий сегмент квалификации и в 2017-м: 1,634 секунды год назад и 1,563 секунды сейчас! За год у топ-команд отыграно всего 0,071 секунды — и такими темпами Renault догонит лидеров Формулы-1 к 2040 году…

Но если серьезно, то, конечно, шансы могут появиться в сезоне-2021, когда изменятся технический и спортивный регламенты — и баланс сил, возможно, более-менее уравняется. Скорее всего, Риккьярдо решил отправиться в Энстоун именно с прицелом построить к тому времени команду вокруг себя. Но в два ближайших сезона перспектив у него и Renault точно не намечается — в лучшем случае это будет борьба за пятое и шестое место, если вдруг тандем Red Bull-Honda провалится, что маловероятно. Слишком уж большой дисбаланс между лидерами и всеми остальными в современной Формуле-1…

Незаменимых нет, но…

Своим неожиданным решением Даниэль Риккьярдо поставил Red Bull Racing в крайне затруднительное положение. Руководство команды хоть и говорило о Максе Ферстаппене как о своем фаворите, но на деле голландец и австралиец находились на одном уровне: никакого реального разделения на первый и второй номера не было по причине нестабильности восходящей звезды. Номинально у «Красных быков» есть лидер, а по факту — нет. Как же быть с выбором замены Риккьярдо? В плане результатов имеет смысл пригласить Карлоса Сайнса, который на равных выступал с Ферстаппеном за Toro Rosso в 2015-м и начале 2016-го. Но с другой стороны, повторение их конфликта нужно руководству Red Bull и клану Ферстаппенов меньше всего. В испанских СМИ, которые, естественно, настроены против Макса, даже появилась информация, будто голландец и его окружение заблокировали переход Карлоса. «Это бред! Решение о составе пилотов принимает только Red Bull», — опроверг слухи спортивный консультант команды Хельмут Марко.

Конечно, наиболее безопасный вариант для RBR — Пьер Гасли, ныне выступающий за Toro Rosso. Но тут вопрос в балансе: если после одного полного сезона в Формуле-1 француз поедет на равных или даже быстрее напарника, то это может нанести очень серьезный вред карьере Макса. А в случае провала Гасли урон получит сама команда — особенно если ее номинальный лидер продолжит бросаться из крайности в крайность.

Выбор Гасли поставит Red Bull перед еще одной дилеммой — кого тогда приглашать на его место в Toro Rosso? Главный юниор «Красных быков» в молодежной программе Дэн Тиктум из-за нехватки очков в младших сериях не смог даже выступить на недавних тестах в Венгрии и недоберет в этом году необходимые баллы для получения суперлицензии даже при условии победы в Европейском чемпионате Формулы-3.

Однако именно в Toro Rosso может скрываться как раз разгадка этого ребуса. Дело в том, что команда McLaren очень хотела посадить своего юного протеже Ландо Норриса на место Брендона Хартли уже в этом году. Но сделка сорвалась: во-первых, новозеландец прибавил, а во-вторых, в Уокинге зачем-то сообщили о переговорах прессе, что не понравилось Red Bull. Теперь они могут попробовать возобновить диалог, потому что интерес будет обоюдный: «Красным быкам» было бы выгодно поспособствовать переходу Карлоса Сайнса в Уокинг, чтобы в дальнейшем избежать лишних вопросов о том, почему испанца не взяли в Red Bull Racing, а в обмен на него получить талантливого Норриса, который заменил бы Гасли в Toro Rosso. По крайней мере, пока такая схема выглядит наиболее реалистичной.

Рекомендованные статьи