Константин Сорокин поучаствовал в показательном угон-шоу, попробовав затеряться на питерских улицах

Константин Сорокин поучаствовал в показательном угон-шоу, попробовав затеряться на питерских улицах
Угон-шоу | АР №8 2011
Фото: Константин Сорокин | компания Цезарь Сателлит

Мероприятие, организованное компанией Цезарь Сателлит в Санкт-Петербурге, я пропустить не мог! Впервые за десять лет провайдер спутниковой охранной системы (СОС), под опекой которой находится около 70 тысяч автомобилей, пригласил журналистов в свой центр мониторинга, чтобы устроить показательное угон-шоу с демонстрацией новейших технологий поиска. Но и я прилетел из Москвы не с пустыми руками. Напросился в «угоняемый» автомобиль и попробовал затеряться на питерских улицах...

Центр мониторинга - это мозг спутниковой охранной системы, режимный объект, к которому журналистов раньше не подпускали на выстрел. Здесь разрабатывают технологии установки абонентского оборудования, здесь заботятся об информационной безопасности, и именно этот центр, когда возникают тревожные ситуации, отвечает за всю антикриминальную логистику, начиная от общения с владельцем автомобиля и заканчивая управлением собственной службой реагирования. Такие структуры стали появляться в России в конце девяностых годов на волне развития прикладных GSM-технологий, причем компания Цезарь Сателлит стала не только первым официальным провайдером «космически-телефонных» услуг, но и первым оператором, заключившим договор о сотрудничестве с ГУВД Москвы. В качестве абонентского оборудования клиентам тогда предлагали простой симбиоз навигационного приемника и телефонного модуля, с помощью которого можно было вычислять координаты автомобиля и передавать их в диспетчерский центр. Сотовое покрытие было «дырявым», GPS-приемники «глуховатыми», зато амбиции провайдеров и цены на оборудование - просто космическими. Тандем GPS/GSM, который преподносился как антикриминальная панацея, могли себе позволить только люди с очень хорошими доходами (сегодня комплект оборудования стоит от 20 тысяч рублей).

В подразделениях морской пехоты США на должности шифровальщиков служили индейцы племени навахо, умеющие разговаривать на особом языке словесных кодов. В центре мониторинга компании Цезарь Сателлит тоже есть свои code talkers — специально обученные операторы, которые общаются с клиентами. Настоящие индейцы!
Наблюдение за подконтрольными автомобилями производится по сквозному принципу: питерские и московские операторы могут «видеть» автомобили в соседних регионах. Каждая машина имеет свой уровень криминального риска
0 / 0

На волне развития прикладных GPS/GSM-технологий на рынке появлялись самые разные изделия. Это — одно из самых курьезных!

Сколько всего автомобилей оборудовано спутниковыми охранными системами, сказать сложно. Главным образом потому, что значительная часть старых абонентов превратилась в мертвые души, перестав платить за услуги, а их машины сменили нескольких владельцев. Из полутора десятков провайдеров осталось всего шесть, причем далеко не все из них готовы на откровенные разговоры с прессой. Почему? Специфика. Главное табу - технические и технологические наработки, связанные с конфигурацией абонентского комплекта и особенностями его установки. В этом смысле я поддерживаю разработчиков и считаю, что экскурсия в установочный центр Цезарь Сателлит, которую нам устроили в Санкт-Петербурге, а также демонстрация некоторого оборудования были лишними. Алгоритмы взаимодействия с клиентами и особый язык, на котором разговаривают операторы call-центра, я бы тоже не афишировал, тем более что навыки code talking нередко используются в ситуациях, когда на карте стоит жизнь человека.

Могу понять и замалчивание политически неудобных тем. В частности, ужасающей статистики «угонов в погонах», ведь на крючок спутниковых охранных систем пойман не один десяток милицейских «оборотней». Словом, причины, по которым компания Цезарь Сателлит окружила свою деятельность информационным вакуумом, мне ясны. Но...

Алгоритмическим код-граббером отключаем сигнализацию, меняем блок управления двигателем на аналогичный — с «прошитым» иммобилайзером и, провернув сердцевину замка отверткой, заводим двигатель
Алгоритмическим код-граббером отключаем сигнализацию, меняем блок управления двигателем на аналогичный — с «прошитым» иммобилайзером и, провернув сердцевину замка отверткой, заводим двигатель
0 / 0

Операторы СОС - едва ли не единственные структуры, имеющие доступ к хитрой электронной аппаратуре, которой пользуются угонщики. Так поделитесь же информацией о своих трофеях! Покажите блок для программного (без ключа и штатного иммобилайзера) запуска двигателя автомобиля BMW X6 (я видел только видеоролик, а натурный эксперимент, насколько я знаю, проходил год назад на закрытой демонстрации при участии представителей ГУВД Москвы), продемонстрируйте, как из кармана гуляющего по супермаркету «лоха» на его машину транслируется сигнал-идентификатор системы keyless entry. И не бойтесь конфликтов с автопроизводителями - я же не боюсь конфликтовать с вами, мешая вам искать «угнанный» автомобиль!

Начинаем? Мазду 6 специалист Цезаря завел за полторы минуты. Снял обойму замка зажигания, заменил блок управления двигателя на «технологический», с заранее «прошитым» иммобилайзером, отверткой провернул контактную группу - и растворился за спинами присутствующих. Теперь машину надо перегнать в «отстойник», причем займется этим ничего не подозревающая девушка. (Наша «перегонщица» действительно не была посвящена в суть эксперимента. Иначе наверняка бы отказалась!) На правое переднее сиденье садится сотрудник службы реагирования Цезаря Андрей Панчук, а я прыгаю назад.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Вы можете использовать деморежим подписки: просто зарегистрируйтесь на сайте — и вам будут доступны 3 просмотра платных статей

Рекомендованные статьи