История болезни русской автомобильной журналистики. Часть третья

История болезни русской автомобильной журналистики. Часть третья
Прямоток | АР №16 2019
Фото: иллюстрации из архивов автомобильных изданий

В августе 1991 года в Москве произошел государственный переворот, с которого началось Новейшее время в российской истории. И тогда же в газете «Авторевю» под рубрикой «АР-тест» вышел материал об испытаниях автомобиля Saab 9000CS, знаменуя собой старт постсоветской автожурналистики. Как прошли эти почти что тридцать лет — и что дальше?

Пора признаться — мучить читателей мыльной оперой про автопрессу в мои планы не входило. История болезни должна была уместиться в одну-единственную статью и завершиться печальным диагнозом. А может, некрологом. Ведь раз со всех сторон только и слышно, что раньше автомобили были быстрее, типографская краска чернее, а журналисты честнее, то нужно просто взять подшивку старых номеров, открыть статьи, от которых стопроцентно «вставляло», — и понять, что же сегодня не так с колесами и с перьями.

Этим я и занялся в начале весны. Залез в редакционный архив, потом в подшивки других изданий, нашел «золотой запас» прессы в маминой квартире, изъял сокровища у друзей... На моем рабочем столе не осталось ни дюйма свободного места, но я понял только то, что явления 90-х и 2000-х нельзя описать, не заглянув в 80-е. Однако как быть с довоенной автопрессой? А с дореволюционной?

Словом, фронт работ растянулся примерно на сто лет. Вот так вместо одного материала получилось две части (первая, вторая), которые, признаюсь, были лишь присказкой к этой. Потому что самое интересное началось именно в 90-х.

Летом 1990 года Верховный Совет принял новый закон о печати, который разрешил создавать частные СМИ, положив конец советской цензуре. И понеслась. Общее количество бумажных изданий сразу подскочило почти в два раза, но печатью дело не ограничивалось: радио «Эхо Москвы» и «Европа Плюс», телекомпании ВГТРК и ВИД стартовали именно в девяностом. И как раз тогда, осенью 90-го, наш главред ­Михаил Подорожанский начал готовить первый номер газеты «Авторевю», которая сперва выступала приложением к изданию «Деловой мир». Примерно тем же был занят и репортер «Труда» Сергей Снегирев, который решил, что пришла пора запускать собственный бизнес, — и придумал газету «Клаксон», призванную поведать советским мужчинам, как они будут жить, если заработают на автомобиль. Параллельно многотиражка «Московский автотранспортник» превращалась в газету «Авто», а в редакции «За рулем» возник дочерний журнал «Автомотоспорт».

Я на полном серьезе собирался продолжать в том же духе — кратко изложить историю появления наших главных автомобильных изданий, пересказать былины о том, как журналистами стали заводские испытатели АЗЛК Александр Диваков и Сергей Воскресенский, как издательский дом «Коммерсантъ» сначала придумал самый стильный автомобильный глянец под вывеской «Автопилот», но вскоре разругался со всей его командой... Затем я думал выписать самые яркие цитаты и разложить на молекулы почерк каждого издания. Расставить оценки современным сайтам и блогерам. В общем, должна была получиться диагностическая карта нашей автожурналистики.

На этом фото из середины 90-х встретились представители (слева направо) Николай Щербаков из журнала «Автомобильный транспорт», Михаил Теплов из журнала «За рулем», главный редактор газеты «Авто» Валерий Симонян и главный редактор «Авторевю» Михаил Подорожанский. Кстати, напрямую из ЗР в АР пришел Константин Сорокин, а из газеты «Авто» — Андрей Хрисанфов и Федор Лапшин

Но вы ее здесь не найдете. Не в этот раз. Байки лучше меня расскажут сами герои тех историй, с фактами поможет Википедия, золотые строки многие и так помнят наизусть, а оценки я оставлю историкам. У меня же пусть будет не аналитика, а рефлексия. История от первого лица — но с двух точек зрения. Ведь из последних 26 лет я двенадцать прожил как читатель автомобильной прессы, а еще четырнадцать — как ее писатель.

Глазами читателя: продуктовый журнализм

Автомобильный журнал я впервые открыл зимой 1994 года. Мама плохо разбиралась в теме, поэтому выписала для нас с братом почти все доступные издания сразу — «Авторевю», «Клаксон» и «Автопилот». На «За рулем» подписаться вроде бы не получилось, а единственное, что я отчетливо запомнил из того времени, — январская авторевюшная обложка. На ней был краш-тест Volvo — разбитый об стену универсал модели 850! Фары вдребезги, капот в гармошку. Такого я прежде не видел ни в жизни, ни в газетах, ни по телевизору. Хотите верьте, хотите нет, но это было примерно как первый секс. В том хорошем смысле, что хотелось еще.
Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас
Подписка на месяц
229
Подписка на год
27481590
я уже подписан

Рекомендованные статьи