Крутое пике Уильямса. Как команда Сироткина оказалась на последнем месте в Формуле-1

Крутое пике Уильямса. Как команда Сироткина оказалась на последнем месте в Формуле-1
Автоспорт | 8 мая 2018
Фото: команда Williams

Команда Williams стала главным разочарованием начала сезона-2018 в Формуле-1. Вплоть до сумасшедшей гонки на улицах Баку на счету подопечных Фрэнка Уильямса не было ни одного очка, а лучшим достижением в квалификациях и в гонках оставалось 14-е место. На Гран При Азербайджана пилотам удалось немного подправить эту статистику, но до выхода из кризиса еще очень далеко. Что не так? И почему команда, которая еще два года назад защищала третье место в Кубке конструкторов, оказалась на самом дне турнирной таблицы?

Даешь молодежь!

Зимой боссам Уильямса крепко досталось от публики за смелое решение пригласить в пару к «зеленому» Лэнсу Строллу абсолютного дебютанта Сергея Сироткина, за плечами которого до старта в Мельбурне было всего семь пятничных тренировок за рулем машин Sauber и Renault. «Они поставили на первое место деньги. К сожалению, этого мало, чтобы успешно провести сезон», — раскритиковал свою бывшую команду отставник Фелипе Масса, место которого как раз занял российский гонщик.

С одной стороны, критика не была лишена смысла: после отказа от услуг бразильского ветерана по среднему возрасту пилотов команда Williams за одну зиму опустилась с третьей строчки на последнюю в Формуле-1 (с 27,5 до 20,5 года), а по количеству Гран При на счету своих подопечных откатилась с четвертого места на предпоследнее (с 292 до двадцати стартов). Согласитесь, впечатляющее обновление показателей боевого состава, которое, конечно, аукнулось бы коллективу в той или иной степени даже при наличии достойной машины.

Однако характер проблем команды Williams таков, что ни опытнейший Фелипе Масса, ни рвущийся обратно на гоночную трассу поляк Роберт Кубица не вытащили бы коллектив из последних рядов. «Все говорят о нехватке опыта и фидбэка. Но за годы выступлений в автоспорте я понял, что качество обратной связи и понимание работы машины не зависят от опыта. Важно лишь то, насколько ты оперативно и точно предоставляешь информацию инженерам», — считает Сергей Сироткин.

В трех первых квалификациях сезона-2018 бело-синие оказались единственными, кто не смог прибавить по сравнению с прошлым годом, причем они проиграли самим себе годичной давности в среднем 1,34 секунды! Спору нет, Масса в прошлом году в среднем был быстрее Стролла на 0,7 секунды, а Сироткин сейчас едет примерно в одном темпе с канадцем. Но даже если учесть это обстоятельство, все равно проигрыш прошлогодним временам был бы ощутимым. А в Бахрейне, низшей точке для команды Williams на старте сезона-2018, Масса не вышел бы из первого сегмента, даже если бы проехал быстрее Сироткина и Стролла на секунду — таким огромным было отставание от топ-15. «Проблемы никак не связаны с молодыми пилотами. Мы построили машину, которая не работает должным образом или работает не так, как мы рассчитывали», — объяснил природу неудач глава технического штаба команды Пэдди Лоу.

Все дело — в аэродинамике?

Разработка машины Формулы-1 с нуля при стабильном техническом регламенте — это всегда очень амбициозный и в то же время непредсказуемый по своим последствиям шаг. В случае успеха переход на новый технический базис может позволить команде совершить большой рывок вперед, а при провале, наоборот, гарантированно отбросит далеко назад. С командой Williams, как и с коллективом McLaren пятью годами ранее, произошло именно второе.

Не секрет, что на машину FW41 в Гроуве возлагали большие надежды. Как-никак это был первый полноценный проект команды под руководством нового технического директора Пэдди Лоу, в начале 2017 года перебравшегося из чемпионского Мерседеса в Williams. «Коллектив избрал иную концепцию аэродинамики, выбрав ряд новых направлений развития, которым не следовал прежде», — заявил британский инженер на лондонской презентации в феврале.

