Читатели — о краш-тесте Весты SW Cross, дрифте на Жигулях, тестах летних шин и другом

Читатели — о краш-тесте Весты SW Cross, дрифте на Жигулях, тестах летних шин и другом
Письма | АР №6 2018

Балл в пользу АвтоВАЗа?

Прочитал статью Юрия Ветрова про краш-тест универсала Лада Веста SW Cross и задался двумя вопросами. Почему грудная клетка водителя на рисунке, который иллюстрирует возможные повреждения седоков, закрашена желтым? Ведь, согласно приведенной тут же таблице, сжатие грудины превысило порог зеленой зоны 22 мм только у пассажира. Ну а вторая непонятка касается начисления дополнительного балла седану Лада Веста — за то, что вазовцы спустя почти два года после краш-теста предоставили вам положительные результаты испытаний на травмобезопасность передней панели. Но где гарантия того, что у машин других марок, которые вы разбили раньше, отсутствует knee mapping, то есть заводская декларация о том, что там тоже ничто не угрожает коленным суставам водителя? Смахивает на протекцию отечественному производителю, ведь, по идее, в таком случае надо пересчитывать баллы у всех машин.

Александр Матросов, г. Жуковский

Юрий Ветров: Грудная клетка водителя на схеме окрашена желтым потому, что штраф за потерю структурной целостности кузова применяется именно для этой области. Минус один балл — и за ­безопасность груди водителя Веста SW Cross получила три балла из четырех. Это соответствует желтому, достаточному уровню защиты.

В отношении баллов за knee mapping мы следуем духу и букве правил. Если производитель предоставляет протоколы испытаний, а конструкция передней панели и рулевой колонки соответствует тому, что было на разбитом нами автомобиле, мы обязаны принять эти результаты в зачет. Хотя вряд ли, например, Volkswagen сейчас раскошелится на тесты knee mapping калужского Polo, когда в Европе уже появился хэтчбек нового поколения, да и российский седан ждать осталось недолго.

«Я ваш город боком ехал...»

Статью «Жигули с заваркой» Владимира Мельникова, испытавшего машины для зимнего дрифта, я ­изучал с особым вниманием. Ведь эта тема мне, как участнику трековых гонок с 1978 по 1986 год, очень близка. Чтобы валить на Жигулях боком на ипподроме, я уже в начале 80-х применял все эти хитрости: большой выворот колес, кастор более восьми градусов, ­короткие рулевые сошки (сварка была запрещена, и потому их просто гнули), нулевой угол Аккермана, блокировку дифференциала и так далее. Естественно, в ледяном вираже на треке нужно было ехать не только боком, но и как можно быстрее. Почти как в дрифте, однако с разгоном из поворота, а это сложнее. И что подвеска должна быть мягкая, подмечено тоже верно. Даже стабилизатор тогда с машин снимали, а если техкомиссия придиралась, я ставил легкий титановый — «для мебели».
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи