Не спешите ругать Liberty Media, или Cемь самых странных идей Берни Экклстоуна

Не спешите ругать Liberty Media, или Cемь самых странных идей Берни Экклстоуна
Автоспорт | 7 февраля 2018
Фото: motorsport-magazin.com | f1-fansite.com | as.com | marca.com

Решение новых владельцев Формулы-1 отказаться от девушек с табличками на стартовой решетке и заменить их детьми вызвало большое негодование в мире Больших Призов. Только ленивый не ругал новых промоутеров из Liberty Media за такой странный ход, а некоторые болельщики с тоской вспомнили Берни Экклстоуна, призвав его вернуться и остановить разрушение традиций. Сам 87-летний британец, конечно, не упустил возможности раскритиковать своих последователей: «Я не понимаю, что оскорбительного в том, что симпатичная девушка стоит рядом с гонщиком и машиной… Они все делают неправильно». И все же не стоит приписывать Берни образ хранителя вечных ценностей Формулы-1: за несколько десятилетий своего правления он иногда предлагал такие безумные идеи, что замена грид-гёрлз детишками на их фоне кажется мелочью.

Обязательные пит-стопы для победителей

Вставлять палки в колеса лидерам, вечно портящим интригу в гонках и чемпионате, всегда было любимым занятием Берни. Чего только не предлагал седовласый англичанин: определение стартовых позиций посредством жеребьевки, перевернутая стартовая решетка, добавление весового гандикапа, штрафное время для обладателя поула… К счастью, все это так и осталось на уровне предложений и в регламент Формулы-1 не попало. Равно как и еще одна революционная задумка Экклстоуна в конце 80-х.

Устав от доминирования тандема McLaren-Honda, выигравшего 25 из 32 гонок за два года, Экклстоун загорелся идеей обязательных пит-стопов для лидеров. План заключался в том, что пилот, на счету которого есть хотя бы одна победа в сезоне, во всех оставшихся гонках должен обязательно заезжать на пит-лейн по ходу дистанции. Две победы — два заезда, три и более — три остановки. При таком правиле Айртону Сенне и Алену Просту в 1988 и 1989 годах постоянно приходилось бы обгонять и прорываться вперед. Это, конечно, добавило бы соревнованиям интереса: в те времена на финише в одной минуте с победителем оказывались лишь четыре-пять гонщиков. Но слишком уж несправедливым было предложение Берни...

Обмен командами

Если вы начинали смотреть Формулу-1 в конце 90-х — начале нулевых, то наверняка задавались таким вопросом: «Как бы выглядели чемпионы мира Михаэль Шумахер и Мика Хаккинен, если бы пилотировали машину Minardi, а не Ferrari и McLaren?» И ведь у вас был шанс узнать ответ! В 2002 году Берни и его сподвижник, президент FIA Макс Мосли, подготовили пакет радикальных мер по повышению популяризации чемпионата мира. Многие из них в дальнейшем претворились в жизнь и существуют до сих пор — например, ограничение тестов, количества двигателей и коробок передач на сезон. Но самым революционным предложением было лишение контрактов гонщиков с конюшнями! Международная автомобильная федерация сама бы проводила отбор двух десятков пилотов, которые в каждом Гран При переходили бы из команды в команду. После первых 10-11 гонок, когда круг должен был замкнуться, участники смогли бы выбирать технику в порядке очереди — в зависимости от положения в чемпионате. «Никто тогда больше не сказал бы, что гонщик выиграл титул благодаря машине», — объяснял это предложение Мосли.

Но, естественно, руководители коллективов, которым такая вакханалия даже в кошмарном сне не снилась, зарубили идею на корню.

Медальная система награждения

У новых владельцев Формулы-1 пока большие проблемы с объяснением своих действий, которые выглядят, мягко говоря, неубедительно и несвоевременно. Согласитесь, невидимая единичка на старом логотипе и будто бы устаревшая практика привлечения грид-гёрлз — это далеко не аргументы. Но Берни Экклстоуну иногда вообще не требовался какой-либо повод для перемен — достаточно было загореться идеей. Именно так произошло с медальной системой награждения.

Вдохновившись в конце 2000-х летними Олимпийскими играми в Пекине или, может быть, ныне почившей гоночной серией A1GP, где пилоты представляли страны и получали медали, Берни на полном серьезе заговорил о необходимости пересмотра схемы определения чемпиона мира. Его идея заключалась в том, чтобы обладателем золота по итогам года стал не гонщик, набравший максимальное количество очков, а пилот с наибольшим числом побед.

«Необходимость в этой системе мы увидели на Гран При Бразилии, когда Льюису Хэмилтону достаточно было финишировать в первой пятерке, чтобы завоевать чемпионский титул. Ему не нужна была победа», — говорил Экклстоун в ноябре 2008 года.

И ничего, что именно благодаря своей осторожной тактике на мокрой трассе Хэмилтон подарил зрителям феноменальное шоу, державшее в напряжении весь мир Формулы-1 до последнего поворота Интерлагоса.

Автоспортивное сообщество в большинстве своем отнеслось к предложению Берни негативно. Однако Экклстоун несколько месяцев активно лоббировал свою «гениальную» идею, настаивая, что только так гонщики будут бороться изо всех сил, и совсем забывая о тех, кто не в состоянии претендовать на попадание в первую тройку на финише.

Как и сейчас, при отмене грид-гёрлз, болельщики в интернете взывали о помощи, но только к президенту FIA: «Макс [Мосли], спаси Формулу-1!» И надо отдать должное главе Международной автомобильной федерации, который не пошел на поводу у Экклстоуна. FIA провела масштабное исследование, примерив олимпийскую систему на результаты всех предыдущих сезонов, изучила общественное мнение и сказала Берни нет.

Дело физиотерапевтов

Роль физиотерапевта очень важна при подготовке гонщика к старту. Эти люди, по сути являющиеся врачами, тренерами и психологами в одном лице, следят за диетой, режимом, тренировками звезд Формулы-1. Их главная задача — обеспечивать физический и психологический настрой, в том числе в последние и самые важные минуты перед началом Гран При, когда напряжение зашкаливает. Но в 2010-м Берни Экклстоун посчитал физиотерапевтов ненужными людьми на стартовом поле и отобрал у них пропуска, объяснив, будто народу на главной прямой и так слишком много. Основанием было и то, что формально физиотерапевты не входят в состав коллективов и присутствуют на Гран При в качестве сопровождающих пилотов, которые платят из собственного кармана за их переезды и пребывание на этапах чемпионата. «Пусть тогда команды дают им квоту на выход на стартовую решетку», — разъяснил Берни свою точку зрения.

Привело это все к тому, что после выезда на стартовое поле гонки в Бахрейне пилоты ушли на пит-лейн или в боксы, устроив тем самым мини-бойкот, который ударил по телевизионной картинке. И только после того, как гонщики пригрозили повторить акцию на следующем Гран При в Австралии, Экклстоун пошел на попятную.

Искусственный дождь


Гонки Формулы-1 в последние годы редко балуют болельщиков дождевым шоу — это случается один-два раза за весь чемпионат. Максимум — трижды, как в 2011-м и 2015-м. В двухколесном аналоге Больших Призов, чемпионате MotoGP, заездов на мокрой трассе почему-то всегда больше — в среднем 4-5 гонок в году. Возможно, Ф1 просто меньше попадает в сезоны дождей в той или иной географической точке планеты, но факт остается фактом: гонок «по-скользкому» в Формуле-1 очень мало. Казалось бы, что тут можно сделать? Не вызывать же дождь при помощи танцев с бубном! Однако Берни в 2011-м решил, что можно и вовсе обойтись без помощи небесной канцелярии, поливая трассу с помощью спринклеров — таких же, что установлены на французском автодроме Поль Рикар. «Намочить асфальт несложно, почему бы этим не пользоваться, чтобы сделать гонки интереснее? — сказал перед началом сезона-2011 Экклстоун. — Например, можно включать оросители на 20 минут в середине заезда и на последних десяти кругах. Заранее об этом ничего не будет известно, и все окажутся в одинаковых условиях».

Предложение вызвало неоднозначную реакцию в паддоке Формулы-1. Среди тех, кто поддержал идею искусственного дождя, оказался официальный поставщик шин Pirelli. «На самом деле это не такая безрассудная идея, как может показаться с первого взгляда», — заявили в руководстве итальянской компании. А в особый восторг от задумки Экклстоуна пришли промоутеры гонки в американском Остине, которая тогда только готовилась к включению в календарь чемпионата мира. «Это потрясающая идея, которая поможет гонщикам продемонстрировать свой талант», — заявил генеральный директор трассы COTA Таво Хеллмунд.

Но противников, конечно, было больше, и особенно жестко по предложению Берни прошелся пилот команды Red Bull Racing Марк Уэббер: «Нет и еще раз нет! Мастера дождевых гонок Джим Кларк и Айртон Сенна в гробу перевернулись бы от такого решения!»

В итоге дальше разговоров дело так и не зашло. Но интересно, что, когда после прихода Liberty Media и ухода Экклстоуна в начале 2017 года ненадолго появились разговоры о том, будто Берни хочет организовать альтернативный чемпионат, искусственный дождь упоминался в числе особенностей новой серии.

Разделение гонки на две части


Гоночная дистанция — это, пожалуй, самый стабильный аспект регламента Формулы-1, который за семь десятков лет был изменен (или, скорее, подкорректирован) лишь дважды. В 1971 году протяженность Гран При была уменьшена с 325—400 км до 300—325 км (точная цифра зависела от длины трассы), а в 1984-м последовало еще одно сокращение — до 305—310 км.

Тем не менее нельзя сказать, что никто не покушается на столь важную традицию. Еще в 2009 году ныне не существующая Ассоциация команд Формулы-1 (FOTA) выступила с инициативой сократить дистанцию до 250 км. То предложение не прошло, но до сих пор многие гоночные эксперты, да и некоторые участники возвращаются к этой цифре. Так что, скорее всего, рано или поздно километраж гонок Ф1 изменится.

Сам Берни Экклстоун на протяжении почти всей эры своего правления был ярым противником подобных инициатив и лишь незадолго до ухода со своей должности изменил точку зрения. Можно сказать, его «осенило» на Гран При Бразилии 2016 года, когда из-за сильного дождя гонка оказалась разделена на две части красными флагами.

«В современном мире людям все сложнее постоянно сохранять концентрацию на одном событии. Неудивительно, что многие организаторы внедряют схемы, при которых соревнования разбиваются на короткие отрезки, — сказал Экклстоун в ноябре 2016 года. — В перерыве между двумя гонками продолжительностью по 40 минут пилоты могли бы давать интервью, а механики — работать над машинами. Это понравится и командам, и болельщикам, и телевидению, и спонсорам».

Фактически Берни предложил формат гонок кузовного чемпионата WTCC с перерывом, называемым repair time. Но довести идею до широких масс он не успел: через два месяца в Формулу-1 пришли новые владельцы.

Грид-бойз

Отказ Liberty Media от грид-гёрлз — решение весьма спорное и не совсем понятное. Можно винить нового исполнительного директора Формулы-1 Чейза Кэри и его соратников Шона Братчеса и Росса Брауна в том, что они пошли на поводу у феминисток, взявшихся отстаивать права девушек, которым нравилась их работа на этапах чемпионата мира. Но, по крайней мере, в Liberty не стали наступать на грабли, на которые со всего разбегу прыгнул Берни Экклстоун в 2016-м, когда на двух Гран При таблички с номерами пилотов держали модели-мужчины. 

«Почему я, подъезжая на стартовую решетку, должен смотреть на какого-нибудь Дейва или Джорджа?» — негодовал четырехкратный чемпион мира Себастьян Феттель. 

И если в Монако это было решением президента местного Автомобильного клуба Мишеля Боери, то в конце сезона в Бразилии представители сильного пола вышли на стартовое поле вместе с девушками уже по инициативе Фабины Флози, жены Берни. «Я не выступаю за демократию, — прокомментировал тогда Экклстоун. — Но здорово, что на стартовой решетке будут как девушки, так и парни». 

Правильно ли сделали в Liberty Media, решив заменить девушек детьми, — это другой вопрос, заслуживающий отдельного внимания. Скажем спасибо новым владельцам Формулы-1 хотя бы за то, что они не стали продолжать дело, начатое Берни…

Рекомендованные статьи