В смене концепции и выборе новых направлений развития на самом деле был смысл. Эффективность аэродинамики и уровень прижимной силы в последние сезоны являлись слабым местом болидов Williams. Особенно это было заметно на извилистых и требовательных к прижимной силе трассах наподобие Монако и Венгрии, где с 2015 года гонщики команды набрали суммарно всего-навсего пять очков. Новая агрессивная и рискованная философия, близкая к Мерседесу и Ferrari, была рассчитана как раз на то, что машина станет более универсальной и позволит коллективу остановить медленную, но верную потерю позиций в чемпионате. Однако вышло все ровным счетом наоборот: команда Williams разом провалилась с пятого на последнее место.

Еще на предсезонных тестах в Барселоне гонщики жаловались на нестабильное поведение машины в поворотах. А после двух первых этапов сезона выяснилось, что FW41 не хватает также сцепления с трассой, прижимной силы, баланса и скорости в целом, да и с поддержанием рабочей температуры шин постоянные проблемы. «Мы не гоняемся, мы просто выживаем, стараясь доехать до финиша. Сложно сказать, что именно не так. Это комплексная проблема», — сказал расстроенный Лэнс Стролл в Мельбурне.

В Гроуве с большой неохотой говорят о том, в чем корень проблем. Но, в принципе, загадки никакой нет: бывший мерседесовец Пэдди Лоу и экс-глава отдела аэродинамики Ferrari Дирк ди Бир попытались реализовать в концепции FW41 инженерные решения своих предыдущих команд. Недаром еще после презентации болидов мы называли новую машину Williams симбиозом Мерседеса и Ferrari. Беда в том, что заимствованные у лидеров чемпионата аэродинамические идеи на FW41, увы, пока не работают.

Беда не приходит одна

Очевидно, что на предсезонных тестах Уильямсу не удалось подобрать ключ к новой аэродинамический концепции, и чемпионат пришлось начинать вслепую. Вдобавок к этому на стартовом этапе в Австралии выяснилось, что система охлаждения с поджарыми боковыми понтонами и компактным расположением радиаторов не справляется с работой в слишком теплую погоду. Если на тестах в Барселоне при температуре 10—15 градусов все было более-менее нормально, то при 30-градусной жаре в Австралии уже на второй пятничной тренировке Лэнс Стролл остановился на трассе из-за перегрева мотора. В воскресенье канадец почти всю дистанцию ехал с ограниченной мощностью, а Сергей Сироткин сошел в самом начале гонки после возгорания задней части машины, ставшего следствием перегрева из-за попадания пакета в воздухозаборник тормозов. Тогда, наверное, первый и единственный раз из стана команды раздалось заявление о серьезных трудностях с температурным режимом. «У нас очень, очень большие проблемы с перегревом!» — пожаловался Стролл после финиша Гран При Австралии.

Неважно, скопировали ли в Уильямсе концепцию системы охлаждения болида Mercedes, как об этом писала немецкая пресса, или нет. Факт в том, что технический штаб в Гроуве допустил серьезный просчет при проектировании. В результате инженеры были вынуждены в срочном порядке искать дополнительные места для отвода тепла и менять размер выходных отверстий в понтонах. Такие экстренные меры оказали негативное влияние на аэродинамику болида, эффективность которой и так была невысока. Особенно это оказалось заметно на Гран При Бахрейна, где команда Williams старалась добиться эффективного охлаждения за счет максимального «раскрытия» машины, которое абсолютно не сочеталось с агрессивной концепцией FW41. Неслучайно именно этап в Сахире стал худшим для команды на старте сезона как в плане поведения машины, так и в отношении результатов: в квалификации Сироткин и Стролл оказались 18-м и 20-м, а в гонке стали 15-м и 14-м среди 17 финишировавших. «Мы сделали шаг назад. В квалификации я проехал на 0,4 секунды медленнее, чем в прошлом году. Это просто шок!» — сказал Лэнс в Бахрейне.

В более прохладных условиях Шанхая и Баку, где не пришлось так сильно модифицировать аэродинамику, болиды Williams выглядели на порядок лучше. Это хорошая и плохая новость одновременно. Радует, что не все так безнадежно. При этом понятно, что за один раз проблемы с охлаждением, которые требуют серьезного изменения конструкции машины, не решить — и потому в ближайших гонках команде придется идти на компромиссы.

Что такое хорошо и что такое плохо

Выступление бело-синих на Гран При Азербайджана было довольно неоднозначным. В квалификации Лэнс Стролл и Сергей Сироткин впервые вместе прошли во второй сегмент, показав 11-е и 12-е время. А в гонке они оба теоретически могли бы заработать очки, если бы не авария россиянина на первом круге. Несомненно, по сравнению с Мельбурном и Сахиром, такая форма машины стала большим шагом вперед. С другой стороны, на трассе в Баку оказалось не так много неудобных для FW41 поворотов, фактор аэродинамики не был таким значимым, как, скажем, в Шанхае, а по ходу уик-энда была относительно прохладная погода. К тому же сильный ветер, особенно в день гонки, уравнял нервное поведение машины Williams с поведением остальных.

Но, безусловно, главный залог успеха Williams в Баку — хаос на трассе как в квалификации, так и в гонке. Где были бы в первом сегменте Стролл и Сироткин, если бы чудом разминувшиеся гонщики Toro Rosso Пьер Гасли и Брендон Хартли не самоустранились, а Ромен Грожан избежал технических проблем? Заняли бы, наверное, привычные 17-е и 18-е места, учитывая, что прошли дальше они на грани, став 14-м и 15-м. Да и в гонке Лэнс финишировал восьмым при сходе пятерых пилотов из более быстрых команд. «Мы не питаем иллюзий и понимаем, что не добились слишком большого прогресса», — подтвердил Пэдди Лоу.

Как это ни грустно признавать, но на этой неделе в Барселоне Williams снова окажется далеко от первой десятки. К тому же универсальная испанская трасса традиционно считается лакмусовой бумажкой эффективности машины. А это значит, что на каталонском кольце все недостатки шасси FW41 проявятся наиболее четко.

Когда ждать результатов от Уильямса?

«Как только мы все исправим, машина начнет работать. По крайней мере, мы на это надеемся. Когда? После того, как получим все обновления… Через 15 недель», — такой нерадужный прогноз дал Сергей Сироткин перед началом гоночного уик-энда в Азербайджане.

При нынешнем календаре чемпионата это очень долгий срок, за который пройдет еще восемь гонок. Получается, раньше выхода с летних каникул в конце августа Williams вряд ли сможет на многое рассчитывать. «Учитывая, сколько очков мы теряем сейчас, это куда лучше, чем маленькими шагами двигаться вперед и быть то 11—12-ми, то потом снова шестнадцатыми», — пояснил российский гонщик, также отметив, что новинки на FW41 будут появляться постепенно.

Одна загвоздка: прямые соперники команды Williams — McLaren, Renault, Force India, Haas, Toro Rosso и даже Sauber — тоже не стоят на месте, и к Спа большинство из них сделает большой шаг вперед. К тому же у этих коллективов нет фундаментальных проблем с шасси и им не придется отвлекаться от естественной программы модернизации, тогда как в Гроуве пока будут заниматься только исправлением просчетов. Окажется ли этого достаточно и не отстанет ли команда российского гонщика на те же 15 недель от соперников в плане технических обновок? Будем, конечно, надеяться на лучшее. Но не удивлюсь, если после Гран При Бельгии руководство коллектива Williams заявит о том, что этот сезон потерян и технический штаб полностью переключился на работу над машиной 2019 года…

 

Рекомендованные статьи