Riley Kestrel Saloon 1935 года в рассказе Андрея Хрисанфова

Фото: Шон Дагэн, Hyman Ltd.

«Наш Kestrel везде поспел!» — под таким слоганом, наверное, эта английская модель продвигалась бы на нашем рынке. Только во времена, когда автомобили эти выпускались серийно, не было еще у нас никакого рынка и быть не могло.

Занимательная орнитология в британском духе: «синица» по-английски будет «tit», а «чижик», соответственно, — «siskin». Но вот «kestrel» — это по-нашему «пустельга»: птица хищная, быстрокрылая и остроглазая, один из подвидов сокола, гроза воробьев и мышей-полевок. «Неплохое название для быстроходного автомобиля» — так, наверное, рассуждали в английской автостроительной фирме Riley, когда выводили на рынок полуторалитровую закрытую модель. У них уже были машины со звучными именами: и Brooklands по названию известной на всю страну гоночной трассы, и Stelvio в честь альпийского горного перевала с отчетливо спортивными коннотациями, и даже Ascot по ассоциации с престижным ипподромом, который с незапамятных пор находится под патронажем британской короны. Но все это были машины либо открытые, туристического типа, либо закрытые, но тоже выполненные в спортивном духе и с двумя дверями. А теперь предполагалось дополнить полуторалитровую линейку еще и четырехдверной моделью. Она-то и получила «птичье» имя.

Марку Riley изначально носили велосипеды; первые моторизованные экипажи под этим брендом появились в 1898 году и ходили на французских двигателях фирмы De Dion Bouton — совершенно обычное дело по тем временам, машин с такими моторами выпускалось великое множество по всему Старому Свету. Впрочем, уже к 1903 году предприятие наладило выпуск собственных силовых агрегатов и от сторонних закупок отказалось.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан